Нравственная сила (Новиков-Прибой)

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Боевые традиции русских моряков
автор Алексей Силыч Новиков-Прибой (1877—1944)
Опубл.: 1942[1]. Источник: e-libra.ru


История мировых войн полна красноречивых примеров и неоспоримых свидетельств того, что все величайшие победы на свете всегда одерживались нравственно сильными народами. Только сила и крепость воинского духа делают непобедимыми армии народов.

Во всех странах широко популярны имена наших полководцев, словом и делом учивших искусству войны, как высочайшей форме проявления нравственной силы рядового солдата. Таковы были Александр Невский, Дмитрий Донской, Петр I и Александр Суворов; немеркнущей славой покрыли себя Кутузов, Фрунзе, Чапаев и многие другие великие русские полководцы.

Но что такое нравственная сила?

Французский теоретик Мельяр в своем труде «Элементы войны» определяет ее так:

«Есть сила, старая, как мир, и тем не менее вечно юная — сила более страшная, чем пушка и ружье, способная к порождению всевозможных сюрпризов, ибо она мгновенно созидает неожиданные средства для действия, чрезвычайно разнообразные и в то же время удивительно соответствующие обстановке. Это сила нравственная — равнодействующая трех сил: разума, который решает, вели, которая исполняет, и мужества, которое презирает смерть. Разлившись в массах, эта сила возбуждает, одушевляет их и делает способными к принесению величайших жертв для победы…»

Эта великая сила разума, воли и мужества в русском народе проявляется с самого начала его государственного бытия. Она спасала его от многочисленных кочевников в первые годы истории. Она сбросила с народа иго монгольского владычества. Она создала и объединила страну, раскинувшуюся от льдов Арктики до субтропиков и от Балтики до просторов Великого океана.

*  *  *

На заре существования русского флота, 27 июля 1714 года, русские моряки атаковали у полуострова Гангут сильнейший шведский флот. Окрыленные волею к победе, которая была нужна для спасения молодой северной столицы, моряки разбили врага. Флагманский корабль противника попал в плен. В историю нашего флота были вписаны первые блестящие страницы о доблести русских моряков. Победа эта является яркой иллюстрацией нравственной силы русских моряков, ибо материально наши гребные галерные суда были тогда намного слабее неприятельских хорошо оснащенных линейных кораблей. Эта победа была вырвана необыкновенной самоотверженностью героев.

Наш знаменитый флотоводец Ушаков участвовал в пятидесяти трех боевых кампаниях. Из них в сорока трех он командовал сам и, как и его современник гениальный полководец Суворов, ни одного сражения не проиграл.

Морские воды в своих глубинах до сих пор хранят остовы неприятельских судов, разгромленных и пущенных им ко дну. Успехи наших моряков в этих сражениях объясняются не только тем, что ими руководил гениальный новатор в тактике морского боя. У него было еще одно достоинство: он умел воспитать в своих подчиненных глубокую преданность родине и волю к победе, невзирая на превосходство сил противника.

Война на Дальнем Востоке была самой непопулярной среди широких слоев русского народа. На нее смотрели, как на авантюру царского правительства. В особенности это сказалось, когда была послана к берегам Японии вторая эскадра. Мы, участники Цусимского боя, хорошо знали, что она собой представляла. Собранная из разнотипных кораблей, включительно до броненосцев береговой обороны, тихоходная, необученная, с плохой организацией службы, с бездарным командованием, — она заранее была обречена на гибель.

Но эта нескладная армада совершила труднейший поход вокруг Африки и потом сражалась при Цусиме с подлинным героизмом. В Цусимском бою я был свидетелем многих героических подвигов матросов и офицеров.

И за всю многолетнюю историю русского флота личный его состав находился на высоте воинского долга и преданности родине. Всегда во всех боях нашим морякам были свойственны непоколебимая воля к достижению цели, верность присяге, бесстрашие перед более сильным врагом, доблесть, мужество, презрение к смерти, — то есть те качества, из которых слагается нравственная сила.

Вот почему на протяжении двухсот лет наши моряки в двадцати трех крупнейших сражениях одержали двадцать побед. Нравственная сила русского народа ярко проявлялась в боевых успехах и его сухопутных армий.

*  *  *

С самоотверженностью, удивляющей все честное человечество, наши герои сражаются с врагами на суше, на воде, в воздухе и под водой. Шаг за шагом оттесняют они гитлеровские армии, освобождая от них родную землю. И чем дальше, тем сильнее будут эти удары, ибо нет у врага силы, равной этой великой силе.

Нравственную силу в нашем народе питает великая правда. Холодом разума и огнем сердца народ осознал эту правду и решил бороться за нее до конца. С железным напряжением воли он будет, не щадя жизни, выполнять свое решение.

Каждый день мы узнаем о тысячах больших и малых подвигов, творить которые, по меткому выражению шахтера-партизана, «совесть приказывает».

Десятки тысяч честных патриотов, повинуясь приказу своей совести, приходят в военкоматы или присылают свои заявления. Все они обращались и обращаются с одной просьбой, с одним желанием: получить в руки оружие и пойти на врага.

«Пошлите меня на защиту СССР. Больше сердце мое не терпит», — пишет вагоновожатая Татьяна Дмитриевна Тарасевич.

«Прошусь в самый огонь, на передовые позиции. Я уже раз трепал этих захватчиков и еще раз докажу обнаглевшему врагу, как покушаться на нашу родину», — обращается красный партизан Н. Е. Грищенко.

И они, вчера еще мирные граждане, сегодня — бесстрашные бойцы народного ополчения, храбрые партизаны, грозные истребители. Ни пол, ни возраст не мешают людям взяться за оружие.

Митрофану Прохоровичу Артемьеву 60 лет. Он — боец истребительного отряда. Перед отправкой в поход командир отряда сказал ему:

— Вы стары, Митрофан Прохорович. Вам трудно будет в походе.

Артемьев обиделся. Он почтительно, но твердо заявил командиру:

— Мы все здесь однолетки — ровесники Октября. Мы в одно и то же время начали строить новую жизнь. И мы все должны защищать ее. Никому не дано власти лишать меня права защищать родину.

И Митрофан Прохорович не выпустил из рук винтовки, вынося вместе с молодыми все трудности похода. Такие люди, как Тарасевич, Грищенко, Артемьев и сотни тысяч им подобных, не могут быть в стороне от великого общенародного дела. Они не успокоятся, пока не выполнят приказа своей совести.

Бить врага везде, где он появится на нашей территории, — на фронте, в тылу и в оккупированных районах, наносить ему ущерб и уничтожать его материальную силу даже ценой собственной жизни, — таков закон Великой Отечественной войны. И этот закон с честью выполняется всеми — от рядового бойца до генерала.

*  *  *

Две тысячи пятьсот лет назад юноша-римлянин, патриот Муций Сцевола прославил себя и свою родину незабываемым подвигом. Во время вылазки из осажденного Рима он был схвачен и приведен на допрос к самому царю. На угрозу пытки и смерти неустрашимый юноша протянул руку над огнем пылающего жертвенника и сжег ее, не дрогнув ни одним мускулом лица. Не глядя на горящую руку, он говорил царю:

— Царь, люди моей родины не боятся войны. Они не боятся страданий, лишений и смерти. Мы не допустим тебя в наш город Рим. Сегодня триста таких же смелых, как я, юношей поклялись умереть или убить тебя до восхода луны…

Двадцать пять веков славит человечество этот подвиг. В честь героя сложено бесчисленное количество гимнов. О нем говорят, как о замечательном примере проявления великой нравственной силы, как о примере человеческой жертвенности во имя родины.

В русской военной истории были свои еще более яркие и сильные Муции Сцеволы, подвиги которых запечатлены в сердцах народа. Много было подобных примеров, но я остановлюсь на одном, который произошел на моей памяти.

В Ленинграде, на улице Красных зорь, стоит замечательный памятник, изображающий подвиг двух матросов на эскадренном миноносце «Стерегущий». При каких обстоятельствах и как был совершен этот подвиг? 26 февраля 1904 года два наших миноносца — «Решительный» и «Стерегущий» — недалеко от Порт-Артура встретились с отрядом японских миноносцев. На стороне противника была подавляющая сила. А тут еще подоспели его крейсера. Завязался неравный бой. «Решительный», отстреливаясь, ушел в свой порт. Но «Стерегущий» не мог этого сделать — на нем была повреждена машина.

Окруженный противником со всех сторон и осыпаемый градом снарядов, он подвергся страшному разрушению. Казалось, на нем не осталось ни одного живого места, а он все еще продолжал драться. В результате все офицеры погибли, команда тоже почти вся была перебита. Это был уже не живой корабль, а качающийся на волнах труп. Неприятельский миноносец, наконец, приблизившись к «Стерегущему», взял его на буксир. Японцы торжествовали, что им достался такой военный трофей. Но они и не подозревали, что на миноносце остались два живых матроса.

Два патриота никак не могли примириться с тем, чтобы их родной корабль достался противнику. Они спустились в трюм и задраили за собою горловину. Там, внизу, окутанные непроглядным мраком, действуя наощупь, они открыли кингстоны. Никто не знает и никто не расскажет, что эти два человека переживали, когда вода с ревом стала врываться во внутренние помещения миноносца.

Одно только можно сказать: нужно было иметь железные нервы и непоколебимую силу воли, чтобы совершить такой выдающийся подвиг. Ведь с ними не было начальства, и никто не отдавал им приказа топить корабль, жертвуя для этого своими жизнями. Они действовали самостоятельно, находясь под властью лишь одной несокрушимой нравственной силы, присущей верным сынам русского народа. И «Стерегущий», вырванный из рук противника, вместе с двумя неизвестными героями пошел ко дну.

А разве не похожи на юношу-римлянина и этих двух матросов наши славные герои, сражающиеся на полях Великой Отечественной войны? Никогда не умолкнет слава о двадцати восьми гвардейцах из дивизии имени Панфилова, о подвиге капитана Гастелло, о доблести летчика Супруна и потрясающей стойкости комсомолки-партизанки Тани. Движимые нравственной силой, разве не умирают они с такой же непримиримой ненавистью к врагам и с великой всеобъемлющей любовью к родине?

Вот будни фронта.

Баржа за баржой отходят от берега. Эвакуируется ценное имущество. Осталась одна баржа. Ящики с тяжелым грузом заполняли ее нутро. Это были грузы, необходимые для обороны. Баржа казалась брошенной, но на ней был человек, моряк. Он ждал — его баржа была последней на очереди. Скоро должен подойти буксир.

Неподалеку, почти рядом, шел бой. Моряк приготовился к защите. Он приладил пулемет, обложил себя лентами. С берега спускались враги. Они шли тихо — баржа влекла их, но они боялись ее. Когда они подошли совсем близко, застрекотал пулемет в руках моряка. Три фашиста ткнулись в землю, а остальные побежали. Потом они рассыпались и, скрываясь за камнями, начали обстреливать баржу.

Моряк стрелял редко, но точно. После его коротких очередей всегда кто-нибудь падал. Так расстрелял он ленты и взялся за пистолет-пулемет. Враги приближались, а он сыпал по ним очередь за очередью, пока не ударили его по голове (кто-то подплыл сзади, подкрался и ударил).

Когда его допрашивали, он молчал. Ему грозили, но он был верен себе. Он предпочел погибнуть, но не сказать ни слова. Никто не знал и не узнает далее его имени.

*  *  *

Нравственная сила является незыблемой основой нашей Красной Армии и Красного Флота. Именно поэтому с каждым днем растут и крепнут мощные удары по врагу. Это доказывают своим поведением на войне наши герои. Многие из них погибли, но сила, питавшая их, нравственная сила, жива. Она разлита в миллионах сердец и кипит в них мщением к жестокому врагу, вызывая горячую, веру в неизбежную победу над ним.

Никогда еще и никому не удавалось сломить нравственную силу русского народа, притупить ее или обезличить.

Победит эта нравственная сила и теперь.

«Моральное состояние нашей армии, — сказал товарищ Сталин, — выше, чем немецкой, ибо она защищает свою Родину от чужеземных захватчиков и верит в правоту своего дела, тогда как немецкая армия ведёт захватническую войну и грабит чужую страну, не имея возможности поверить хотя бы на минуту в правоту своего гнусного дела»[2].

Примечания[править]

  1. Статья была напечатана в газете «Правда» № 76 (8847) от 17 марта 1942 года. Второй вариант статьи опубликован в журнале «Красноармеец» № 20 за 1943 год.
  2. И. Сталин. О Великой Отечественной войне Советского Союза. Госполитиздат, 1949, стр. 23.


PD-icon.svg Это произведение перешло в общественное достояние.
Произведение написано автором, умершим более семидесяти лет назад, и опубликовано прижизненно, либо посмертно, но с момента публикации также прошло более семидесяти лет.