Обращение к офицерам русского войска, не принимавшим участия в бойне 9 января 1905 года

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Обращение к офицерам русского войска, не принимавшим участия в бойне 9 января 1905 года
Дата создания: 1905 г., опубл.: январь 1905 г. Источник: журнал «Освобождение», 1905 г., № 65. • Обращение к офицерам, принятое на собрании интеллигенции в Вольно-Экономическом Обществе вечером 9 января 1905 года.
 Википроекты: Wikidata-logo.svg Данные


К офицерам русского войска, не принимавшим участия в бойне 9 января 1905 г.


Мы пишем эти строки в ужасный день, который никогда не забудет Россия. Мы пишем под свежим впечатлением только что пролитой крови на многих улицах столицы. Вынужденные оставаться бессильными зрителями, мы всецело захвачены, однако, развертывающейся перед нами трагедией. Наши чувства взволнованны... но наши мысли ясны, и нам понятен глубокий исторический смысл того, что происходит перед нами. Раскрыть этот смысл Вам — таков наш долг, такова сейчас наша задача.

Господа офицеры, в истощенной экономически стране голодовки давно уже сделались хроническими, массы обречены на непосильный труд, на неисходную нужду, на неизбежное вымирание. Насильственно удерживаемое в невежестве население лишено возможности развить свои силы. Личная энергия и народное творчество скованы бюрократической опекой и обессилены всепроникающим произволом. Так дальше жить нельзя. Русскому народу нужен хлеб, нужен свет, нужна свобода. Без этого он не может быть великой нацией. Без этого он не может отстоять даже своего права на существование.

Из трудных обстоятельств, в каких находится страна, есть только один выход — только сам народ может излечить свои недуги и заживить свои глубокие раны. Для этого же Российскому Государству нужен новый основной закон: России нужна конституция. Земские представители и городские думы, русская интеллигенция и русское купечество, учащаяся молодежь и рабочие массы — не только сознали, но формулировали уже эту основную потребность. Охватившее всех чувство так сильно, что его не смогли сдержать никакие преграды. Оно и прорвалось и прорывается, несмотря на все кары. Оно не потухнет, хотя бы его еще много раз старались залить кровью...

Стремление к новым свободным формам неодолимо, ибо без них дальнейшая жизнь невозможна. Этим выходом воспользовались уже все культурные страны. На этом же пути нашла свою силу и та страна, с которой мы безуспешно воюем теперь — Япония.

Только русское правительство не может или не хочет понять того, что требует история. Это близорукое правительство давно бы уже было сметено с исторического пути, если бы русскому народу, опутанному сетями нищеты, невежества и рабства, не были противопоставлены его собственные вооруженные силы.

Да, собственные... Вы учились на средства народа, из народной казны получаете вы свое жалованье. Штыки и ружья, которыми управляете вы, куплены на народные деньги. Вы сами — дети этого народа, и вот вас-то посылают убивать своих сестер и братьев.

Офицеры русского войска! Вдумайтесь в то, что произошло 9 января 1905 года на улицах Петербурга. Доведенные до отчаяния люди — сотни тысяч людей — желали подать царю петицию. Это был мирный акт. Рабочие клялись, что сохранят порядок и прибегнут к силе не иначе, как для самозащиты. Правительство знало, что ничто не угрожает общественной безопасности. Посланная нами депутация в числе 10 человек, в том числе некоторые из подписавшихся, вечером 8-го января была у министра внутренних дел, у его товарища, у председателя Комитета Министров. Депутаты желали осведомить правительство о положении дел, они умоляли и требовали, чтобы было предотвращено кровопролитие.

Но все их усилия оказались тщетными. Генерал-майор Рыдзевский заявил, что правительство не нуждается в наших сведениях и в наших мольбах и убеждениях. Витте сказал, что это дело не его «ведомства» и что он не желает каким-либо вмешательством поставить себя в неловкое положение. Святополк-Мирский, несмотря на все просьбы и даже посредничество Витте, отказался принять депутацию: он-де и без нее все знает, и все распоряжения уже сделаны.

Да, распоряжения были сделаны, и кровь пролилась по расписанию, может быть, даже в тех самых пунктах, где это наметили совещавшиеся накануне сановники. Да и к чему русскому правительству сведения и мнения каких-то статских людей, зачем ему честь, совесть и разум, ведь к его услугам зоркость бесчисленных сыщиков, в его распоряжении все вооруженные силы.

Офицеры русского войска! Вы — люди долга. Вы взяли на себя великую обязанность отдать, если это нужно, даже жизнь свою за отечество. Спросите же вашу совесть: где ваше место, с безумцами ли, всегда готовыми пролить кровь, или с многострадальным народом. В вас живо чувство чести. Прислушайтесь же к ее голосу: где ваше место, с теми ли, кто боится даже принять петицию, или со всею честною и самоотверженною Россией. Если вы — люди чести, то не поднимайте руки на безоружных людей, не берите денег с народа за его кровь, которую вы же прольете. Обратите ваше оружие против врагов народа![1]


Подписано 459 лицами на случайном собрании Вольно-Экономического Общества 9-го января.

Примечания[править]

  1. Первоначальная редакция была: «Снимите ваши мундиры и сложите оружие».


PD-icon.svg Это произведение перешло в общественное достояние.
Произведение написано автором, умершим более семидесяти лет назад, и опубликовано прижизненно, либо посмертно, но с момента публикации также прошло более семидесяти лет.