Описание города Староконстантинова (Зуц)

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Описание города Староконстантинова от начала основания и до наших дней : 1561-1884.
автор Н. И. Зуц
Опубл.: 1884. Источник: Зуц Н. И. Описание города Староконстантинова от начала основания и до наших дней. — Староконстантинов: Типо-Литография С. Аренберга (под упр. И. Шехтмейстера), 1884.
 Википроекты: Wikipedia-logo.png Википедия Wikidata-logo.svg Данные



ОПИСАНИЕ
ГОРОДА
СТАРОКОНСТАНТИНОВА
ОТ НАЧАЛА ОСНОВАНИЯ И ДО НАШИХ ДНЕЙ
(1561—1884).


Составил
45-го пехотного Азовского
ЕГО ИМПЕРАТОРСКОГО ВЫСОЧЕСТВА ВЕЛИКОГО КНЯЗЯ БОРИСА ВЛАДИМИРОВИЧА ПОЛКА
Поручик Н. И. Зуц.


СТАРОКОНСТАНТИНОВ,
Типо-Литография С. Аренберга (под упр. И. Шехтмейстера).
1884

Дозволено цензурою. Киев, 25 мая 1883 года.


ПОСВЯЩАЕТСЯ
Владелице города Староконстантинова,
Княгине Анне Петровне Абамелек.



ПРЕДИСЛОВИЕ.

Предлагаемое описание города Староконстантинова первоначально не предполагалось к печатанию отдельною книгою. Оставшаяся у меня черновая рукопись была прочитана некоторым из местных жителей, которые слух о ней распространили в городе; вследствие чего многими жителями выражено желание приобрести в собственность описание родного города.

Без сомнения, желание это вызвано некоторым интересом содержания самой книги, в особенности историческими сведениями более отдаленной и ближайшей к нам эпох. И действительно, надо признаться, что интерес этих сведений уже сам по себе заслуживает того внимания, с каким отнеслась местная публика к изданной книге, еще до появления ее в печати; хотя и современные сведения о городе не лишены любопытного материала.

Независимо того я должен сказать, что хотя труд мой не носит ничего замечательного или выдающегося, тем не менее всякому известно, что интерес каждой книги, — будь то хотя чисто литературно-художественное произведение, — тем сильнее, если содержание оной относится или изображает предметы и обстановку, отчасти нам знакомые. Многие, вероятно, хорошо сознают, что какой-нибудь единичный эпизод из общественной жизни известного города, давно всем хорошо знакомый, будучи изображен на столбцах газеты, получает какой-то новый, будто нам дотоле неведомый интерес; тогда как не только сущность этого эпизода, но даже самые мелкие детали его всем и каждому хорошо известны.

Причины такого мнимого интереса, по моему мнению, кроются, отчасти, в субъективном взгляде того лица, которое изображает известный факт на бумаге. Свой же, личный взгляд на вещи каждому известен по сумме тех впечатлений, какие он получил при непосредственном ознакомлении с тем фактом. Мысль мою я постараюсь сейчас пояснить примером. Известный роман графа Толстого — «Анна Каренина», помимо своего художественного значения, для Петербургского бомонда имеет громадный интерес еще и потому, что он изображает жизнь той среды: все герои этого романа суть портреты лиц, всем и каждому из большого света известных. То же можно сказать и относительно многих других литературных произведений, имеющих интерес чисто местный.

Да не подумает читатель, что я, приводя доказательства особого интереса, вызываемого описанием предметов, нам уже известных, хочу зтим установить какую-нибудь аналогию по отношению к достоинству моего труда. Напротив, я хочу объяснить интерес, вызванный в местной публике к изданному мною «Описанию города Староконстантинова» не его какими-либо достоинствами, а тем присущим всякому человеку любопытством, ради которого он иногда тратит и время и деньги совершенно, как говорится, напрасно, не извлекая при этом для себя особенной пользы.

Кроме того я должен сказать, что жизнь, положение и условия обстановки известного города, где мы постоянно или очень долго живем, для нас могут казаться хорошо известными только по тем поверхностным и иногда чисто случайным сведениям, какие мы получаем благодаря нашему личному или общественному положению. Так, человек ведущий торговлю, разумеется, лучше другого знаком с торговыми оборотами известной местности; чиновник, общественный деятель, огородник, скотовод, садовод, хлебопашец, табаковод и т. д. знают степень развития или производства той отрасли хозяйства, которая так или иначе соприкасается с их деятельностью, или составляет их преимущественное занятие. Но если мы пожелаем более подробно познакомиться с состоянием какого-либо населенного пункта, то сведения, собранные и составленные по наблюдениям одного какого-нибудь лица, будут весьма не полны и не точны, не взирая ни на какую компетенцию этого лица. Это мы имели возможность проверить, отчасти, на себе, приступая к описанию города Староконстантинова.

Говоря откровенно, первоначально мы даже недоумевали, какое это может быть описание города, если в нем ровно ничего нет, что можно было бы описывать. Грязь, вонь, навоз, да, пожалуй, еще удивление, — как тут могли поселиться люди — и только. Однако, постепенно забирая справки и сведения в разных местах и у разных лиц, явилось возможность составить, если не особенно обширное и обстоятельное, то, во всяком случае, не лишенное некоторого интереса описание города; причем, как может судить и сам читатель, город этот, несмотря на видимую его незначительность, проявляет некоторую деятельность, которая, при поверхностном взгляде, кажется совершенно бесцветною и почти незаметною. Оно и понятно: жизнь и деятельность людей настолько разнообразна и сложна, что, будучи рассматриваема только по внешним признакам, не может дать полного понятия о той гармонии в известных отправлениях, какие вызываются всеми условиями и обстановкою этого общества. Например, мы знаем, что город Староконстантинов грязен до невероятия; но если бы мы поинтересовались ближе познакомиться с причинами такого его состояния, то, пожалуй, окажется, что даже евреи, на которых всякий не прочь взвалить эти причины, будут тут почти ни причем.

Сказанное о проявлении деятельности целого общества одинаково приложимо и к отдельным личностям, его составляющим; так например: в городе Староконстантинове жил когда-то небогатый еврей, Израиль Эпштейн, который впоследствии приобрел себе громадное богатство. Богатство, как известно, такая добродетель, которая скорее всякой другой может стяжать известность и славу человеку, но если мы внимательнее и ближе познакомимся с деятельностью этого Эпштейна, то окажется, что он был не просто богач, а человек, деятельность которого выразилась в обширной к еврейскому обществу благотворительности, не прекратившейся и после его смерти; с именем которого на вечные времена связаны: существование «Одноклассного Еврейского Училища» с прекрасной библиотекой, «Еврейской лечебницы» для бедных евреев и другие виды благотворительности. Таковы подробности, всплывающие наверх при внимательном ознакомлении с известными фактами или явлениями.

В заключение прошу читателей снисходительного отношения в том случае, если некоторые выводы и заключения по иным вопросам, изложенным мною в этой книге, не всегда, быть может, будут сходиться с их личными воззрениями и вкусами. Просьба моя в особенности относится к сынам Израиля, которые очень легко могут впасть в заблуждение, предположив, что я, делая описание города, с еврейским населением по преимуществу, задался или увлекся изображением фактов, будучи под влиянием предубеждений или предрассудков, присущих нашему времени. Таковое мнение тем более не желательно как в интересах справедливости, так и в интересах истины, которая была единственною целью при издании настоящей книги.

В подтверждение справедливости и беспристрастия при изложении описания города Староконстантинова я должен сослаться на то, что труд мой вызван был целью серьезною и вполне бескорыстною.

При составлении источниками служили:

1) Отрывки из «Истории города Староконстантинова» В. Н. Пероговского.

2) Сведения, взятые от лиц, стоящих во главе правительственных и общественных учреждений.

3) Сведения, добытые у местных торговых деятелей.

4) Сведения, добытые опросом компетентных старожилов.

5) Сведения, взятые у лиц интеллигентных.

6) Сведения, добытые личным исследованием и внимательным осмотром местности.

Сведения о пребывании в городе Императора Александра Благословенного в 1818 году, пополнены со слов старожилов — очевидцев.

Н. Зуц.

Староконстантинов,
2-го ноября 1883 года.



Глава I.
Основание города и дальнейшее его развитие; татарские набеги и разорение его; моровые поветрия, голод и пожары в разные эпохи его исторической жизни.

Город Староконстантинов, хотя и называется старым, но он самый новый из городов Волынских. Он основан князем Константином Константиновичем Острожским, воеводою Киевским, маршалом земли Волынской, — именно в 1561 году и назван по имени своего основателя Константиновым, а уже позднее, в 1632 году, Староконстантиновым назван в отличие от Новоконстантинова, местечка Подольской губернии. До 1561 г. на месте Константинова было селище под названием Колыщенцы; это было королевское столовое имение, находившееся во владении земян Лабунских, на основании пожалования короля польского и великого князя Литовского, Александра. Имением этим земянин Ивашко Лабунский пожалован был королем ранее 1506 года.

По смерти Ивана Лабунского, сыновья его, Богуслав и Василий, в 1547 году, разделили между собою имения отца: Василий взял Колыщенцы, Сахновцы и Скалин, а Богуслав — Городище, Гребенин и Лотовку.

29 июня 1560 года, Василий Лабунский, нуждаясь в деньгах, заложил Колыщенцы за 2000 коп грошей литовских, князю Константину Константиновичу Острожскому, который таким образом уже в этом году владел по закладной Василия Лабунского селищем Колыщенцами; а в январе 1561 года князь К. К. Острожский приобрел то селище от Василия Лабунского по купчей крепости за 5000 коп грошей литовских.

Купив Колыщенцы 10-го января 1561 года, князь К. К. Острожский в марте того же года, исходатайствовал у короля польского и великого князя литовского Сигизмунда Августа грамоту на основание в его имении Колыщенцах города. 26 марта 1561 года, в Вильне, король выдал князю Острожскому эту грамоту, получив которую, он начал в том же году строить в Колыщенцах замок*) и закладывать город.

*) Не надо смешивать слово замок с тем понятием, какое мы имеем выше, называя этим именем старый дворец при слиянии р. р. Случи и Икопоти. Замок — это крепость, обнесенная стеною (род палисада из толстых бревен) и валом.

При огромных богатствах князя, воеводы Киевского, город начал быстро застраиваться и заселяться: замок воздвигался и укреплялся: город обводился земляным валом с палисадами; у въезда в город, через мосты на реках Случи и Икопоти и с западной стороны, строились каменные высокие ворота, в роде башен с амбразурами для пушек; в город стекались на жительство: шляхта, крестьяне, евреи; здесь же поселены князем К. К. Острожским и татары на Новом Месте**). В начале XVII века татарских домов было 60; из татар князем составлена была особая дружина.

**) На Новом Месте и поныне есть татарская улица, а также и татарское кладбище.

Одновременно с разрешением князю Острожскому основать в Колыщенцах город, Сигизмунд-Август, по ходатайству князя, дал мещанам Колыщенским грамоту на пользование ими Магдебургским, немецким правом, в силу которого все жители новооснованного города управлялись посредством войтов, бурмистров, советников, урядников и проч.

Между тем тот же самый король, Сигизмунд-Август, давший грамоту князю Острожскому на основание в имении его Колыщенцах города, спустя пять лет после этого, дает жалованную грамоту пану Яну Ходкевичу на имения, купленные князем К. К. О. у Василия Лабунского, а в том числе и на Колыщенцы. В грамоте этой, изданной в 1565 г. 20-го марта, король объявляет всем и каждому, что хотя король польский и великий князь Литовский Александр, дядя его, пожаловал земянину Ивашке Лабунскому имения: Колыщенцы, Гребенин и Сахновцы, но не на праве полной собственности, не на праве вотчинства, а что имения эти находились только во временном владении Лабунского; поэтому дети его, по смерти своего отца, не имели никаких прав на оные, — и, следовательно, не имели права распоряжаться ими. Кроме того, грамота, данная Ивану Лабунскому, не формальная; а так как названные имения принадлежали к числу столовых, господарских имений, право на которые даже ему, королю, открылось только по смерти Ивана Лабунского, а потому он, король-господарь, жалует имения эти, на вечном вотчинном праве, старосте жмудскому, пану Яну Ходкевичу, за важные заслуги его и подвиги в битвах против неприятеля московского.

Таким образом, пожалование королем Александром имений этих Ивану Лабунскому признано незаконным, так как оно дано королем без согласия Сейма*), а продажа Василием Лабунским тех имений князю К. К. Острожскому признана Сигизмундом-Августом и панами также незаконною, так как совершена без королевского согласия.

*) По силе Литовского Статута воля одного Короля и В. К. Литовского недостаточна была для действительности пожалования имением; для этого еще нужно было согласие генерального сейма. Кроме того, продажа имений, пожалованных королем, могла последовать только за королевским согласием.

Что же после этого оставалось делать князю О-му? Селище Колыщенцы, купленное им у Василия Лабунского, пожаловано королем Яну Ходкевичу; а между тем он там уже основал город, начал строить замок оборонный, для защиты от татарских нападений. Неужели ему отказаться от этих имений и понести столько потерь? Не вступать же ему в борьбу с королем польским и Велик. Кн Литовским.

Поэтому только был один исход для князя К. К. Острожского выйти из такого затруднительного положения: войти в миролюбивое соглашение с Ходкевичем, предложить ему за те имения деньги и просить его уступить их ему, князю. По всей вероятности дело это таким способом и уладилось между князем и паном. Князь Острожский уплатил за те имения деньги Ходкевичу, а последний уступил ему свои права на оные, передав князю вместе и жалованную на них грамоту.

Город князя Острожского очень быстро населился и расширился. В 1610 году в Константинове было 845 домов, 4 церкви и Госпиталь для бедных. Город был весь обведен большим земляным валом; ворот въездных каменных в то время было трое; между земляным валом замковым со стороны города и каменной стеной находился канал,*) в который входила вода с одной стороны из реки Случи, а с другой из реки Икопоти.

*) Следы этого канала есть и ныне; он засыпан, и мост, бывший через этот канал, сравнен с землею.

Жители города (кроме шляхты и священников) платили владельцу чинш от места, где был построен дом, по 4 польских злота в год, и давали по мерке овса, по возу сена, а каждые два дома давали ежегодно по 1 гусю и по 1 каплуну; кроме того выставляли подводы для свозки чиншевого овса, сена, и других припасов в то место, куда будет указано их везти. Еврейский кагал должен был при начале и окончании сенокоса и полевых работ давать по 6 спусток водки. Во время ярмарок владелец города брал с каждого воза по 1 грошу и с каждой лавки по 2 гроша.

Город Константинов, едва успевший народиться, не замедлил сделаться ареною татарских хищнических набегов и страшных опустошений.

Волынь очень часто подвергалась нападению крымских хищников-татар. «Эти неверные враги креста святого», уводили на арканах, как лошадей, целые тысячи, а иногда и десятки тысяч пленников в Крым. Народ с горестью смотрел на пепелища своих жилищ и истощался, платя за выкуп из плена сыновей, жен, детей, родных. В одно только царствование Сигизмунда III, короля польского, татары двенадцать раз нападали на Польшу и опустошали ее.

А Константинов, к его несчастию, лежал на так называвшемся черном шляху, то есть на дороге, по которой дикие орды крымских татар, как черные тучи врывались в глубь края давней Речи Посполитой. Он не раз был театром сцен богатырских и ужасных. В царствование Сигизмунда III и в позднейшее время Константинов не раз испытывал на себе ужасные наезды крымцев. Так в 1593 г., в то время, когда король уезжал в Швецию, пришло известие, что татары ворвались на Волынь. Показывая вид, что будто идут на Московское Государство, они обманули передовую стражу, разбили войско польское, разорили огнем и мечем много городов и селений и много народа увели с собою в неволю; тогда татарами разрушен и сожжен Константинов, и ближайшие к нему селения понесли ту же участь. Во внимание к этому бедствию король освободил пострадавшие имения князя Острожского от платежа податей и повинностей.

Спусти два года после этого нашествия, Константинов, был вновь опустошен и разорен татарами; народ пришел в крайнюю бедность и не в состоянии был платить податей, почему король вновь освободил имения князя Острожского от всяких повинностей.

В 1617 году, — когда еще дымились пожарища от набегов татарских на города Волыни и Подолии в холодную зиму 1616 года, — татары вновь напали на Волынь, грабили и жгли города и села; никто не ставил им отпора, так как на границе не было никакого войска; 73 селения, принадлежащие князю К. К. О-му, и преимущественно город Константинов, были сожжены и опустошены татарами; многие жители уведены пленными в Крым.

В следующем 1618 году Волынь опять страшно пострадала от татар. Хан Девлет-Гирей привел с собою более 20,000 татар и в это нашествие ими был опустошен весь нынешний С. Константиновский и Заславский уезды. Взяв 30,000 пленных и огромную добычу, татары, не тронутые никем, ушли восвояси.

Летом 1624 года 30,000 татар ворвались на Волынь, — это было ужасное нашествие: они грабили, убивала и жгли все, что ни встречали на своем пути; не было кому защищать безоружных, несчастных жителей Волыни и наказать разбойников и грабителей. Когда они уже уходили домой с добычею и пленными, их догнал Гетман Конецпольский, часть их разбил, а остальные разбежались и ушли. Константинов был окончательно сожжен и ограблен.

Во время войн Богдана Хмельницкого в 1648 г., Константинов, имея хорошо укрепленный замок и сильный гарнизон, под предводительством Петра Коссаковского и Яна Грохольского, был местом, под стенами которого князь Иеремия Вишневецкий и Самуил Осинский, 25 июня, одержали над 60,000 казацким войском победу. Но несмотря на это и на новую победу, под с. Россоловцами (в 12 верстах от города), одержанную над Кривоносом, когда Вишневецкий двинулся к Збаражу, козаки ворвались в Константинов, стали грабить дома и умертвили много католиков и 3000 евреев вырезали. Константинов был значительно опустошен тогда козаками. В это время был ими ограблен Доминиканский кляштор; монахи были замучены ими; так: о. Симфориан Черноцкий получил 30 ран и умер, отец Щепан Покршивинский был мучен и обезглавлен, диакон Флориан Вакшинский, Иероним Гневковский, Станислав Шредзинский, Хризостом Подольский, — суб-диаконы, Павел и Фортунат и другие брацишки были умерщвлены козаками в костеле.

После козацкого погрома последовало некоторое затишье, предшествовавшее, впрочем, ужасной буре, какой Константинов не испытывал давно; в 1684 году старые знакомые городу — крымцы сделали внезапный набег и так сожгли и разорили Константинов, что в нем осталось только лишь 5 домов.

Наконец в 1690, 1698, 1703 и 1709 годах были также татарские нашествия, разорявшие Константинов и имения к нему принадлежавшие. От нападений этих вся Волынь горела и дымилась кровью и огнем, оглашаясь стонами и плачем народа. Один Летописец говорит, что язык не может выразить всего ужаса тех дней: «растление девиц, посрамление супруг, лишение имущества, голодная смерть, стыд неволи и цепей, — вот зрелища».

Не удивительно после этого, что некоторые сами обрекали себя на смерть, чтобы не попасть в руки этих варваров. Так близ м. Боремля 500 девиц обрекли себя на смерть, для того чтобы не быть взятыми в плен и на позор татарам. Могила, насыпанная над этими целомудренными героинями, существует и по сие время.

Но не одни описанные выше бедствия пронеслись над несчастным городом в его исторической жизни. Татары были причиной моровых поветрий. Дорога, по которой проносились тучи крымских хищников, была усеиваема человеческими и животными трупами, не было кому зарывать их в землю, они гнили на поверхности, от чего заражался воздух, появлялись моровые поветрия, опустошавшие очень часто в XVI и ХVII веках Волынь. Константинов не раз был жертвою морового поветрия. Летописец говорит: «и валялись трупы человеческие, как снопы по полям; осиротелые семейства скитались по лесам и ущельям; звери забегали в человеческие жилища».

Волынь часто, вместе с набегами татар, испытывала бедствия голода; так в 1651 году четверть ржаной муки стоила 120 польских злота (18 руб. — в то время это громадная сумма). Народ питался желудями и шишками, древесной корой, крапивой и другими растениями; тогда очень много людей умерло с голоду и жители Константинова не раз испытывали на себе это бедствие.

Кроме того Константинов много раз был опустошен пожарами; так, после пожаров, бывших в 1604 и 1605 годах, в нем осталось не более 100 домов. В 1709 году в нем сгорело 64 дома, а в 1710 г. 86 домов. Но самый ужасный пожар, уничтоживший весь почти город, был в 1818 году, вскоре после пребывания в нем Импер. Александра Благословенного. Город, по Высочайшему повелению, был освобожден от военного постоя на 5 лет и жителям его дарованы были недоимки и подати по 1820 год. В начале 40-х годов пожар истребил было почти всю середину старого города. Император Николай Павлович повелел раздать жителям города, пострадавшим от пожара, 10,000 рублей.

Причины, служившие страшным опустошениям города пожарами, заключались в том, что все дома того времени покрывались соломенными крышами.


Глава II.
Вотчинные владетели города от начала его основания до наших дней; деятельность их в исторических судьбах города.

Как мы видели выше, первый вотчинный владетель города Константинова (названного впоследствии Старо-Константиновым) был основатель его князь Константин Константинович Острожский, с 1561 г., то есть со времени покупки им у земянина Василия Лабунского селища Колыщенец, до 1609 года. Князь К. К. Острожский (родившийся 1527 г., умер 1608 г.; погребен в г. Острог в замковой церкви) был историческою знаменитостью. Он владел огромными имениями, которые приносили ему годичного дохода более 10 миллионов злотых польских (13 к.); в его имениях было более 80 городов и местечек с замками, а селений и деревень около 3000; в его имениях было более 600 церкв. Маршалом двора его был воевода, которому он платил в год 70,000 злотых польских; при дворе его было до 2000 детей шляхетских. Он не раз одерживал победы над татарами: в 1575 г.он разбил их под м. Красиловым; под г. Дубном также поразил их. Он был опекуном и заступником русского народа и православия перед королем и Речью Посполитой; он построил несколько монастырей и много церквей в своих имениях. Острог, свой дедичный город, он лучше заселил, украсил и сделал его столицею просвещения; он устроил там типографию, учредил школы, привлек туда ученых, даже иностранцев; издал там в 1681 году полную славянскую библию и много сочинений на русском и польском языках.

Князь К. К. Острожский сильно противился введению церковной унии и вел против нее жестокую полемику; он был очень набожен. При жизни такого ревнителя православия, по всей вероятности, в городе Константинове не было ни монастыря, ни костела католического; они появились там уже после его смерти, при сыне его Януше Острожском, изменившем православию, принявшем католицизм и действовавшем в духе ксендзов и иезуитов. В последние годы жизни, тяжело было на душе старого воеводы Киевского: уния росла, старший его сын Януш, каштелян Краковский, принял католицизм; меньшой его сын Константин, крайчий Литовский, умер 1595 г., а средний его любимый сын Александр, воевода Волынский, умер, 1603 г., будучи отравлен своим слугою. Князь К. К. Острожский с тяжелою грустью на сердце смотрел на упадок своего рода: два сына в могиле, а третий, отступник от православия, не имел детей мужского пола. Скоро и сам старый князь сошел в могилу на 82 г. жизни.

Второй вотчинник Константинова был старший сын князя К. К. О-го, Януш Острожский. В 1603 г. он еще при жизни отца разделился с братом своим Александром громадными имениями своего отца, и ему достался Константинов, который он избрал своею резиденциею, а после жил в Кракове; умер он в г. Тарнове, в Галиции 1620 г., на 66 году. На нем пресекся знаменитый род князей Острожских в мужском колене; ибо сыновья брата его Александра умерли в молодых летах.

Януш Острожский в молодые годы путешествовал по Гремании, Франции и Италии и долго находился при дворе Немецкого Императора Максимилиана II; будучи за границей, он усовершенствовался в науках и в военном искусстве; там же он попался в сети иезуитов, отступил от православия и сделался ревностным католиком.

Януш Острожский, не имея мужского потомства, из ненависти к брату своему Александру, опасаясь, чтобы имения его не перешли к сыновьям последнего, еще при жизни установил, с согласия сейма, майорат или ординацию; на основании этого акта большая часть родовых имений Януша Острожского должна была перейти к потомкам мужского пола дочери его Евфросинии, вышедшей замуж за князя Александра Заславского, воеводу Киевского. На основании этого распоряжения князя Януша Острожского все ординатские имения, по смерти его, перешли в род князей Заславских, которые происходили из того же рода, что и князья Острожские. Таким образом замужество Евфросинии и ординация Януша опять соединили в одно имение князей Острожских и Заславских; с этого же времени князья Заславские стали называться князьями Острожскими и Заславскими.

Третьим по порядку вотчинником Константинова, по смерти Януша О-ского и первым ординатом Острожским был сын Евфросинии князя Александра Заславского — князь Владислав Доминик Острожский и Заславский, воевода Сандомирский; он умер в 1656 году.

Во время войн Богдана Хмельницкого, он был вождем польск. войска и участвовал в битвах под Корсунью, Пилявой и Берестечком. Польские писатели утверждают, что он был хороший и храбрый полководец.

Четвертым вотчинником Константинова и вторым ординатором Острожским был сын Владислава Доминика от второй жены его Екатерины (из Собесских) князь Александр Острожский и Заславский; он умер в молодых летах 1674 г.; на нем угас род князей Острожских и Заславских.

По прекращении этого рода, ординатское Острожское имение должно было перейти в род князей Радзивилов, если он существовал, или к Мальтийским рыцарям; но так не случилось. Это громадное имение было отдано, на основании королевского декрета 1675 г. в пожизненное владение вдове Владислава Доминика Екатерине и дочери их Теофили, вопреки прямому смыслу ординации. Сам король Ян Собесский, при помощи военной силы, сделал ввод Екатерины во владение этими имениями.

В 1690 году сын Теофили (из Заславских) Иероним Любомирский, считая себя ближайшим наследником Острожского ординатского имения, и как кавалер Мальтийского Ордена, завладел ординатскими имениями, а в том числе и Константиновым.

С 1714 по 1721 год всеми Острожскими и 3аславскими имениями владел другой сын Теофили князь Александр Доминик — Острожский-Заславский-Любомирский, у него не было детей, а только сестра Анна, в замужестве за князем Павлом Сангушкой; она после смерти брата своего, совместно с мужем, владела всеми имениями Януша Острожского и князей Заславских, до 1728 года.

По смерти их, единственный их сын кн. Януш Александр Сангушко сделался вотчинником всех выше названных имений и владел ими по день своей смерти, которая последовала 13 сентября 1776 года. Януш Сангушко жил в Дубне, был чрезвычайно расточителен: постоянно пил и кутил, через что обременил все свои имения значительными долгами. Будучи бездетным, он, во избежание споров, могших возникнуть, после его смерти, между многочисленными родственниками, решился заблаговременно раздарить свои имения, сохранив за собою право пожизненного пользования ими. На основании этого дарственного Акта, г. С. Константинов был подарен им князю Августу-Александру Чарторыйскому, воеводе и генералу земель русских и подольских.

По смерти Януша Сангушки в 1776 году, Чарторыйский вскоре (в 1778 г.) уступил Константиновские имения сестре своей Изабелле Любомирской, жене Станислава Любомирского. В 1800 году Изабелла Любомирская уступила имения Константиновские дочери своей Графине Констанции Ржевусской, статс-даме императрицы Австрийской, жене Гетмана Северина Ржевусского. 1802 году Северин и Констанция Ржевусские взяли ввод во владение городом С. Константиновым и всеми селениями к нему принадлежащими.

Графиня Констанция Ржевусская имела обширные поместья в Волынской и Подольской губерниях и в Австрийской Галиции. Она была женщина необыкновенно умная и очень образованная. Местечко Саврань она сделала очаровательным Версалем: все что было умного и хорошего тона в Париже, она старалась переселить к себе в Саврань и окружить им сына своего Вацлава. Здесь собрались: Полиньяки, Арленкуры, Шуазели и т. п. Она жила большею частью то в Париже, то в Вене и тратила огромные суммы, вследствие чего обременила свои имения громадными долгами, простиравшимися до 2,398,000 руб. Один прием ею у себя в д. Григоровке Императора Александра I в 1818 г. стоил ей громадных издержек. В 1821 г., желая привести свои долги в известность и удовлетворить своих кредиторов, она обратилась с всеподданнейшею просьбою к Императору Александру I о назначении для этой цели особой комиссии. Вследствие чего Высочайшим Указом, данным Правительствующему Сенату, 18 июня 1821 года, учреждена была в г. С. Константинове, для приведения в известностъ долгов графини Ржевусской и удовлетворения ею кредиторов, «Высочайше утвержденная комиссия».

Комиссия эта состояла из Председателя и нескольких членов и канцелярии. Председатель и члены получали значительное содержание; они так отлично вели дела графини Ржевусской и с такою ревностью заботились о ее кредиторах, что более миллиона руб. из доходов графини употребили на содержание себя и канцелярии; некоторые члены приобрели себе имения, а большая часть кредиторов Ржевусской не дождались и до смерти своей следовавших им денег, а другие пошли с сумою по миру; сама же графиня умерла в беде и нищете, чуть ли не с голоду, в начале 40-х годов, в Каменце-Подольском. Комиссия эта просуществовала 40 лет и, не окончив дела, должна была умереть насильственною смертью: по распоряжению правительства она закрыта в 1860 году; неоконченные же дела ее переданы в Волынскую Гражданскую Палату.

Имения гр. Ржевусской были оценены в 2,302,000 рублей; из вырученных же Комиссиею, со времени ее учреждения по 1851 год, более 2,300,000 р. дохода, употреблено на удовлетворение кредиторов всего 95,000 рублей, а прочие суммы обращены были на содержание комиссии, ее канцелярии, на содержание самой графини и другие расходы по имениям. От таких порядков масса долгов графини увеличилась вдвое; большая часть ее имений осталась в руках одних богатых кредиторов, которые владели ими безотчетно за небольшие суммы; как например г. Грохольский, за 45,000 рублей, владел г. Староконстантиновым, приносившим в год более 16,000 рублей дохода; он пользовался всеми этими доходами, без участия прочих кредиторов, а между тем масса долгов быстро росла на голову несчастной графини Ржевусской, умершей нищею.

Наконец, для прекращения беспримерного по своей продолжительности конкурса, на основании Высочайшего повеления, приказано было продать имения графини Ржевусской с публичного торга и вырученными деньгами удовлетворить ее кредиторов. Вследстие этого, в 1857 году, в Киевском Губернском Правлении, Староконстантинов продан был за 259,000 р. помещику Тржецяку, который владел им недолго; между ним и помещиком Собещанским возник спор и процесс о праве владения. Дело тянулось долго; Староконстантинов был взят на заведывание местной дворянской опеки; наконец в 60-х годах назначена была новая аукционная продажа его и он куплен княгинею Анной Петровной Абимелек, которой принадлежит и теперь. Селения же, принадлежавшие к Староконстантинову, перешли во владение к разным лицам.

Такова судьба этой части достояния знаменитого князя Константина Острожского!….

Нищенскую кончину Графини Констанции Ржевусской уготовала пресловутая «Комиссия», которую графиня, в виде милости, выпросила себе у Александра I, дабы честным способом рассчитаться со своими кредиторами… Но ни кредиторы, ни сама графиня не дожили до окончательного расчета. Комиссия же пережила два царствования и, по-видимому, мирно продолжала бы свое существование, если бы покойный Император Александр Николаевич не усмотрел в ней явление анормальное, существующее вопреки всякой справедливости; почему, лишь только узнал о существовании этой комиссии, тотчас повелел упразднить ее….


Глава III.
Сведения о пребывании в г. Староконстантинове Императора Александра I; — Манифест, изданный в городе о рождении Великого Князя Александра Николаевича (впоследствии Император Александр II) 1818 г. — Прием графиней Ржевусской Императора и Его свиты; празднества по этому случаю. — Вацлав Ржевусский.

Город Староконстантинов и его окрестности замечательны по важным историческим событиям ближайшей к нам эпохи. С самого начала 1818 г. в д. Григоровке и в г. Староконстантинове графиней Констанцией Ржевусской делались большие приготовления для торжественной встречи и достойного принятия Императора Александра I. В д. Григоровке был построен летний дом; в нем находилась большая зала, украшением которой занимался граф Ярослав Потоцкий, зять Ржевусской; там были построены разные павильоны, театр и т. п. Император Александр Благословенный прибыл сюда со Своей свитой около 20 апреля того года. Здесь, на полях Староконстантиновских собрана была значительная армия: Государь производил здесь маневры. Граф. Ржевусская удостоилась принять у себя Государя и Его свиту…. 17 апреля 1818 года, когда Государь был в пути по дороге в г. Староконстантинов для осмотра войск, в тот день, в первопрестольной столице Москве у Великого Князя Николая Павловича родился младенец, нареченный Александром, которого Провидение послало в мир для великих и благих целей…. Младенец этот был незабвенный Император Александр II Освободитель. Радостную эту весть Александр Влагословенный получил в г. Староконстантинове 22 апреля: гром пушек и потрясающее «У Р А!» воинов огласили окрестности города, и верноподданные поспешили в храмы излить свои молитвы пред Царем царей. В этот же день в Староконстантинове был издан Высочайший Манифест, возвестивший России о рождении Великого Князя Александра Николаевича. Того же 22 апреля, в городской Успенской соборной церкви, совершено было торжественное молебствие о здравии новорожденного Великого Князя, с возглашением Манифеста. Чтение Манифеста войскам было близ д. Григоровки на полях. Молебствие в соборе совершалось в присутствии Государя Императора и многих знатных лиц. Здесь, в этом небольшом, простом храме уездного городка Император Александр Благословенный впервые вознес молитвы Свои о здравии и долголетии будущего Императора Александра II, и молитвы Царя и Его верноподданных Господь услышал: Благость Божия явилась впоследствии, в лице Александра II, который оправдал ее вполне великими благодеяниями человечеству, затмившими собою славу и блеск знаменитых эпох Его предшественников Петра I и Екатерины II.

Радостное событие для Русского Царя было отпраздновано в Староконстантинове и в особенности в Григоровке*) самым шумным, блестящим и веселым образом. Графиня Констанция Ржевусская не поскупилась на расходы для принятия у себя венценосного гостя! Блестящие балы, обеды, спектакли, концерты и прогулки, данные ею в честь Императора, поражали своею роскошью и изяществом даже таких лиц, которые на своем веку видели многое. Рассказы о приеме Императора в Григоровке обратились в легенду — так он был богат и пышен. Весь путь, от собора до летнего дворца в Григоровке, был шоссирован и устлан красным английским сукном; по бокам сделаны были перила, обитые таким же сукном. Все войска, собранные на Староконстантиновских полях, ежедневно получали от графини Ржевусской мясо, водку и мед.

*) Деревня Григоровка существует и теперь; она находится в 1½ версты от города; над рекою Случью; там был небольшой каменный дворец Графини Ржевусской и очень хороший фруктовый сад. Сад заросший, запущенный, существует и по сие время; от дворца же остались только развалины.

Прием, сделанный графиней Ржевусской Императору Александру I, без сомнения, стоил ей очень дорого; но было бы ошибочно предполагать, что прием этот послужил причиной ее полного разорения. Хотя вскоре после этого, спустя два с половиной года, она и выпросила себе пресловутую «комиссию», но надо думать, что начало упадка ее благосостояния положено раньше, именно расточительностью в Париже и Вене, где она, овдовев в 1811 г., проживала, тратя громадные суммы. Кроме того, сын ее граф Вацлав Ржевусский (род. 1784 г.) также вел расточительную жизнь. Он был человек ученый, знал восточные языки, поэт и артист-композитор. Из музыкальных его сочинений более всего ценится знатоками «Requiem» на смерть Фаддея Чацкого, исполненное в Кременецком Лицейском костеле в день годовщины смерти Чацкого.

Вацлав Ржевусский путешествовал несколько лет по Аравии, принял восточный костюм и обычаи; у него была большая рыжая борода; физиономия приятная, но с оттенком грусти; одевался он в белый бурнус, шитый из легкой шерстяной материи, на голове носил легкий белый тюрбан; рука была обвязана четками большею частью янтарными. Он курил табак из кальяна, сидел по-восточному, на низкой софе, с подогнутыми ногами. Возвратившись из Аравии, Вацлав поселился в м. Саврани, в степной местности, напоминавшей ему Аравию. Живал он и в м. Кузьмине, вблизи Староконстантинова. Здесь он построил большие каменные конюшни, в которых и жил вместе со своими арабскими лошадьми, которых он привел с собою целое стадо (18 кобыл и 54 жеребца), стоивших ему более двух миллионов польских злотых. В Саврани у него был дом простой, но с богатыми оранжереями, багдадскими садами и великолепными цветниками. Он всегда был окружен малороссийскими козаками, громадного роста, одетыми в широкие, синие шаровары и куртки, в высоких шапках с красными суконными верхами и с длинными оселедцами за ухом. Он перелетал с ними большое пространство из Кузьмина в Саврань и из Саврани в Кузьмин. Вацлав Ржевусский был лихой наездник: для него не было ни рвов, ни заборов, ни речек. При нем постоянно находились теорбанист Видорт и козак Савва Жеребка, похожий на Наливайку; он говорил и писал по-малороссийски.

В 1831 г. во время польского мятежа, граф Вацлав Ржевусский пропал из под Дашева без вести; одни говорят, что его убил один из его казаков, а другие — что он ушел от русских войск и пробрался на Восток.

В. Ржевусский не любил титуловаться графом, а называл себя атаманом Ревухою, или Золотая борода, а по-арабски Емир-аль-омрах.

Дальнейшая судьба Графа Вацлава Ржевусского в точности неизвестна. Один из старожилов города (г. Бачковский) сообщает, что предположение о побеге его в Турцию — факт не подлежащий сомнению, ибо один из его близких казаков впоследствии возвратился в Староконстантинов и принес известие, что бывший его патрон, переехав границу, сообщил своим телохранителям о своем окончательном намерении оставить Россию и поселиться во владениях Султана Турецкого. Впоследствии слух о нем окончательно затих…. Таково отдаленное и ближайшее к нам прошедшее города Староконстантинова! И, надо признаться, не лишенное истинного интереса; в особенности поучительна судьба графини Констанции Ржевусской.


Глава IV.
Нынешнее положение и состояние города; — административное разделение его; — внешнее благоустройство; — улицы; — освещение; — климатические, гигиенические и санитарные условия, — кладбища, воды, реки, озера, запруды, колодцы; — количество воды и ее качество; — насколько водоснабжение способствует благосостоянию города или обратно.

Город Староконстантинов сделан уездным городом Волынской губернии только лишь в 1795 г. Он расположен в треугольнике между реками Случью и Икопотъю, при слиянии их; городские же предместья лежат и по правому берегу Случи и по левому берегу Икопоти. С предместьями город соединен посредством земляных гатей и деревянных мостов. Как гати, так и мосты не особенно надежны; в грязное время гати хоть и проезжаемы, но с большим трудом.

Город с предместьями Новое Место (по левому берегу Икопоти) и Заслучье (по правому берегу Случи) в административном отношении разделяются на две городские части, состоящие в ведении Полицейских Надзирателей.

Как город, состоящий еще поныне в крепостной зависимости, Староконстантинов до последнего времени не имел никаких городских представительных учреждений, и ведала им Новградволынская городская Дума, вся заботливость которой ограничивалась лишь сбором податей. Вследствие этого, городского благоустройства почти не замечалось, кроме попытки в виде устройства, в самом городе и отчасти в предместьях, а также по сторонам обеих гатей, деревянных тротуаров, и через улицы особых переходов из толстых бревен; так что пешеходу, несмотря ни на какое грязное время года, есть возможность пройти; но зато проехать по улицам города в грязь составляет большое затруднение, так как мостовых нет, а когда-то уложенные по улицам камни, давно и окончательно утонувшие в почве, составляют, при растворении последней, одно из затруднений при езде.

Две главные улицы города (Меджибужская и Закузьминская), на которых сосредоточены заезжие и питейные дома и лучшие лавки и магазины, с вечера освещаются фонарями, весь же остальной город погружен во мрак, и во всяком случае, даже по главным улицам, принято за правило в темные ночи ходить с фонарем.

Климат этого города, как расположенного в умеренной полосе, казалось бы, должен быть хорош; но если принять во внимание гигиенические и санитарные условия, то такое определение будет не совсем справедливо; хороший климат как будто бездействует. Встречается столько нарушений всяких гигиенических и санитарных условий, что совокупность их парализует до некоторой степени и естественные условия благоприятного климата. Нарушения эти главным образом заключаются в следующем: а) город расположен на двух речках; зады домов и огороды приближаются к берегам и следить за исправным и чистым содержанием дворов невозможно; отсюда валится в реки все, что жителям не нужно и что их стесняет, отчего качество воды ухудшается настолько, что она становится вредной для питья, и заражает атмосферу; б) почти в самом городе есть водяные мельницы, для которых запруда поддерживается огромной плотиной, поднимающей воду на весьма большую высоту, вследствие чего образуется озеро, почти не имеющее стока и с берегов поросшее плесенью; самый город, можно сказать, стоит при таком озере и есть улицы, которые, как кажется на глаз, лежат ниже уровня воды. Жители, по крайней мере большинство их, получают воду из этого озера, и притом не с середины, где имеется хотя небольшое течение, а при берегах; в) заросли, растущие в местах, оставленных водою, тоже способствуют заражению атмосферы; г) город по преимуществу еврейский и, как кажется, значительно населенный. Евреи теснятся в жильях весьма скученно; при домах их не имеется заборов и никаких хозяйственных приспособлений, почему большая часть скота {коров и коз) проживаете на улицах; вывозка же навоза городу совсем неизвестна; д) почти в центре города, на берегу реки, расположена бойня для говяжьего скота, и все остатки и нечистоты сваливаются в реку; кроме того выделыватели кож и содержатели бань направляют все нечистоты в реки; е) так как город расположен на равнине, то стока воды почти не имеется, вследствие чего размякшая от дождей почва высушивается только посредством испарения; ж) кладбища находятся очень близко к городу: православное отделяется от города только канавою, католическое — улицею, а старое еврейское кладбище расположено в самом городе, на берегу реки и так закрыто окружающими строениями, что почти не видно. Кладбище православное на Новом Месте расположено также вблизи домов; только новое еврейское кладбище несколько удалено от жилых помещений; старое татарское кладбище тоже близко к жилым домам. Всех кладбищ в городе 6: определить влияние их на санитарное состояние города трудно, но кажется, что таковая их близость не может не иметь своей доли невыгодного влияния на общественное здравие.

Совокупность всех вышеназванных условий делает санитарные и гигиенические состояния крайне неблагоприятными по отношению здоровья жителей города.

Колодцев в городе имеется 17; за исключением 2—3, все они имеют воду жесткую, негодную для питья. Население города пользуется водою для питья преимущественно из запруженных речек, и только небольшое количество воды привозится из превосходных заслучских родников; но эту роскошь в Староконстантинове может дозволить себе только тот, кто имеет своих лошадей.

Вообще же можно сказать, что город орошен водою в изобилии; так что, при более тщательном наблюдении за содержанием в чистоте орошающих вод, водоснабжение могло бы оказать на санитарное и гигиеническое условия существенное влияние благоприятного свойства; но извлекать наибольшую пользу из такого обилия воды, у городских обитателей, по-видимому, желания не проявляется. Летом, при страшной духоте и пыли, у жителей иного города такое близкое обилие воды почиталось бы истинною благодатью Божией. Здесь же не только не устраивают купален, но самое это обыкновение в пренебрежении у жителей Староконстантинова.


Глава V.
Городские земли, леса, хутора и другие угодья; — цены на лес и землю; — порода леса.

Земельная собственность города вся принадлежит княгине Абамелек. Домовладельцы владеют усадьбами на правах вечного чипша. Из общего количества 6414 десятин городской земли находится: 1) под строениями, огородами и усадьбами 319 дес. 2) под пахотными полями 4975 дес. 3) под сенокосом 741 д.; 4) под лесом 117 д.; 5) под песками 19 д.; 6) неудобной земли (под реками, прудами, болотами) 146 д.; 7) под дорогами 97 д. Порода леса смешанная: 1/3 — береза, липа, ясень, осина, ель, ольха, граб и др. и 2/3 дуба; лес старый от 45 до 100 и более лет. Цена за десятину усадебной земли 500 рублей, цена за десятину леса 600 рублей.

Вся удобная земля представляет превосходнейшую во всех отношениях почву, имеющую толстый слой чернозема; кроме того, земля представляет равнину, только кое-где перерезываемую незначительными лощинами и оврагами, не имеющими влияния на обработку. Исключение составляет часть почвы, в 2 верст. от города, изрытая ямами вследствие добывания камня (известняка), идущего на закладку фундаментов вновь строящихся домов, и преимущественно, сводчатых подвалов, погребов и отчасти печей. Для устройства мостовых камень этот не пригоден. Вблизи самого города обширных усадеб не имеется; есть только, по Меджибужской дороге, в одной версте от города, небольшой хутор с просторным гумном для склада в большом количестве необмолоченного хлеба (до 20 скирд в 1000 копен каждая).

Затем непосредственно почти за городскими предместьями начинаются пахотные поля (к стороне Заслучья) и отчасти сенокосные луга (к стороне Нового Места).


Глава VI.
Жители: число и разделение их по народности, вероисповеданию, сословиям; — преимущественное занятие жителей; — санитарное, материальное и нравственное состояние их; — взаимные отношения жителей и степень образования городского населения; — влияние духовенства на население города; — благотворительность в обществе; — Братства. — Рождаемость и смертность.

Определить число жителей города с еврейским населением, не только точно, но даже приблизительно с небольшою ошибкою, возможно разве при помощи однодневной переписи. Можно без особого преувеличения сказать, что все предположения по этому поводу будут гадательны, все справки неточны, а обыкновенно употребляемые в статистике способы, для определения числа жителей, вряд ли могут быть правильно применены в этих городах. Причиною этому является то, что еврейское население, благодаря особенным условиям своего быта, вообще отличается большою подвижностью и непостоянством относительно места жительства: в городе есть масса евреев, проживающих постоянно или очень продолжительное время по своим торговым и другим делам и в состав городского населения не входящих. Еврейские дома, не будучи принадлежностью одного лица, и составляя иногда собственность нескольких семей, не могут служить данными, по которым хотя бы желательно, с небольшою погрешностью, можно было бы определить число их обитателей. Заключая между собою браки, многие, даже большинство еврейских семейств, принимая к себе зятя на год, на два, три и даже пять лет, — смотря по брачному условию и имущественному положению зятя — впоследствии переселяются в другие местности.

Все сказанное, в совокупности с другими иногда неуловимыми причинами, мешает точному исчислению жителей города Староконстантинова.

Тем не менее, по официальным источникам, число городского населения простирается до 14,594 душ об. пола. Население хотя и увеличивается, но очень медленно и, во всяком случае, ниже нормальной пропорции. Прибытия переселенцев из других местностей, на постоянное водворение с припискою к городскому обществу, — не замечается; то же почти можно сказать и относительно выселений; к числу однако выселенцев следует отнести лиц, удаляемых по суду и общественным приговорам, за разные преступления, в Сибирские и другие губернии; но число это весьма не велико и ежегодно не превышает 5—6 человек. Приращение населения ниже нормальной пропорции еще и потому, что, с падением оптовой торговли рыбой и солью, привозившихся из Крыма и Бессарабии, естественно ослабел и прилив посторонних предпринимателей, избравших иные занятия и удалившихся в другие местности.

Несмотря однако на это, и до настоящего временя торговля составляет преимущественное занятие жителей. Кроме того разнообразные промыслы также имеют место в занятиях жителей. Как торговля, так и промыслы имеют своих представителей не в одних евреях; христианское население ведет также базарную торговлю овощами и съестными припасами, занимаясь и некоторыми ремеслами. Но преобладающее влияние в торговле принадлежит евреям. Значительные капиталисты имеют обороты в заграничной торговле, куда сбывают хлеб и шерсть: в самом же городе ведут незначительную торговлю предметами домашнего хозяйства.

По народностям жители города состоят из евреев преимущественно, затем малороссиян, поляков и незначительного числа иностранцев другого подданства.

По вероисповеданию: а) православных 5233 д. об. пола; б) католиков 1028 д. об. пола; в) иудейского закона 8322 душ об. пола; и г) магометан 6 душ обоего пола.

По сословиям: а) дворян 380 д. об. пола (потомственных 64 и личных 316); б) духовенства 39 д. об. пола (православного 27, католического 7 и иудейского 5); в) купцов 61 д. об. пола; г) мещан 7710 об. пола; д) цеховых 1244; е) крестьян 4410 д. об. п.; ж) военного сословия 750 человек (в том числе запасных 101 и отставных 31 чел.)

В материальном отношении население города можно бы кажется назвать зажиточным, чему не мало способствует мелочная торговля в лавках и базарная (христиан) разными хозяйственными и жизненными предметами, главными потребителями которых является местное население и квартирующие в городе войска. Между мещанами евреями есть довольно состоятельные; но судить об их достатках по наружному их виду и домашней обстановке положительно невозможно человеку, мало знакомому с образом жизни евреев вообще. Грязная внешняя их обстановка не всегда соответствует материальной состоятельности известного лица. В Субботу и другие праздники вы можете встретить еврея изысканно одетого, а евреек увешанных драгоценностями, какие не всегда можно увидеть на интеллигентном лице со значительным состоянием. Все это вы увидите на той особе, которая вчера сидела в засаленной блузе у своей лавочки и нечистоплотными руками подавала вам покупаемую вещь.

Но и в праздничном наряде еврейки сказывается типичность ее: из-под богатого, нарядного шелкового платья можно заметить показывающиеся грязные предметы обыденного ее туалета в роде юбок, чулок и т. п. Вообще эстетически вкус в уборе еврейки сильно хромает: в наряде преобладает казовая сторона относительно ценности и нисколько не имеется в виду другого рода эффектов. Есть между евреями и бедные; но бедность эта не производит того удручающего впечатления, какое иногда получается при созерцании бедственного положения христианской семьи. Причины этому заключаются в весьма похвальном обыкновении еврейского общества помогать сообща бедным евреям; вообще же число таких бедняков весьма незначительно. Между христианами есть нищие; но это, большею частью, старики и калеки, лишенные физической возможности добывать себе средства к жизни собственным трудом; число их не превышает 15—20 человек.

Санитарное состояние жителей города неудовлетворительно. Хотя в городе имеются Городская Больница и Еврейская Лечебница (каждая на 20 кроватей), но, по причине малого числа мест в каждом из этих учреждений, большинство заболевающих лечатся на дому. Значительная болезненность развита в населении города вследствие скученности и крайнего неряшества жителей-евреев. Причины неряшества в домашней жизни евреев вообще отражаются на органах зрения: почти половина евреев страдают хроническим воспалением глаз. При общем предрасположении к этой болезни, степень ее увеличивается от прикосновения грязных рук и обыкновения отирать глаза платком из бумажной материи, который у еврея некогда не бывает настолько чист, чтобы мог безвредно служить для этой цели.

Нравственное состояние жителей также нельзя назвать удовлетворительным, и в этом отношении остается желать многого. По отзывам лиц компетентных, живущих в городе давно, общественная нравственность за последние годы заметно падает, а не возвышается; чему, впрочем, немало примеров подает малоимущее население города, понятие которого о нравственности настолько смутно и неопределенно, что различные случаи недобросовестности во взаимных сделках и отношениях не только у христиан, но даже и между еврейством, составляют явление обыденное: надувательства, разного рода притеснения, обман, клевета и даже месть (проявляющаяся иногда в ужасных поступках) и т. п. до того вошли в обычай у простого населения, что, по-видимому, становятся явлениями незаметными и даже неизбежными при всякого рода сделках. Некоторые евреи, будучи постоянно заняты делами в самых разнообразных видах и формах, не стесняются никакими средствами в своей деятельности; да по-видимому незаконные пути к наживе настолько овладели существом простого еврея, что обходить закон является занятием, которое иногда и не вызывается необходимостью.

Степень образования городского населения не высока. Состоятельные мещане из христиан неохотно отдают своих детей в училища, а если и отдают, то не позволяют им оканчивать образование, в видах желания как можно скорее сообщить своим детям познания по части торговых операций. Бедное же население, живущее в предместьях города, часто не имеет возможности, по отдаленности и неудобству сообщения с Училищем, посылать детей на уроки, а иногда просто по неимению одежды и обуви.

О взаимных отношениях жителей между собою можно сказать следующее: интеллигентная часть состоит преимущественно из представителей правительственной власти, т. е. служащего персонала чиновников гражданских и военных. Между местными евреями есть несколько образованных семейств, живущих по-европейски, т. е. не придерживающихся строго учения Талмуда и, по-видимому, чуждающихся еврейского общества и его фанатических обрядностей. Эта обособленность выражается в том, что интеллигентная часть евреев, как замечено выше, весьма немногочисленная, не посещает по субботам и другим еврейским праздникам синагог и молитвенных домов, содержит в прислуге христиан, и даже поваров некоторые имеют из христианского населения; последнее обстоятельство является одним из существеннейших нарушений в правилах, предписанных Талмудом. Кроме того, женский персонал довольно усердно посещает местный католический костел, не исключая и самых больших христианских праздников; мужчины-евреи посещают костел реже, что, впрочем, объясняется коммерческими расчетами лиц, ведущих торговлю.

Взаимные отношения жителей простого населения, за отсутствием общности интересов, не имеют ничего выдающегося или замечательного; вся жизнь простонародья не идет далее удовлетворения насущных потребностей человека. Если не замечается особенных симпатий к евреям со стороны христиан, то в свою очередь не видно и антагонизма между теми и другими, хотя, по-видимому, почва сему последнему не может считаться вполне неблагоприятною. Не дает ли это явление права предположить, что нравственные качества обоих сторон приходят в некоторое равновесие?… Если это так, то и мнения компетентных старожилов об общественной нравственности до некоторой степени оправдываются в своих выводах.

Общественная жизнь и стремление к общественным удовольствиям и развлечениям, в интеллигентней части населения города, можно сказать, довольно развиты: музыкальные вечера, концерты и любительские спектакли (несмотря иногда на присутствие постоянной труппы) бывают несколько раз в год; так что интеллигенция города времяпрепровождение свое разнообразит, насколько то находится в ее средствах и воле.

Влияние духовенства на жителей различно в разных религиях. Наибольшее влияние на свою паству, бесспорно, оказывает римско-католическое духовенство. Католическое духовенство в здешнем крае, получая почти одинаковое образование с духовенством православным, находится в лучших материальных условиях, чем последнее, вследствие чего оно имеет возможность хорошо исполнять свои пастырские обязанности; духовенство же православное, благодаря старинному способу своего обеспечения разного рода поборами за требы, не может, если бы даже и хотело, стать на высоту своего призвания; а потому и влияния на свою паству православное духовенство оказывает не много.

Что же касается духовенства еврейского, то влияние это довольно своеобразно. Имея раввинов двух видов — казенных и духовных — евреи отдают предпочтение вторым, которые имеют вообще большое влияние на своих духовных чад, и даже негласно занимаются самосудом. Казенных же их собратов евреи приравнивают к простым маклерам и нотариусам и не считают их лицами духовными; казенные раввины, состоя на службе у правительства, ведут метрические книги о родившихся, умерших и сочетавшихся браком евреях. Духовные же раввины занимаются исключительно совершением богослужений в синагогах и молитвенных домах, а главное — объявлением каширного и трефного свойств различных предметов домашней утвари и пищи; из этой последней профессии некоторые духовные раввины извлекают наибольшие выгоды, прикрывая их религиозными обрядностями, которым сами то они, кажется, не придают важного значения.

Благотворительность жителей—евреев выражается главнейшим образом в том, что бедные евреи получают помощь от более состоятельных. Независимо от сего, в городе имеется Еврейская Лечебница, помещающаяся в доме, построенном на общественные средства, и содержимая на деньги, пожертвованные двумя богатыми евреями Израилем Эпштейном и Авраамом Красносельским (первый пожертвовал 74,000 р., а второй — 20,000 р.) и внесенные ими в Житомирский Приказ Общественного Призрения. Из процентов этих сумм содержится исключительно Лечебница и выдаются пособия бедным евреям. Ежегодно проценты высылаются в распоряжение особого попечительства, на обязанности которого лежит расходование этих денег. Попечительство имеет шнуровые книги из Прик. Общ. Призрения, и в деятельности своей ежегодно дает Приказу отчет.

Кроме пользующихся больных, Лечебница имеет право давать приют престарелым бедным евреям. Лечебница устроена на 20 кроватей, для пользования исключительно бедных евреев, которых в год бывает до 180 человек. Независимо постоянного, так сказать определенного источника средств для содержания Лечебницы, является обширная временная благотворительность состоятельных евреев; так что средства Лечебницы, можно сказать, весьма солидны, и пользующиеся и призреваемые в ней всем хорошо обеспечены. Самое здание Лечебницы весьма хорошее, просторное и вполне приспособлено для этой цели, ибо специально для Лечебницы построено. Кроме того, дом, нанимаемый под Городскую Больницу, принадлежит еврейскому обществу, и годовая за него плата (600 р.) идет также на содержание Еврейской Лечебницы. Хозяйственная часть находится в ведении попечителя, г. Сади Аренберга, избранного обществом. В Лечебнице положено иметь и есть: 1 надзиратель (христианин), 1 служитель (христиан.), 1 служанка (христианка) и 1 кухарка (еврейка).

Преобладающий вид болезней, пользуемых в Лечебнице — внутренние болезни; венерических больных в Лечебницу не принимают.

Из благотворительных учреждений христианского населения, в городе имеется частная Богадельня, принадлежащая рим.-катол. монастырю; дом для этой Богадельни пожертвован помещицей, г-жою Чечель, на призрение в нем 18 беднейших престарелых женщин—католичек. В настоящее время в этой Богадельне призреваются 13 женщин от 71 до 93 лет. Средства Богадельня получает частью от доброхотных приношений, частью же помощью от римско-католического монастыря. Так как доброхотных пожертвований, для обеспечения самых насущных нужд Богадельни, не достаточно, то является необходимость помощи из монастыря, который таковую и оказывает, ежегодно до 200 рублей. Призреваемые в этой Богадельне старые женщины обеспечены всем в удовлетворительной степени.

При местном православном Крестовоздвиженском соборе учреждено Братство. Число братчиков простирается более 40 человек. Деятельность Братства главнейшим образом заключается в ведании дел, исключительно до собора относящихся, т. е. в заботах по изысканию средств к внешнему его благолепию, а также иногда в совещательных обсуждениях Братчиков по предметам церковного хозяйства. Все братчики ежегодно вносят на церковные нужды по 3 рубля. Все обсуждения братчиков происходят под наблюдением местного Протоиерея, о. Никанора Карашевича, который руководит совещаниями.

Кроме того, при том же соборе существует Женская Община с характером Братства; женщин в Общине 6олее 50. Женская Община участия в совещаниях Братства не принимает, и деятельность ее состоит в доброхотных пожертвованиях и складчинах на церковное убранство, как-то: хоругвей, лампад, подсвечников и других предметов церковной утвари. В иных случаях им поручают кружки для сбора пожертвований на богоугодные дела. Женская Община избирает из среды своей Старшую Сестру.

Рождаемость и смертность в населении города находятся вне нормальной пропорции, благодаря многим невыгодам в гигиеническом отношении и обусловливаемым ими эпидемическим болезням. Особенно на детях отразилась большая смертность в 1882 г.: в июле, августе и начале сентября в городе умерло более 200 детей. К 1 января 1883 г. в Староконстантинове было умерших 878 человек, а родившихся — 763 души обоего пола. Следовательно, в населении города, вопреки естественному закону, не только не увеличилось, а наоборот, уменьшилось число обитателей. После этого станет понятно и то колебание в числе населения, которое замечается в разных календарях за разные годы; так что изменения эти, по всей вероятности, происходили на самом деле, и уменьшение происходило вследствие эпидемических болезней.


Глава VII.
Городские здания; — общее число их; — разделение на камен. и дерев.; — степень их прочности; — способ постройки зданий; — чем заняты казен. здания; — православные церкви, костелы, синагоги и молитв. дома.

Городские здания в общем числе их простираются до 2,200 и могут быть подразделены на каменные и деревянные; каменных домов в городе 65, деревянных же более 2,100; из них принадлежит казне 4, церквям и монастырям 10, городскому обществу 6; остальные дома принадлежат частным лицам. Казенные здания заняты: 1 — Уездным Казначейством, 2 — Уездным Училищем (мужским и женским отделениями оного) и 1 — продовольственным магазином Интендантского ведомства.

Все городские здания, за небольшими исключениями, старинной постройки и чрезвычайно разнообразной архитектуры. Не отличаясь изяществом, прочностью и опрятностью, многие дома имеют, однако, довольно обширные размеры и почти все крыты черепицей. Способ постройки деревянных еврейских домов самый простой и не требующий много материала, который здесь, надо сказать, очень дорог. Дома эти строят двух типов: с сараем под общею крышею и один дом, без сарая. Обыкновенно по углам и середине ставят толстые дубовые столбы в расстоянии 4-5 сажень, укрепляя их внизу в толстые дубовые сваи (положенные иногда прямо на землю, без фундамента); в промежутках между главными столбами, в нижние сваи укрепляются столбы меньших размеров, с желобами по бокам, в расстоянии до одной сажени один столб от другого; в желоба запускают тонкие бревна обыкновенно колотых дров, затем вверху делают смычки более или менее прочные, на которых укрепляют кроквы, сомкнутые латами, для кладки черепичной крыши; наконец, стены такого тонкого и прозрачного строения снаружи и внутри обмазывают толстым слоем глины, или лучше сказать той навозной грязи, которая составляет настоящую стихию городских улиц и весьма хорошо выполняет в данном случае свое назначение, ибо обмазанные такою грязью стены держатся долго, с со временем приобретают даже свойства хорошо оштукатуренных построек. Главное неудобство, однако, всех таких жилых построек заключается в том, что они холодны и сыры зимою. Печи весьма в немногих домах складывают из кирпича, а по большей части строят из камня, добываемого на каменоломнях, в 2 верстах от города. Из этого же камня строятся иногда и дома; но таковые отличаются еще больше сыростью и холодом зимою, благодари свойствам камня, сильно втягивающего влагу. Печи, складываемые из такого камня, сильно нагреваются во время процесса горения топлива; но зато с прекращением топки они быстро охладевают, почему большинство печей в городе отапливаются соломою.

Все дома евреев строятся почти по одному плану и на один образец, имея характер заезжего дома, т. е.: по обе стороны коридора (холодного) расположен ряд комнат; каждая комната имеет дверь в общий коридор и кроме того соединена с соседними комнатами также дверями, преимущественно двустворчатыми. Следовательно каждая комната имеет 3 двери и только угловые комнаты имеют по 2 двери. Размеры и число комнат различны; в большинстве, однако, случаев число и размеры эти не превышают 8-12 комнат в 2½ — 3 кубич. саж. воздуха в каждой, с 1—2 окнами и одною печью на две комнаты. Другие пристройки при домах, кроме сарая, стоящего всегда под общею крышею, встречаются весьма редко. Сарай снабжен воротами, а коридор другими; ворота сарая и коридора всегда выходят на разные улицы. Дворы имеются при домах евреев очень малые, и во всяком случае, составляют редкостное явление.

Лавок в городе 281; из них деревянных 103 и каменных 178: все они помещаются, за исключением 1/4 части, при самих жилых домах и суть, так сказать, части этих домов; одна же четверть помещается в каменных рядах, специально для этой цели построенных. Ряды эти устроены в виде отдельных каменных корпусов, числом которых десять.

В городе имеется 4 каменных православных церкви, 1 римско-католический монастырь, 1 католическая каплица, 2 каменных еврейских синагоги и 29 молитвенных домов.

Церковь Свято-Троицкая, каменная, замковая, придворная церковь князя К. К. Острожского; в храме этом он молился Богу, когда бывал в своем новосозданном городе; из комнат дворца на втором этаже находился прежде выход на хоры этой церкви. Церковь эта существует в настоящее время в том же виде (доделан к ней только неуклюжий притвор), в каком она была в XVI веке, и носит название замковой. Построена она, вероятно, в том же году, когда строился и замок; если Староконстантиновский замок строился, положим, 10 лет (с 1561 г.), то значит церковь эта уже существовала в 1571 г. В настоящее время церковь эта имеет земли усадебной: в городе — над р. Случью 1 десят. 249 саж., а за городом за р. Случью 3 дес. 1130 кв. сажень, пахотной земли около 44 дес., сенокоса 19 дес., и 1 дес. 450 кв. саж. леса. Церковь замковая стоит над р. Случью; она маленькая, довольно темня, с узкими старинными окнами; иконостас в ней недавно поновлен.

Церковь Успения Пресвятой Богородицы, каменная, существовала уже в 1590 г.; существует. она и теперь внутри самого города; она была соборной; а как соборная церковь устроена ныне в бывшем Доминиканском монастыре, то Успенская церковь приписана к соборной. При этой церкви и замковой было 89 душ крестьян, поселенных на церковной земле; по какому случаю и на каком основании они были поселены там — неизвестно; известно только, что они отбывали барщину (до 1859 г.) настоятелям тех церквей по одному дню в неделю от двора. Люди эти недавно переданы в казенное ведомство и выселены из Староконстантинова на казенные земли.

При Успенской церкви состоит земли: усадебной в городе ½ дес.; усадебной вне города 1½ дес., пахотной в 3-х сменах 36 дес., сенокоса 8 дес.

Церковь Рождества Пресвятой Богородицы была деревянная, находилась на Новом Месте и называлась «новомейскою», а также «Шиховскою».*) Когда она построена неизвестно; известно, однако, что она существовала уже в 1687 году, — это доказывает находящийся в той церкви Св. Антиминс на толстом холсте с надписью на средине креста: «Божественный и священный Алтарь Господа Бога и Спасителя нашего Иисуса Христа освящен благодатью всеосвящающего животворящего духа. Рукодействен же и благословен боголюбивым господином, отцем Афанасием Шумлянским, милостию Божиею епископом Луцким и Острожским, прототронием митрополии Киевской.» А внизу: «при державе всесветлого короля Иоанна третьего. Року Бож. 1687 месяца дня положен во храм.» В 1807 на место деревянной церкви, построена была каменная настоятелем ее, Николаем Палецким и прихожанами той церкви, на деньги, собранные от разных лиц: она стоит на Новом Месте и теперь; размеров малых. При церкви числится земли: усадебной с огородами 3½ дес.; сенокоса — 8 дес., леса — 9 десятин.

*) От речки Шиховки, впадающей в р. Икопоть.

Крестовоздвиженский Собор окончательно устроен и освящен только в 1880 году в здании бывшего Доминиканского монастыря, закрытого в 1832 году. Монастырь (кляштор) этот заложен был в 1612 году; основатель его князь Януш Острожский, изменивший православию. Но каменная четырехугольная башня с амбразурами для пушек, по всей вероятности, построена раньше, — во второй половине XVI века в одно время с замком; костел Доминиканский был пристроен к этой башне. До сих пор в городе сохранилось предание, что братья, князья Острожские Александр и Януш, бывшие во вражде между собою, стреляли в Староконстантинове один против другого из пушек, — один из замка, а другой из этой башни.

В 1843 году в костеле Доминиканском устроена была церковь приписная к городскому бывшему тогда собору Успенскому; но спустя полтора года, церковь эта, по причине сырости в ней, была запечатана, по распоряжению епархиального начальства. В течение десяти лет после этого церковь и все здания бывшего католического монастыря пришли в ужасное состояние — сделались полуразвалинами. Стараниями доброхотных пожертвователей, в особенности командира Полтавского пехотного полка, полковника Головачевского, здания эти, без казенного пособия, были исправлены, церковь восстановлена и наименована городским собором. Затем, на 30 тысяч рублей, отпущенных казною, соборный этот храм окончательно приведен в подобающий ему вид.

Примечание: Кроме поименованных выше православных храмов в городе Староконстантинове существовали и другие, а именно: Церковь Св. Великомученика Георгия, существовала уже в 1574 г. и стояла на Заслучьи. Церковь Воскресенская, существовала уже в 1575 г.; она была деревянная и стояла около ратуши (ныне тюремный замок), на том месте, где теперь рынок. Церковь Спасская, также существовала в 1575 г., она была деревянная и стояла против нынешнего казначейства. Церковь Честного Креста, деревянная, находилась на Новом Месте, на «Стариках» и называлась старицкою; построена она была в 1640 году.

Все православные храмы в городе обязаны своим существованием князю К. К. Острожскому. Он был человек набожный, благочестивый, отстаивавший всеми способами православие от латинства и протестантства; он позаботился о том, чтобы в новосозданном им городе, носившем его имя, было достаточно храмов Божьих для православных жителей оного; он позаботился и о том, чтобы в Староконстантинове для народа православного было достаточно пастырей духовных, которые поддерживали бы православие и укрепляли своих пасомых в вере и благочестии; почему каждый построенный храм и его настоятели были хорошо обеспечены в материальном отношении: он предоставил церкви каждой поля, леса, сенокосы и разные доходы.

Римско-Католический Монастырь Ордена Капуцинов построен в 1754 году; основание же его относится к 1751 г. В этом году князь Януш Сангушко дозволил капуцинам выбрать в имении его, Староконстантинове, место на постройку кляштора с костелом для отцов капуцинов, для чего отдал в их распоряжение всю денежную аренду с мест. Кузьмина; аренду эту отцы капуцины получали до тех пор, пока совершенно окончили постройку монастыря; получение капуцинами аренды было Янушем Сангушкой прекращено с 1766 года. После польских восстаний 1831 г. и 1863 г., распоряжением правительства постепенно сокращалось число монашествующих лиц католического вероисповедания; в настоящее время есть только 7 лиц в этом монастыре. Средства существования монашествующие лица получают от доброхотных пожертвований католического населения. Кроме того, правительство оставило в пользовании монастыря 30 дес. земли и 1 водяную мельницу, доходы с которых идут на удовлетворение нужд братии, которая по своим обетам обязана не иметь никакой собственности. Костел и монастырские здания содержатся очень хорошо; они просторны, светлы и чисты. При монастыре есть очень хороший фруктовый сад и цветники.

Католическая каплица, каменная; когда она построена — неизвестно, но она уже существовала в 1754 г.

Большая Синагога еврейская построена очень давно, но точно определить время невозможно; предание гласит, что это была прежде магометанская мечеть; что доказывается арабскою надписью, имеющеюся на одном из камней, вделанных в стену. Она несколько раз горела и столько же реставрировалась.

Малая Синагога построена одним богатым и набожным евреем Янкелем Безимским в 1825 г. Обе синагоги каменные, крытые железом.


Глава VIII.
Промышленные заведения; — ремесла, промыслы, заработки. — Фабрики, заводы, и годичное их производство; число рабочих на заводах и фабриках; — ярмарки, базары, складоч. места; — страховые общества, конторы; число ремесленников; — мельницы; — хлебопашество; — огородничество; садоводство; — наемные работы.

Из промышленных заведений в городе имеются следующие:

Свечной завод (салотопленный), при 3 рабочих мужского пола, производительностью до 2500 р. в г. *)

*) Все цифры производительности означают чистую прибыль, получаемую хозяевами.

Табачная фабрика, при 5 рабочих (в том числе 2 несовершеннолетних), производительностью более 2000 рублей в год.

Поташный завод, при 3 рабочих муж. п. производительностью до 400 рублей в год.

Пивоваренный завод, при 3 человеках рабочих производительностью более 1000 рублей в год.

Экипажная мастерская, при 5 человеках мастеров, производительностью до 3000 рублей в год.

Фотография, производительностью до 700 р. в г.

Бани две при 6 рабочих, производительностью в 500 и 300 руб. в год.

Кроме этих, так сказать, постоянных промышленных заведений, с 1-го мая ежегодно открывается «Кумысное Заведение», содержимое татарами, прибывающими сюда на все лето; они приводят с собою 12-15 степных кобыл. Заработок их доктор Розенель определяет до 100 руб. в месяц. Заведение закрывается в половине сентября месяца.

Сырой материал все названные промышленные заведения получают частью из окрестных местностей, а частью из города. Предметы производства идут исключительно на удовлетворение местного населения и только незначительная часть из экипажной мастерской сбывается на ярмарках других местностей.

Ярмарки бывают в городе 8 раз в году. Главнейшие бывают 15-го августа, 20 мая и 30 ноября; другие бывают: 1-го января, 7-го апрели, в четверг на масляной, 12-го июня, 1-го октября. Во всяком случае все ярмарки эти не пользуются особенным значением в окрестностях. На ярмарки привозят, простые сукна, холст, разные сельские продукты, домашних птиц, а также приводят рогатый скот, лошадей, свиней и разные хозяйственные предметы местного изготовления. Обороты на ярмарках, смотря по их людности и состоянию погоды, бывают различны. Приезжих торговцев из других мест бывает мало и то только в более удачные ярмарки; в прочие же торговцами являются исключительно крестьяне, привозящие свои предметы из окрестных селений.

Базары бывают еженедельно по воскресеньям, вторникам и пятницам; также иногда съезжаются и в другие дни, кроме субботы. Привоз жизненных продуктов и предметов домашнего хозяйства составляют главнейшие виды покупки и продажи. Многолюдность и оживленность базаров находится в тесной зависимости от состояния погоды, так как сообщение по городу в ненастье, не только затруднительно, но иногда бывает почти невозможно. Это обстоятельство вызывает большое колебание в ценах на жизненные припасы, ибо евреи весьма чутки к повышению и понижению цен. Базарных площадей в городе 4, но они малых размеров, так что в большой приезд не вмещают всех приезжающих повозок, вследствие чего главные улицы, ведущие к этим площадям, бывают обыкновенно запружены повозками и скотом.

Складочных мест в городе нет; но на Новом Месте имеются значительные склады досок и другого строительного материала (хвойного леса) для домов и преимущественно крыш. Складов этих несколько и все они принадлежат разным лицам, исключительно евреям. Материалы сложены на улице (ширина ее скорее похожа на площадь), против домов самих хозяев.

В городе имеются контора нотариуса и Агентства следующих страховых обществ: 1) Русское Страховое Общество, 2) Варшавское Сстр. Общество, 3) Страх. Общ. Якорь, 4) Северн. Страх. Общ., 5) Стр. Общ. Россия, 6) Российское Страховое Общество учрежденное в 1827 г., 7) Московское Страх. Общест. хлеба от градобития, 8) Моск. Страх. Общест. застрах. скота от падежа.

Существуют в городе еще следующие промышленные заведения и промышленники: 7 хлебопекарен, в которых работают 20хлебопеков; 9 булочных с 14 рабочими, 2 кондитерских при 3 кондитерах; 1 гостиница при 4 рабоч.; 3 парикмахерских с 5 рабочими; 9 заведений, выделывающих кожи, при 65 рабочих; 25 сапожных мастерских, при 98 сапожниках; 36 портных мастерских, при 101 рабочем; 16 мясников, 34 печника; 38 столяров; 11 медников; 14 бондарей; 5 токарей; 16 канатчиков; 24 плотника; 8 переплетчиков; 1 каретный мастер; 7 серебряных и золотых дел мастеров; 11 кузниц при 31 рабочем; 12 факторов; 11 мишурисов; 3 слесаря; 4 красильщика; 7 обойщиков мебели; 4 модистки; 6 резчиков; 4 часовых мастера при 14 рабочих; 8 менял; 5 цирюльников; 14 музыкантов; 2 коновала; 9 трубочистов; 9 стекольщиков; 13 поваров; 1 живописец: 11 извозчиков. Рабочих, прибывающих из других мест почти не имеется; если и являются иногда для временных заработков, то весьма малое число и на весьма непродолжительное время.

Из торговых заведений, лавок и магазинов существуют следующие: магазин бакалейных, красных и меховых товаров купца Журавлева; магазин иностранных вин, мебели заграничной, ламп и керосиновый торговый склад — купца Красносельского; склад спирта купца Эпштейна; — это три довольно обширные торговые заведения, с солидными оборотами. Есть, кроме того, второстепенные, из коих более замечательны следующие: Меховой магазин Ли6ерберга; Склад сахара купца Райхера; Модный магазин; 4 с красными товарами; 3 галантерейных магазина; несколько мучных лавок и другие. Затем существует более 250 мелочных лавок, ведущих самую разнообразную торговлю.

Наконец следуют заведения, торгующие по патентам. Акцизного Управления: 13 трактирных заведений; 13 питейных заведений; 3 пивных; 8 ренсковых погребов. При этом следует заметить, что все питейные и трактирные заведения города получают хлебное вино для розничной продажи в обширном (упомянутом выше) складе купца Эпштейна, который, содержа оптовую торговлю в городе, состоящем в крепостной зависимости, пользуется правом пропинации, в силу которого спиртные напитки не могут быть привозимы посторонними лицами из других местностей; ввозить водку в город допускается только в стеклянной посуде, составляющей вид обыкновенной домашней утвари. Сам же оптовый склад получает спирт с заводов Подольской губернии и местного Акцизного округа. Ежемесячно из склада отпускается более 35000 градусов безводного спирта в питейные и трактирные заведения и корчмы ближайших окрестностей.

Мельниц водяных в городе имеется 5. Четыре из них, принадлежащие владелице города, действуют во всякое время года; малая же мельница, принадлежащая римско-католическому монастырю, действует только весною и осенью, при обилии воды в прудке, дающем ей движущую силу. Производительность экономических мельниц простирается до 8000 рублей в год, что же касается мельницы монастырской, то производительность ее гадательна и во всяком случае не превышает 100 руб., ибо вся монастырская земля (30 дес.) с мельницею отдаются в аренду за 200 руб. в год.

Существует еще 2 мельницы, обделывающих крупу; движение колес в них производится лошадьми.

Кроме внутренней торговли, самой разнообразной, город ведет также и внешнюю, которая имеет своих представителей в лице богатых мещан-христиан, занимающихся откармливанием значительных гуртов свиней бардою ближайших винокуренных заводов. Ежегодно до 2000 голов откормленных свиней, гуртами различной численности, сбываются преимущественно в Варшаву. Этот вид торговли, как можно предполагать по зажиточности лиц, ее ведущих, составляет немаловажную отрасль в торговых операциях города вообще.

Хлебопашеством занимаются исключительно крестьяне городских предместий, обширность его не простирается далее того, что получаемый с полей хлеб идет на нужды семьи хлебопашца и только незначительная часть хлеба идет на продажу в городе. Иначе и быть не может, так как крестьянские наделы весьма невелики и крестьянство, вообще, менее зажиточно, сравнительно с прочими городскими обывателями разных сословий.

То же можно сказать и об огородничестве; оно почти также ведется одними крестьянами собственниками, и вследствие незначительности размеров огородов и малого числа их, все производство этой отрасли хозяйства сбыта в другие места не имеет, напротив, недостаток огородных овощей в самом городе пополняется привозом, в базарные дни, из окрестных селений. Но особенных выгод от этого привоза местное население (разумеются потребители) не имеет, так как евреи скупают все привозимое еще за городом и покупатели получают привозимые продукты из вторых рук, платя при этом, разумеется, немалые барыши продавцам-евреям.

Садоводство в городе не только не развито, но, за полным равнодушием общества к этому в высшей степени полезному и благодетельному занятию, даже существовавшие в старые годы прекрасные сады при некоторых домах, пришли в совершенное запустение, а иные окончательно погибли. Так, от обширных садов замкового и бывшего Доминиканского кляштора (ныне православного собора), не осталось ни единого дерева. Та же участь ожидает и остающиеся еще некоторые сады в городе, которых, судя по пространству ими занимаемому, можно сказать достаточно. До какой степени жители города равнодушны, и даже, можно сказать, преступны по отношению к садоводству, предоставляется судить самому читателю по следующему печальному факту. В городе есть небольшая площадь (против казначейства), на которой когда-то стояла церковь. Один из любителей садоводства, некто г. Буздижан, собственным попечением засадил эту площадь деревьями и кустарником. Место это, на котором г. Буздижан возымел похвальное намерение завести так называемый городской сад, как нельзя более соответствовало задуманной цели: оно лежит на той окраине старого города, которая близко прилегает к берегу реки и не имеет того зловония в летний зной, какой существует в прочих частях центра города; кроме того, местность эта окружена лучшими городскими зданиями, которых в Староконстантинове очень мало, и вообще может назваться благообразнейшею в целом городе, так как здесь вы не встретите тех бесцеремонно-патриархальных картин, какие иногда поражают непривычного человека на всех улицах и закоулках города. К тому же судьба распорядилась, чтобы окна дома, занимаемого Полицейским Управлением, прямо смотрели на это юное детище г. Буздижана…. Какая же, однако, печальная жизнь этого младенца! Хотя садик и обнесен оградой, но это нисколько не мешало скоту, свободно разгуливающему по улицам города, особенно козам, попортить многие деревья и уничтожить кусты; а городское общество нисколько не заботится о поддержании хотя того, что ему сделано и дано почти даром….

Наемные работы в городе Староконстантинове встречаются в самом небольшом числе и весьма немногих наименований: здесь можно только зимой и осенью встретить дровосеков, пильщиков; но эти работы временные; затем постоянную работу по найму имеют здесь только одни носильщики тяжестей и так называемые папиросники, которые набивают и крутят папиросы очень многим офицерам квартирующих в городе полков Азовского пехотного и Ахтырского драгунского. Само собою разумеется, что кручение папирос из хорошего табаку производится под наблюдением часового, ибо папиросник, при малейшем невнимании, подменит табак, смешав его с худшим. Затем, в ненастье, некоторые евреи нанимают водоносов, чтобы самим не месить классическую городскую грязь, другие прибегают к помощи водовозов, которые в городе существуют всегда.


Глава IX.
Перевозочные средства: почтовые станции; число на них лошадей и их достоинство; величина разгонов; извозный промысел.

В городе имеются две почтовых станции: правительственная и земская. Согласно контрактов на правительственной станции положено иметь 31 лошадь, а на земской — 16 лошадей; но в действительности на обеих станциях содержится лошадей более положенного контрактами, именно, на правительственной станции 39, а на земской более 30, ибо содержатель сей последней обязан контрактом, от городского общественного управления, приводить в движение, в случае надобности, весь пожарный обоз, а также занимается извозом вообще.

Разгон бывает различный на обеих станциях и находится в прямой зависимости от состояния путей сообщения, особенно в ненастное время года; тогда разгон на правит. станции увеличивается до таких размеров, что иногда приходится ожидать 8-10 часов лошадей. Причиною этому служит то обстоятельство, что в хорошее время, для внешних поездок, не бывает недостатка в вольном извозе. Во время же распутицы, само собою разумеется, вольный извоз весьма быстро возвышается в цене, и всякий обращается на правительственную станцию, как обязательную.

Материальная часть мало удовлетворительна вследствие экономических расчетов содержателей. Неудовлетворительность эта выражается в следующем: согласно контрактов, основанных на почтовых законах, почтовые тарантасы должны быть на железных осях и лошади одеты в хомуты со шлеями; между тем правила эти не всегда соблюдаются: повозки, в которых ездят пассажиры, весьма плохой и ненадежной конструкции и все на деревянных осях; на лошадей вместо хомутов, надеваются пеньковые оплечники без шлей, к которым прикреплены постромки — и это незамысловатое снаряжение составляет всю сбрую почтовой запряжки в дышло. Вместо нашильников, прикрепленных к хомутам и дышлу, на шею лошадям надевают веревки, привязав их к концу дышла — и это составляет единственную упору экипажа при крутых спусках. Само собою разумеется, что такой способ запряжки весьма неудобен и мучителен для лошадей, особенно при крутых спусках.

Достоинство почтовых лошадей непостоянно и находится в тесной связи с размерами разгонов: при усиленных разгонах весною и осенью, лошади быстро падают в теле, изнуряются до полного бессилия, хотя, говоря справедливо, достоинство их при нормальной гонке можно назвать вполне удовлетворительным.

На правительственной станции имеется 11 ямщиков, в том числе 1 староста. Станционного Смотрителя не положено, так как в административных центрах наблюдение за почтовою станциею возлагается на местных почтмейстеров.

На станции земской 8 ямщиков, в том числе 1 староста; повозок 7 (из 2 на железных осях); рессорных экипажа 2; половина сбруи веревочной, а другая ременной. Разгон от 10 до 20 лошадей в сутки.

Кроме этих, так сказать, обязательных средств сообщения города с известными трактами, имеется еще 11 парных извозчиков, для сообщения по городу, а также в хорошую погоду и с окрестностями. Лица, занимающиеся извозом в городе, весьма недобросовестны по отношению к публике: ездят они охотно только в хорошую погоду и при хорошей дороге; но лишь пойдет дождь, или сделается грязно, сейчас не постеснятся баснословной ценой, особенно вечером. Достоинство извозчичьих лошадей можно подразделить на хороших и плохих: последних больше половины.

Эти же извозчики при хороших путях возят пассажиров до ближайших станций железных дорог, по ценам более или менее доступным; но в распутье от извоза отказываются, а если и соглашаются, то берут баснословные цены — 10—20 рублей за расстояние в 40—50 верст.


Глава X.
Потребление съестных и других припасов; — цены на них; состояние и развитие городского молочного хозяйства; — породы рогатого скота; — величина городского стада вообще и по породам; — птицеводство.

Количество потребляемых городским населением продуктов в точности определить трудно. Но взяв в расчет цифровую величину населения 14.594, положив ¼ фунта мяса и 2 фунта хлеба на каждого жителя, то окажется, что ежедневно население потребляет до 180 пудов мяса и до 750 пудов хлеба. Цифра эта, относительно мяса, по сведениям, взятым во всех семи мясных лавках в течение целой недели непостного периода, довольно близка к показанной, хотя несколько ниже ее. Это, впрочем, можно объяснить тем, что евреи, вследствие дороговизны каширного мяса, предпочитают рыбу. Христианское население хотя и употребляет мясо в пищу, но весьма мало; говядины простой народ почти не покупает, а предпочитает свинину.

Цены на жизненные продукты и другие предметы следующие: хлеб ржаной — 3-4½ коп.; хлеб пшеничный 4-6 коп, за фунт; мясо — 3 р. 20 пуд; масло 13 р. за пуд; молоко — 1 р. 20 к. за ведро; сало свиное — 8—9 р. за пуд; рожь 60 к. пуд; пшеница — 1 р. 5 к. пуд; гречиха 11 р. 10 к. четверть; ячмень — 6 р. четверть; овес 3 р. 75 к. за четверть; просо — 11 р. 60 к. четв.; солома — 12 к. пуд; сено 30 к. пуд; доски сосновые от 25 до 75 к. смотря по размерам; дрова — 12 р. саж.; кирпич — 6 р. за 1000; камня куб. саж., стоит с доставкой 19 рублей.

Правильного молочного хозяйства в городе не существует, хотя почти всякий еврейский дом имеет коров и коз. Порода рогатого скота местная, не отличающаяся особенными молочными качествами.

Городское стадо простирается до 10,080 голов (1970 лошадей; 1850 рогатого скота; 3400 овец; 2060 свиней и 800 коз). Скотоводством занимаются только одни крестьяне предместий города, и эта отрасль ограничивается содержанием скота в таком лишь количестве, какое необходимо дли обработки полей, перевозочных средств и удовлетворения самых насущных потребностей семьи хозяина. Самая незначительная часть рогатого скота идет в продажу на убой, а также и на собственное прокормление. Впрочем, для пищи местное крестьянство убивает только свиней и отчасти овец, рогатый же скот сами крестьяне не бьют, продают евреям.

На Новом Месте некоторые евреи откармливают птиц, домашних, как-то: гусей, индеек, иногда кур. Вообще же разведением птиц евреи не занимаются. У местных крестьян домашние птицы содержатся также в небольшом числе.

В городе есть два любителя певчих птиц, которые содержат садки для разведения канареек.


Глава XI.
Правительственные и общественные учреждения и заведения: помещения и деятельность оных.

Правительственные и общественные учреждения в городе Староконстантинове имеются следующие: 1) Уездное Полицейское Управление; 2) Уездное казначейство; 3) Почтовая Контора; 4) Телеграфная Станция; 5) Уездное Училище; 6) Одноклассное Еврейское Училище; 7) Городская Больница; 8) Городская Тюрьма; 9) Камера Мирового Судьи городского участка; 10) Съезд Мировых Судей: 11) Камера Мирового Судьи уездного участка; 12) Акцизное Управление; 13) Камера Судебного Следователя: 14) Контора Нотариуса; 15) Управление Уездного Воинского Начальника; 16) Канцелярия Уездного Предводителя Дворянства; 17) Аптеки и 18) Типо-Литография.

1) Уездное Полицейское Управление, с открытием в конце 1882 года Городского Упрощенного Управления, многие функции чисто общественно-земского характера передало сему последнему, через что деятельность Полицейского Управления, в настоящее время, пришла в соответствие с деятельностью таких же учреждений в прочих местностях Империи.

Помещение Пол. Управления находится на Замковой улице в частном доме, вполне приспособленном для этого учреждения. Личный состав заключается в Исправнике, его Помощнике, двух Полицейских надзирателях, секретаре Управления и 18 полицейских служителях нижнего звания; последние получают содержание на счет городского общества.

При Управлении имеется съезжий двор, содержимый также на средства городского общества.

2) Уездное Казначейство расположено почти в центре города в казенном здании. Помещение признается неудобным, как по причине малого числа комнат, так и по тесноте их; при большом числе посетителей, многим из них приходится тесниться в сенях и даже на крыльце. Присутственная комната и кабинет казначея малы, что стесняет чиновников при письменных занятиях, требующих в иных случаях гораздо большего простора. Кроме этих, так сказать терпимых неудобств, по заявлению Казначея, есть еще одно весьма существенное неудобство или недостаток, заключающийся в том, что кладовая очень сыра; помещается она теперь в подвале, но требует непременно пристройки ее в верхнем этаже.

Годовой приход Казначейства простирается до 1,265,000 рублей; главнейшие его статьи: государственных доходов более 985,000 руб., специальных доходов около 5600 руб., и партикулярных доходов 274,500 рублей.

Ежегодный расход простирается до 1,240,000 р. Наибольшее число поступлений бывает в ноябре и декабре месяцах (до 280,000 р.), а в остальные месяцы поступления не превышают 80,000 рублей. Сумма, постоянно хранящаяся в казначействе, простирается до 150.000 руб.

Здание Казначейства, с внешней стороны, а также и его двор, имеют довольно приличный и опрятный вид.

Число чиновников 4, состоящих на государственной службе, и 3-4 писца, служащих по найму; кроме того есть 3 присяжных (они же — сторожа казначейства).

3) Почтовая Контора помещается на Новом Месте в наемном доме, весьма ветхом и мало приспособленном для этого учреждения: малый доступ солнечного света делает его неудобным для занятий чиновников; кроме того, дом сырой и холодный, хотя по обширности он довольно просторен. Расположение относительно центра города весьма невыгодно, так как иным лицам, имеющим надобность посещать это Учреждение, приходится делать до 3-х верст; зимою это расстояние для большей части города значительно сокращается. Но зато в остальное время, особенно осенью и весною, сообщение с Почтовою Конторою вызывает большие затруднения.

Случаи неисправного прихода почты бывают в ненастное время, в особенности по Проскуровскому тракту, где есть множество мало исправных и подвергающихся размытию плотин и гатей; опоздание почты бывает 5—б часов в случаях крайне неблагоприятных; по другим же трактам сообщение не представляет затруднений и почта всегда приходит исправно.

Получаемая и отправляемая корреспонденция выражается в следующих цифрах:

Внутренняя корреспонденция.

Отправлено: 784 ценных посылки на сум. 12,782 р. 7794 денежных пакетов на сум. 3,461,674 р. Прост. корреспонденции контора не ведет, согласно закону.

Получено: 1606 ценных посылок на сум. 23,585 р. 6202 денеж. посыл. на сум. 600,263 р. 66,322 простой корреспонденции.

Международная корреспонденция.

Отправлено: 17 ценных посыл. на сум. 454 руб. 445 ден. пак. на сум. 77,291р. Прост. корреспонденции контора не ведет, согласно закону.

Получено: 31 ценная посылка на сумму 1439 руб. 131 денежный пакет на сумму 65,345 р. 9749 простой корреспонденции.

Кроме того в Конторе получается около 270 экземпляров газет и до 125 экземпляров журналов разных наименований, на русском, польском, немецком и французском языках.

4) Телеграфная Станция помещается в центре города в нанятом доме, на цыганской улице. Помещение ею занимаемое удовлетворительно, хотя, по заявлению начальника станции, желательно бы было несколько больше теплоты в комнатах. Телеграфная сеть идет большими трактами и по местности ровной; порче, вследствие каких-либо почвенных неудобств, не подвергается, и находится во всякое время в полной исправности; исключения бывают во время сильных бурь, производящих оборвание проволоки, а в иных случаях и полом столбов. Случаев умышленной порчи телеграфной сети не замечается. Количество получаемых и отправляемых депеш выражается в следующих цифрах: общее число 8244 отправленных депеш может быть подразделено на следующие: коммерческих — 2355, административных 964 и обыденной жизни 3925. Что же касается телеграмм получаемых, то счет им может быть только приблизительный (на 1/5 часть меньше) около 5500 депеш. С точностью же определить это число нельзя было, по неимению на телеграфной станции отчетностей, которых по получаемым депешам вести не положено законом.

5) Уездное 2-х классное Училище помещается в двух отдельных деревянных домах, только в 1882 г. приобретенных казною. Расположение училищных зданий, относительно центра города, нельзя назвать удобным, ибо благодаря тому, что они стоят на одной из окраин города, большинству учащихся приходится ходить очень далеко; что в городе, во время ненастья, вызывает большое затруднение, в особенности для малолетних.

Училище состоит в ведении Министерства Народного Просвещения и сравнительно с такими же заведениями в прочих местностях Империи (кроме Юго-Запад. Края) имеет то преимущество, что в него принимаются учащиеся обоего пола, где получают и одинаковое образование. Так как женское отделение Училища находится в другом совершенно отдельном здании, расположенном почти рядом с отделением мужским, то это дает воспитателям возможность, не обременяя себя, вести преподавание однообразно, не нарушая при этом общего расписания уроков, а со стороны правительства является та выгода, что не встречается необходимости увеличивать штат преподавателей, который в свою очередь лучше обеспечен, ибо за половинную плату дополнительно к штатному содержанию, преподаватели читают уроки в женском отделении.

Училище состоит под общим надзором штатного смотрителя; в женском же отделении состоит одна надзирательница, на правах классной дамы; на нее же возложено обучение девочек рукоделию, за дополнительную (100 р. в год) плату к штатному жалованью.

Что касается удобств училищных зданий в требованиях школы, то, по заявлению смотрителя, существуют недостатки, заключающиеся в следующем: 1) мужское отделение является несколько тесным, при том числе учащихся, какое существует в настоящее время, что не6лагоприятно в гигиеническом отношении; кроме того комнаты, занимаемые классами, проходные, — что идет уже в разрез с педагогическими условиями школы, а отчасти и школьной дисциплины. 2) Женское отделение, отличаясь большим простором, обладает, однако, тем крупным недостатком, что мало доступно дневному свету, — что в связи с обязательным обучением рукоделию, является весьма существенным лишением. Впрочем независимо от указанных выше неудобств училищных помещений, избрать для этой цели более обширные и удобные здания, в городе Староконстантинове, оказалось положительно невозможным, по совершенному отсутствию таковых.

Всех обучающихся в Училище 204: а) мальчиков 129 (православных 60, католиков 33, иудейского закона 34 и магометан 2) и б) девочек 75 (православных 27, католичек 5, иудейского закона 42 и магометанка 1).

Относительно внутреннего быта, взаимных отношений и быта учащихся, можно сказать следующее:

По постановлению Училищного Совета и согласно училищных правил, в приготовительный класс Училища допускаются к приему вовсе неграмотные, но грамотные, конечно, имели преимущество. Это, по-видимому, несущественное правило, с изданием нового положения о воинской повинности (1874 г.) породило то неудобство, что вскоре за этим временем Училище не замедлило сделаться почти исключительно еврейским; ибо евреи, поняв, что Училище дает льготу по образованию, 3-го разряда, почти все стали посылать своих детей в Училище, так как дети их были все грамотны. Таким образом, христианскому населению сделался закрыт доступ в Училище. Чтобы помочь такому положению дела, Училищный Совет 1878 г. постановил прием в приготовительный класс христианских неграмотных детей, в том соображении, что, со временем, образуется сам собою христианский контингент обучающихся. Кроме того, явилась еще помощь извне, в виде 2-х частных школ, взявшихся за подготовку христианских детей в грамоте*). Благодаря этим обстоятельствам, в мужском отделении Училища состав обучающихся по вероисповеданию доведен до тех цифровых данных, какие указаны выше, хотя в женском отделении большая половина обучающихся еще и теперь на стороне еврейского вероисповедания.

*) Школы эти содержатся на средства миров. Судей Гг. Карачарова и Богданова, имеют чисто филантропический характер, так помещения, учебные пособия и даже в некоторых случаях одежда учащимся даются на средства частных лиц. Появление этих двух школ вызвано вышеотмеченными причинами [невыгодного?] положения правительственной школы. Преподавательницами школ состоят супруги этих Судей. Благодаря этой помощи, давшей возможность увеличить контингент грамотных христ. детей, поступавших в приготовительный класс, школы эти ежегодно дают 15 — 20 детей, достаточно подготовленных к поступлению в Училище. В настоящее время обучается [цифра неразборчива] христ. детей, содержание обеих школ простирается до 120 руб в год.

Во взаимных отношениях учащихся замечается племенная вражда к евреям, не имеющая, впрочем, серьезного характера, так как наибольшее проявление таковой замечается в приготовительном классе. Вражда эта, разумеется, вносится из той среды, в которой вращаются дети; со временем, однако, чувство это, благодаря влиянию воспитателей, ослабевает до таких пределов, что в старшем классе его вовсе не замечается. Между девочками племенной вражды не существует.

Влияние воспитательной среды, весьма незначительное в приготовительном классе, с течением времени увеличивается, хотя и с трудом; так что школьная дисциплина, можно сказать, входит в сознание учащихся только в последнем классе, в котором находятся ученики, пробывшие в Училище 5 — 6 лет. Вообще же, по заявлению Смотрителя, школьную дисциплину можно назвать удовлетворительною.

Оканчивающие успешно курс ученики и ученицы, если подготовлены к иностранным языкам, поступают в 4 — 3 классы Житомирского Реального Училища и Женской Гимназии. По статистике училищ Юго-Зап. Края, в Житомирском Р. У. значительный % успешно оканчивающих курс выпадает на долю получивших первоначальное образование в Староконстантиновском Уездном Училище.

6) Одноклассное Еврейское Училище состоит также в ведении Министерства Народного Просвещения, с правами льгот 4-го разряда по отбыванию воинской повинности. Общее наблюдение сосредоточено в лице Заведывающего Училищем (еврей, с правами коронной службы). Училище помешается в общественном здании и содержится на средства, получаемые со свечного с евреев сбора и % с 10,000 р. пожертвованных купцом Эпштейном. Размер ежегодного содержания Училища простирается до 2625 руб.

Число обучающихся мальчиков—евреев 71. Помещение Училища, по заявлению Заведывающего оным, невыгодно в гигиеническом и школьном условиях; так, комнаты, занимаемые классами, тесны, сыры, холодны и мало доступны солнечному свету; в школьном же требовании неудобны тем, что классы проходные.

В Училище принимаются мальчики 6—10 лет, причем могут быть неграмотные. Училищное Начальство, согласно выраженного некоторыми представителями городского общества желания, ходатайствует об открытии ремесленного класса — слесарного и столярного мастерства; в чем, вероятно, и не будет отказано.

Преподавательский персонал составляют, кроме заведывающего Училищем, 1 помощник Учителя и 1 преподаватель приготовительного класса.

Примечание. В городе существует более 30 школ, так называемых еврейских «Хедеров», где преподавание происходит исключительно на еврейском языке по одному изучению «Талмуда». Эти бесполезные и даже вредные школы находятся в ведении невежественных фанатиков-преподавателей, обучающих детей в течение целого дня еврейскому тексту Талмуда, наизусть, и вся масса познаний, приобретаемых в таких школах, состоит в тупом заучивании того, что недоступно пониманию не только ученика, но даже и самого учителя. Помимо грязного помещения, где происходит такое обучение со скучившимися в одной комнате детьми, школы Хедеров обладают полным отсутствием какого бы то ни было понятия о началах педагогики, не говоря уже о том, что в гигиеническом отношении они вредны и даже состоят под запрещением. Число обучающихся в этих школах мальчиков простирается более 500 (Сведения сообщены г. Заведывающим Еврейским Одноклас. Училищем).

7) Городская Больница помещается на Новом Месте, в доме, принадлежащем еврейскому обществу. Помещение приспособлено на 20 больных. Здание ею занимаемое довольно просторно и находится в удовлетворительном месте по санитарным условиям; при больнице есть небольшой садик, дающий возможность больным, летом, прогуливаться на открытом воздухе. Относительно центра города больница весьма удалена, ибо помещается на окраине предместья. Впрочем надо заметить, что в самом городе, переполненном в летнее время миазмами, избрать помещение для больницы положительно нельзя.

Преобладающий и даже можно сказать исключительный вид болезней — венерические. Врачи это обстоятельство объясняют тем, что заболевающие предпочитают лечение на дому благодаря тому, что, поступая в больницу, приходится платить 5 р. 10 к. в месяц, внося эту сумму вперед и не имея права расчета за меньшее время. Заболевающие же венерическою болезнью, в силу закона, пользуются бесплатным лечением, по тем соображениям, чтобы не скрывались и тем не способствовали распространению заразы.

Ежегодно из числа 250 человек пользующихся в больнице, неодержимые венерическою болезнью не превышают 3 %, и это число выпадает на эпидемические болезни: холеру, оспу, тиф и скоропостижно заболевающих, доставляемых в больницу по распоряжению Полиции.

Материальная часть больницы находится в удовлетворительном состоянии. При больнице состоит Смотритель, 1 фельдшер, 1 повар, 1 служитель, 1 служанка и 1 прачка.

8) Городская Тюрьма помещается в центре города, против рынка, в здании бывшей городской ратуши. Здание принадлежит княгине Абамелек, весьма старое, сырое и мрачное вследствие малых окон, пропускающих слишком мало света. Окна тюрьмы до 1863 года были довольно больших размеров; но в этом году, по распоряжению генерал-губернатора Ю. 3. Края, Генерал-адъютанта Безака, заделаны камнем более, чем на половину; мера эта была вызвана усилением средств к предупреждению побегов политических преступников во время последнего польского мятежа. Тюрьма приспособлена только на 50 человек; между тем там постоянно находится более 150. Вследствие такого скопления лиц, слишком иногда в 3 раза превышающего то число, на которое приспособлена тюрьма, замечается большая болезненность между арестантами; наружный вид заключенных самым наглядным образом свидетельствует все неудобство их размещения; тюремный двор весьма мал, так что выпускаемые арестанты не могут в нем даже прохаживаться без толкотни. Относительно обеспечения побегов арестантских тюрьма также неудовлетворительна (в ноябре 1882 г. был даже случай побега арестанта, приговоренного к каторге за убийство; арестант бежал среди белого дня), ибо главный фасад здания выходит на базарную площадь и самое здание не обнесено кругом высокою оградою, что требует усиления, в ночное время, караула*). Арестантские камеры расположены преимущественно в верхнем этаже; в нижнем же помещаются: кухня, пекарня, кладовые, караульная комната, женское отделение, камера больных (мужская) и камера тюремных сторожей. Отделения для больных женщин не имеется. Главнейшие виды преступлений заключенных, — кражи, мошенничества, грабежи, конокрадства.

  • ) В настоящем 1883 г., в начале ноября, вновь повторился побег 8 арестантов из этой же тюрьмы: выломав потолок и войдя на крышу, арестанты, не замеченные часовым, скрылись.

9) Камера Мирового Судьи городского (1-го) участка помещается по Кузьминской улице, при квартире мирового судьи. Число ежегодно разбираемых дел не превышает 1250. Главнейшие виды тяжб — вексельные дела.

10) Камера Мирового Судьи уездного (2-го) участка помещается по Замковой улице, при квартире Судьи. Ежегодно количество дел простирается до 650. Главнейшие виды тяжебных дел — по долговым обязательствам и нарушенным договорам.

11) Съезд Мировых Судей помещается в центре города, на Меджибужской улице, в частном доме. Помещение для Съезда можно назвать удовлетворительным; но так как там же бывают заседания и Житомирск. Окружного Суда, то для этой цели, хотя и временной, помещение является тесным для публики и свидетелей. Число разбираемых дел в год более 2000. Главнейшие виды дел гражданских — дела по обязательствам; главнейшие виды дел уголовных — самоуправство, кражи.

12) 9-ый Округ Волынского Акцизного Управления помещается на Заслучьи. Из городских торговых и промышленных заведений ежегодно получают из Управления патенты на право торговли, следующие:

1 Оптовый Склад спирта на сумму 100 р.
1 Пивной завод 60 р.
15 Питейных заведений (по 90 р.) 1330 р.
13 Трактирных заведений (по 70 ") 910 р.
3 Ренсковых погреба (по 70 ") 210 р.
3 Пивных лавки (по 15 ") 45 р.
3 Погреба русских вин (по 5 ") 25 р.
1 Буфет (по 40 ") 40 р.

Всего на 2740 руб.

По заявлению Надзирателя акцизных сборов, г. Каленова, беспатентная продажа простого вина производится в городе в довольно обширных размерах, во многих домах; тайная эта торговля ежегодно наносит убытка казне до 4000 руб. Несмотря на бдительность полиции, обнаружение этой продажи вызывает большие затруднения вследствие того, что покупатели скрывают продавцов, вводящих их в заблуждение дешевизною вина, продаваемого тайно, хотя это предположение о дешевизне совершенно неверно; ибо, мало рискуя подвергнуться неожиданному контролю, тайные торговцы отпускают вино ниже узаконенного числа градусов, чем способствуют распространению потребления такого вина, которое, по своему качеству, не только не приносит потребителям пользы, а, напротив, является вредным для его здоровья.

13) Камера Судебного Следователя 1-го участка Староконстантиновского Уезда помещается на его квартире и имеет в производстве ежегодно до 275 дел; из этого числа оканчивается производством до 260 дел и ежегодно остается неоконченных, переходящих на следующий год, до 100 дел. Число лиц, привлекаемых к следствию, ежегодно простирается до 185 человек; из них отдается под стражу до 25 человек, остальные подвергаются надзору, отдаются на поруки и т. п. Из общего числа дел целого участка, на город Староконстантинов выпадает до 84 дел и около 60 лиц, привлекаемых к следствию. Главнейшие виды уголовных преследований — кражи со взломом, мошенничества, и отчасти грабежи.

14) Контора Нотариуса Соколовского помещается в центре города, на Цыганской улице. Ежегодное количество совершаемых Актов несколько превышает тысячу Нумеров, на сумму более 1,020,000 рублей.

Количество нотариального сбора в год следующее: а) в пользу города около 3,500 р. б) в пользу нотариуса около 1800 р.; в) гербового сбора до 2800 р.

Время наибольшей деятельности Конторы — ноябрь, декабрь и январь месяцы, так как в прочее время население занято работами, а к началу марта обыкновенно совершаются арендные контракты. Преобладающие виды Актов — доверенности и заемные письма.

15) Управление Уездного Воинского Начальника помещается в наемном доме, на Замковой улице. Деятельность его состоит в содержании в готовности запасов вещевых и всех проектов распоряжений, относящихся до чинов запаса армии, на случай мобилизации оной. Он ведет учет офицеров и нижних чинов запаса по всему уезду, согласно указаний Главного Штаба и Штаба Округа.

16) Канцелярия Уездного Предводителя Дворянства, помещается в здании, принадлежащем Собору. Деятельность всех подобных учреждений в Ю. 3. Губерниях, в данное время, почти не имеет никакого значения. Депутатских собраний не бывает. Некоторые польские помещики имеют сношения с этим учреждением только случайные, так напр. при выдаче свидетельства для получения заграничного паспорта, а также при подаче заявления о желании быть назначенным почетным миров. судьею; согласно имущественного ценза, желающие, по представлению Предводителя, утверждаются Министром Внутренних Дел.

17) Аптек в городе две; обе помещаются на Меджибужской улице, в центре города и принадлежат одна г. Белявскому, а другая Бильскому. Обороты каждой простираются до 6000 руб.

18) Типо-Литография, учрежденная г. Аренбергом в 1882 году, под фирмою «Обще-доступная Скоропечатня». Может дать ежедневно 18000 оттисков. Годовой оборот до 12,000 рублей.


Глава XII.
Городское Управление; — степень городского благоустройства: — городские доходы и расходы; городской долг; потребности и нужды города; — причины возвышения и упадка его; — влияние железных дорог; — степень удобства сообщений с окрестностями.

Так называемое сокращенное или Упрощенное Городское Общественное Управление, учрежденное только в конце 1882 года, еще не успело не только выяснить свою деятельность, но почти что не приступало к оной. До того же времени город, как состоящий в крепостной зависимости, не имел никаких представительских учреждений и все функции общественного управления соединены были в Полицейском Управлении, а частью в Новоград-Волынской Городской Думе, по видимому, не принимавшей никакого участия в потребностях и нуждах города; а между тем доходы с города Дума получала исправно.

Вследствие вышесказанного городское благоустройство еще находится в зародыше, и надо сказать правду, в некотором противоречии с его общею материальною состоятельностью.

Городской доход простирается до 2,260 рублей в год. Главнейшие его виды суть: а) от торговых документов, б) от явки документов у Нотариуса, в) доходы с трактирных заведений и др.

Расход же городской, превышая на 3270 рублей доходы, простирается до 5530 руб.; недостающая сумма на покрытие городского расхода пополняется дополнительным оценочным сбором с города. Главнейшие виды городских расходов суть: а) наем и содержание полицейских служителей, б) отопление и освещение тюремного замка, в) наем, отопление и освещение съезжего двора при Полицейском Управлении, г) освещение казначейства, д) содержание Городского Управления, е) содержание пожарного обоза и другие расходы.

Городской долг простирается до 4000 рублей за наем городом помещений для войск.

Так как город относительно 6лагоустройства, находится еще почти в первобытном состоянии, то потребности и нужды его слишком обширны для того, чтобы их исчислить в настоящем кратком и далеко не полном очерке.

По заявлению Председателя Городского Управления, для заведения самого необходимого общественного хозяйства и приведения города, хотя относительно, в благоустроенный вид, потребно не менее 4 лет, при затрате 150—170 тысяч р. капитала. Само собою разумеется, что о приведении города в благоустроенный вид, при таких условиях, можно только мечтать, особенно взяв во внимание еврейскую жадность и боязнь расходов на общественные нужды. Боязнь эта до того поразительна, что характеризовать ее можно только следующим сообщением г. Страдецкого (Помощ. Исправника). Когда в 1881 г. возникли еврейские беспорядки, то в город было подброшено несколько анонимных писем, в коих объявлялось, что будут зажигаться еврейские дома. Так как пожарная часть города весьма ничтожна, то евреи обратились с просьбою к Исправнику, увеличить средства к тушению пожаров, на что согласились единовременно затратить 800 р., покрыв этот расход общественным сбором. Пока шли толки об этом предмете и собиралась подписка, слухи о беспорядках затихли, а происходившие были прекращены. Евреи, получив уверенность, что опасности уже никакой не предвидится, отказались от своего намерения и деньги 800 рублей, предназначавшиеся на увеличение средств против пожаров, так и остались несобранными.

Кроме указанных выше препятствий к приведению города в благоустроенный вид, ему еще долго предстоит косное состояние и по другой причине. Как известно, множество городских зданий построено не по плану и не на местах Высочайше утвержденного городского плана, вследствие чего множество зданий, хотя довольно ветхих, запрещается поддерживать поправками и переделками, что в свою очередь составляет препятствие к внешнему благообразию, а в связи с тем, что евреи не только не тяготятся таким запрещением, но даже находят в нем для себя выгоду избегнуть излишних затрат, — с уверенностью можно сказать, что городское благоустройство, даже в отдаленном будущем, имеет мало надежды достигнуть хотя той степени, на которой давно стоит благоустройство многих великорусских селений.

Дабы дать читателю хотя малое понятие о степени неустройства города, достаточно сказать, что сообщение по городским улицам весною и осенью не только затруднительно, но даже едва возможно, особенно для езды на повозках. Если случается (что и бывает часто) возу с кладью завязнуть, то погонщик вынужден бывает окунуться в грязь по пояс. В городе нет фонарных столбов для ночного освещения. Заведенные как-то висячие фонари у домов на двух главных улицах зажигаются весьма редко, а полиция не имеет никакой возможности достигнуть своих требований иначе, как ежедневным составлением актов, целыми десятками оных, — что является для надзирателей физически невозможным, так как им пришлось бы постоянно перебывать в камере Мирового Судьи, в ущерб другим, иногда более важным, занятиям по службе.

Кроме того грязный вид города дополняется летом зловонием, так как евреи при своих домах не имеют никаких пристроек, а многие даже не имеют построек для естественных нужд и все отправления совершаются перед домом, тут же, на улице. Помои и всякий сор также выносятся на улицы. Степень обеспечения города от пожара самая ничтожная; вся материальная часть пожарного обоза заключается в двух огнегасительных трубах, 8 бочках вместимостью в 20 ведер каждая и небольшом числе прочего пожарного инструмента, как-то багров, лестниц и т. п.; однажды на пожаре понадобился топор, которого не оказалось. Постоянного персонала пожарных служителей не содержится. Лошадей под пожарный обоз, согласно контракту, должен запрягать содержатель земской почтовой станции; на него же возложена обязанность сохранения и содержания в исправности материальной части пожарного обоза. Уже по этой одной организации можно судить о степени благоустройства городской пожарноя части, возложенной на попечение какого-то еврея.

Киево-Одесская и Киево-Брестская железные дороги оказали невыгодное влияние на город в торговом отношении: производившаяся до того времени обширная оптовая торговля рыбою и солью, которые развозились из города во множество городов и местечек Волынской губернии, — совершенно упала. Рыба и соль доставлялись из Крыма и Бессарабии на чумацких подводах. Падение оптовой торговли, естественно, заставило многих предпринимателей оставить город и удалиться в другие местности, унеся с собою, разумеется, и значительные капиталы, оборачивавшиеся в городе. А с отливом капитала, естественно, сократились и торговые операции города. Этим же фактом может быть объяснен и упадок значения городских ярмарок, которые, по заявлению старожилов, в настоящее время не имеют и тени подобия тех многолюдных ярмарок, какие бывали в старое доброе время. Ныне же оптовая торговля уступила свое место весьма оживленной мелочной торговле, которою еще поддерживается торговое значение города до наших дней. По нашему личному убеждению, разделяемому и некоторыми торговыми деятелями торговое значение Староконстантинова поддерживается в значительной степени и присутствием в нем частей войск двух полков, Азовского пехотного и Ахтырского драгунского. Что предположение это справедливо — доказывается тем фактом, что во время отсутствия названных полков для лагерного сбора, оживленность торговли стихает и на самом городе лежит какой-то отпечаток запустения. Следовательно, выгоды населения, проистекающие от присутствия войск в городе, не подлежат никакому сомнению. Иные же в таких предположениях идут еще далее, — утверждая, что с удалением из Староконстантинова войск, он окончательно утратит всякое значение, кроме значения административного пункта.

Железнодорожные линии, отстоящие от города в 40 и 50 верстах (Проскуровская, Щепетовская и Полонская станции), доставляют возможность торговцам города весьма часто (почти ежемесячно) предпринимать поездки в большие населенные пункты (преимущественно в Варшаву) для закупки разных предметов для своих лавок и магазинов, куда с ближайших станций товар доставляется уже особыми контрагентами, занимающимися преимущественно доставкою товаров, привозимых железными дорогами.

Близость железных дорог имеет для торговцев те существенные выгоды, что позволяет, не прибегая к единовременным закупкам в обширных размерах, ограничиваться затратою малого капитала, который, оборачиваясь почти весь ежемесячно, дает возможность вести торговлю на наличные средства, быстро освежая товар, — что в свою очередь имеет большое влияние на цены. И действительно, — предметы (особенно галантерейные) фабричного производства в городе продаются весьма дешево, несмотря на значительные барыши, получаемые торговцами.

Товары, получаемые со станций железных дорог, закупаются по большей части в Варшаве и отчасти в Одессе; они суть следующие: сукна, ситцы, полотна, шелковые материи, бархат, обувь всякого рода, резиновые и гуттаперчевые предметы, клеянки, сафьян, кожи, фаянс, фарфор, стекло, колониальные товары, железные, чугунные, и медные товары, керосин, деготь, сельди, рыба, лимоны, апельсины, парфюмерные и модные товары.

Степень удобства сообщений города с ближайшими окрестными местностями вполне удовлетворительна, и не вызывает никаких особенных затруднений даже в наиболее неблагоприятное осеннее и весеннее время.


Глава XIII.
Как расквартированы в городе войска и войсковые штабы; — степень удобства расквартирования; — цены на городские квартиры; — места, удобные для лагеря вблизи города; — места для стрельбы, строевых учений и маневров.

В городе расположены штабы и некоторые части полков 45-го пехотного Азовского, 36-го драгунского Ахтырского, а также 4-я рота 45-го резервного батальона.

Азовский полк занимает следующие отдельные помещения: 1) в доме Габеля с флигелем помещены полковая канцелярия с литографиею, полковая гауптвахта, нестроевая рота с конюшнями и обозами, слесарная, столярная и плотничная мастерские и команда писарей; 2) в д. Аршаницы помещается полевой Лазарет, 3) в доме Щепетовецкого помещается команда музыкантов; 4) в доме Балобржеского помещается полковая швальня; 5) в доме Когана помещается полковая Учебная Команда: 6) в доме Розенбоймовой помещается полковая Лабротория; 7) в доме Пустыльника, казарменно, размещена одна рота; 8) в доме Шая, казарменно, размещена одна рота; 9) в доме Япишевского помещается школа барабанщиков; 10) помещение полкового цейхауза и 11) помещение полкового неприкосновенного запаса имущества. Все эти помещения могут назваться удовлетворительными.

Ахтырский драгунский полк занимает следующие отдельные помещения: 1) в замке кн. Абамелек помещается команда трубачей, плотничья и столярная мастерские; 2) в д. Ровнера помещается полковая слесарная мастерская; 3) в д. Клетневского помещен полковой Лазарет; 4) помещение ветеринарного лазарета; 5) помещение обоза; 6) помещение полковой Учебной Команды; 7) помещение полковой швальни; 8) помещение цейхауза; 10) помещение полковой канцелярии и команды писарей. Помещения драгунского полка менее удовлетворительны сравнительно с помещениями пехотного полка, которые и более сгруппированы. Это, впрочем, объясняется тем, что Азовский полк квартирует здесь с 1872 года, а Ахтырский пришел только в 1880 году.

Цены на квартиры в городе, весьма высокие во всякое время, еще больше возвысились с приходом драгунского полка; так что за квартиру, хотя несколько соответствующую званию командира полка необходимо заплатить 800 рублей в год. Холостые офицеры за одну комнату с отоплением, платят от 10—15 рублей в месяц. По квартирным окладам город причислен к местностям V разряда.

По обывательским квартирам расположена в городе одна рота и почти все нижние чины обоих полков, временно состоящие при полковых штабах и прикомандированные к оным по разным служебным случаям.

Резервная рота расположена казарменно в здании, занимавшемся упраздненною местной командою.

Мест, удобных для лагеря войск, в близи города не имеется в данное время. Бывшее же одно весьма удобное место для расположения целого пехотного полка (военного состава), в стороне от Меджибужского тракта, ныне вспахано под посев хлеба. Место это было так прекрасно, что Азовский полк некогда засадил его на свои средства молодыми растениями, в надежде хотя недолгое время иметь здесь лагерную стоянку. Особенное достоинство этой местности для лагерного расположения составляли два условия: перед фронтом и на левом фланге, в расстоянии 150 шагов, протекал небольшой ручей, образовавшийся из множества бьющих ключей превосходной, холодной и чистой воды, и по всему фронту в таком же расстоянии расположен был довольно обширный и тенистый фруктовый сад, сообщавший тень почти половине расстояния от ручья до лагеря. Здесь солдаты и офицеры находили истинное наслаждение после дневного зноя, окончив лагерные занятия.

Часть ручья была запружена, вследствие чего образовалось значительное озеро, служившее для солдат прачечной и купальней; вода в озере постоянно освежалась. Около кухонь были вкопаны бочки, которые от бьющих ключей быстро наполнялись водою и делались естественными резервуарами превосходной воды, какою не пользуются жители города.

Непосредственно за Заслучьем есть небольшая площадь, на которой можно с удобством производить стрельбу в цель не более как до 900 шагов. На этой же площади можно производить ученья, хотя и с некоторым стеснением, целому полку мирного состава.

Мест удобных для маневрирования хотя небольшими частями, до уборки хлеба с полей, вблизи города не имеется вовсе.


Глава XIV.
Справочные сведения о лицах и местах; — начальствующие лица; — общественные деятели прошедшего и настоящ. времени; — врачи; — адвокаты; — увеселит. заведения; — деятельность ростовщиков.

В городе имеют жительство следующие начальствующие лица:

1) Командир Азовского полка, полковник Троицкий.

2) Команд. Ахтырск. Драг. полка полковник Руссау.

3) Уездный Воинский Начальник, подполк. Ерофеев.

4) Уездный Исправник, г. Водопьянов.

5) Уезд. Предвод. Дворян., г. Троцкий-Сенютович.

6) Товарищ Прокур. при Мир. Съезде, г. Карпинский.

7) Помощник Исправника, г. Страдецкий.

8) Судебный Следователь, г. Юрьев.

9) Мировой Судья 1-го уч. (городского), г. Карачаров.

10) Мировой Судья 2-го уч. (уезда), г. Богданов.

11) Уездный Казначей, г. Бржостовский.

12) Уездный Почтмейстер, г. Какашевич.

13) Начальник Телеграфной Станции, г. Бай.

14) Надзиратель Акцизных Сборов., г. Каленов.

15) Уездный Врач, г. Сощин.

16) Городовой Врач, г. Тхоржевский.

17) Протоиерей, от. Никанор Карашевич.

18) Смотритель Уездного Училища, г. Добровольский.

19) Смотритель Городской Тюрьмы, г. Гордасевич.

20) Смотритель Городской Больницы, г. Закаржинский.

21) Председатель Городского Управления, г. Лозинский.

25) Заведывающий Одноклас. Евр. Учил., г. Гройном.

На сколько Староконстантинов славен своим историческим прошедшим, на столько же в настоящее время и ближайшее к нашему он скромен и почти не заметен. Выдающихся общественных деятелей в нем не оказывается, — что, отчасти, объясняется тем закрепощенным состоянием, в котором город пребывает поныне; владельцы же его, никогда не проживавшие в городе, разумеется, не принимали и никакого участия в судьбах его; город для них был не больше, как источник доходов; следовательно, заботливость о его нуждах и благосостоянии могли бы до некоторой степени проявляться только лишь в том случае, если бы владетели сами управляли имением; но этого мы не видим: судьбами города заправляла администрация, на сколько то входило в круг ее обязанностей и управляющие имениями. При таком положении дела, когда ни та, ни другие не были заинтересованы в принятии близко к сердцу всего, относящегося до города, станет понятно и отсутствие в общественных деятелях.

Если из лиц, живших постоянно, и иногда довольно долго, в городе, могли проявлять какую-нибудь полезную общественную деятельность, так разве только одно духовенство. И действительно предание с благоговением вспоминает бывшего настоятеля церкви Рождества Богородицы (на Новом Месте), о. Игнатия Пероговского, который более 20 лет был истинным духовным пастырем и отцом своих прихожан: поучал, наставлял и укреплял их в вере и благочестии. Он умер в половине 1853 года. Прихожане изъявили его детям желание на свои средства поставить ему памятник; но предложение это с благодарностью было устранено от принятия, так как покойный «батюшка» завещал похоронить его в старом склепе памятника каменного, пирамидального, находящегося на «Новомейском» кладбище. Известие это опечалило бедный, простой народ, желавший выразить благодарность своему пастырю за его заботы о них.

Затем следует упомянуть о сыне его Василии Игнатьевиче Пероговском, трудами которого и мы воспользовались в первых трех главах нашего описания, относящегося к исторической жизни города, взяв оттуда более существенное для сего очерка. Заимствуем следующие сведения об этой интересной личности, из «Некролога» за 1881 год.

«В ночь на 21 Мая, в м. Горохове Владимирского Уезда, скончался на 58 году от роду, Мировой Судья Коллежский Советник Василий Игнатьевич Пероговский. Покойный, сын священнический, родился в 1824 году Апреля 12. Воспитывался в Волынской дух. Семинарии, откуда, по окончании богословского курса, поступил в Университет Св. Владимира, на юридический факультет. Окончив университетское образование в числе первых кандидатов с отличными успехами и примерным поведением, был зачислен в канцелярию Киевского, Волынского и Подольского Генерал-Губернатора Бибикова. Недостаточность материальных средств побудила его однако оставить службу при Генерал-Губернаторе, обещавшую более успехов на служебном поприще, и принять скромный пост коронного Заседателя при Дубенском Уездном Суде, в начале 1852 года. При открытии должности Судебных Следователей в 1860 году, он был назначен Следователем в Староконстантинов. В 1864 году назначен Новоградволынским Уездным Судьей, — откуда, за отказом занять должность Старшего Советника Волынского Губернского Правления, переведен Уездным Судьею в г. Житомир. При введении мировых судей в Ю. З. Крае, назначен Председателем Мирового Съезда, и Участковым Судьею в г. Овруч…. С Мая 1880 г. покойный состоял участковым Судьею Владимир-Волынского уезда в м. Горохове, где и умер от паралича сердца, вследствие воспаления легких. Прослужив на государственной службе почти 33 года, покойный не нажил недвижимого имущества, хотя и представлялась ему возможность. Ведя самую скромную жизнь, покойный позволял себе роскошь лишь в постоянно обогащаемой им собственной библиотеке, составленной преимущественно из книг исторического содержания. Но и духовная и светская литература отечественная его одинаково занимала, и у него, вместе с произведениями светских писателей, встречаются ученые труды высокопреосвященного Макария митрополита Московского, Слова высокопреосвященного Димитрия архиепископа Волынского, „Труды киевской Духовной Академии“, „Православный Собеседник“, „Странник“ и многие другие повременные изучения — русской, польской и французской литературы».

"Как глубокий знаток местной старины, покойный печатал свои исторические исследования в местных органах и отдельными брошюрами. Так им напечатаны: 1) Анна-Алоизия княжна Острожская, вдова по воеводе Виленском, гетмане Великого Княжества литовского, Ян-Карле Хоткевече, Фундаторша коллегиума в Остроге. 2) Местечко Берестечко. 3) Город Заслав. 4) Местечко Славута. 5) Князья Корецкие. 6) Материалы для Волыни 1-я часть (обширный труд до 500 страниц) 7) Бывшие православные монастыри в г. Дубне, основанные князьями Острожскими. 8) Отрывок из истории присоединения на Волыни униатов в царствования Екатерины II и Павла I. 9) Замечания на статью о. Сундульского: «г. Ровно» и дополнение к ней. 10) Несколько замечаний на статьи: Исторический очерк Волын. Духов. Семинарии. 11) Отрывок из истории города Староконстантинова.

«Можно было надеяться, что и среди служебных тяжелых трудов, покойный подарит местное общество новыми ценными исследованиями, достойными его глубокой эрудиции, знания местной старины и страстной любви к родному краю. По крайней мере так думали люди, знавшие его короче, приглашая к сотрудничеству в изданиях, печатавшихся не на Волыни. Но слабость сил, приведшая к неожиданной кончине, положила конец подобным ожиданиям».

«Заключим эти краткие сведения отзывом лица, успевшего в последнее время коротко узнать покойного в качестве сослуживца по судейским делам: при образовании, трудолюбии, бескорыстии и честности покойного ему в Петербурге *) было умирать, а не в каком-нибудь Горохове.»

  • ) Хотя мы с этим выводом лица, близко знавшего В. И. Пероговского, не согласны, будто бы только один Петербург и есть носитель всего честного, трудолюбивого и бескорыстного, на святой Руси.

Присоединяемся и мы к этому мнению, ибо, благодаря обязательному содействию отца Иллариона Гутовского, имели возможность познакомиться с интересными историческими исследованиями Василия Игнатьевича Пероговского.

Вот и все деятели, так или иначе послужившее на пользу своего родного города, если не считать еще купца еврея — Эпштейна, также умершего, которому посчастливилось из небогатого человека сделаться капиталистом, обладавшим громадным состоянием, простиравшимся до нескольких миллионов рублей. Деятельность его отличалась расовой обособленностью, нежели носила всеобъемлющий характер. Впрочем, многие евреи обязаны ему благотворительностью и имя его произносится каждым евреем не только с благоговением, но даже с некоторою гордостью. Само собою разумеется, что популярность Эпштейна имеет чисто еврейский оттенок (хотя по справедливости он заслуживает более сознательного признания заслуг его перед местным еврейским обществом). Простой еврей гордится именем Эпштейна потому, что он вышел из бедняков и, благодаря большим денежным средствам, иногда «обедал у губернатора», — последнее обстоятельство является самым ценным у почитателей памяти Эпштейна.

Затем следует также упомянуть о покойном Р. О. Рубинштейне и его супруге Ревекке, которые долгое время состояли попечителями Еврейск. Лечебницы. Старик Рубинштейн уже умер; супруга же его и поныне ежегодно высылает вспомоществование деньгами и вещами на удовлетворение нужд Евр. Лечебницы, призревающей ее единоплеменников в родном ее городе. Она проживает в настоящее время в Харькове, где имеет коммерческую контору под фирмой «Вдова и бр. Рубинштейн».

Кроме уездного и городового врачей, в Староконстантинове проживают и другие, а именно: а) военные: Подгурский, Петров, Сулицкий, Скворцов, Кишковский, Тарнавич, и б) вольнопрактикующие: Розенель, Ущаповский, Зейдлер, Яросевич, Цацкин, и в) Ветеринарный (военный) врач Ендржиевский.

Адвокатов, с солидным юридическим образованием, в городе не проживает. Имеющих же право ходатайствовать по делам в Мировых учреждениях есть несколько человек, исключительно евреев, деятельность которых и на этом почтенном поприще является ничем иным, как гишефтмахерством и состоит в сочинении жалоб и прошений, подаваемых в административные учреждения и начальствующим лицам; в большинстве случаев сами поверенные-сочинители являются и поверенными ходатаями по делам. Само собою, деятельность их не идет далее извлечения наибольших выгод из своей профессии, ибо в вознаграждении за ходатайство они не придерживаются никакой таксы и деньги берут всегда вперед.

Из общественных увеселительных учреждений в городе имеются следующие: 1) Военное Собрание, 2) Городской Общественный клуб, 3) Городской Сад, 4) Библиотека, 5) Гостиница и заезжие дома, 6) Помещение для театра.

Военное Собрание помещается на Меджибужской улице в лучшем здании из всего города, принадлежащем купцу Красносельскому. Помещение состоит из 7 довольно обширных комнат, не считая прекрасной квадратной залы, с хорами для музыки; зала имеет в стороне 26 аршин. Помещение имеет весьма изящную и довольно ценную обстановку; при собрании имеется буфет и кухня. По воскресеньям бывают танцевальные, а по четвергам так называемые семейные вечера. Членами Военного Собрания, согласно Высочайше утвержденного нормального положения о военных собраниях, могут быть только одни военные тех частей, которые квартируют в известных пунктах. Прочие же лица, не принадлежащие к военному сословию, согласно того же положения, могут быть постоянными посетителями и гостями; постоянными посетителями считаются те лица, которые пожелают внести членский взнос, определенный для офицеров, остальные лица именуются гостями; как пост. посет., так и гости могут вводиться не иначе как по рекомендации одного из членов, о чем о гостях постоянно отмечается в имеющейся книге. Постоянные же посетители в книгах не отмечаются, им выдается от Военного Собрания билет, дающий им право на вход в Собрание во всякое время.

Во время танцевальных вечеров гости плотят за вход по 1 рублю, а в остальное время по 30 коп. Внутренний порядок в Военных Собраниях точно определен тем же Высочайше утвержденным положением. При Военном Собрании имеются читальная комната, где посетители могут пользоваться газетами и журналами, а также и бильярд.

Городской Общественный Клуб помещается на Замковой улице. Помещение его не столь роскошно, как Военного Собрания, тем не менее там имеется все необходимое для подобного учреждения. Обстановка хотя и весьма скромная. Помещение является несколько тесным, в особенности зала для танцев, сравнительно с залом Военного Собрания. Внутренний порядок клуба определяется уставом, изданным общим собранием выборных старшин. Членами ежегодно вносится плата 10 руб.; членом может быть всякий, на основании баллотировки; гости вводятся по рекомендации одного из членов. Плата за вход во время танцевальных вечеров 1 рубль. При клубе имеется читальная комната, где посетители могут пользоваться газетами, а также и бильярд.

Кроме того, имеется кухня и буфет.

Городской сад расположен по Замковой улице. Это еще очень юный не больших размеров садик, который посещается публикою только тогда, когда в нем играет один из хоров военной музыки. Тем не менее, местоположение его довольно приятно; он дает возможность в летний вечер хотя на время забыть о той грязи и вони, какие поражают ваше зрение и обоняние в остальном городе, в продолжение целого дня, если только судьба вас обязывает и лето проживать в городе. Хотя садик этот дает мало тени, но он приятно поражает посетителя своею чистотою и не чужд некоторого изящества. В близи его имеются два старых сада, которые также много способствуют некоторому благорастворению воздуха.

Библиотек в городе 6: одна при Военном Собрании (биб. Азовского полка); это совершенно новая и довольно полная, библиотека, заведенная только в 1881 году, так как старая многотомная библиотека этом полка сгорела в 1879 г. в бытность полка за границею. Число томов этой библиотеки простирается до 800. Все произведения новейшей русской литературы, начиная с Жуковского, имеются почти все; затем много исторических сочинений, литературы военной и различных руководств и учебников по военным предметам. Кроме того, там выписываются все важнейшие журналы и газеты. Другая библиотека, принадлежащая Ахтырскому драгунскому полку, по составу своему, подходящая к вышеупомянутой, заключает в себе более 500 томов. Третья библиотека, принадлежащая Городскому клубу, простирается до 150 томов и состав ее не отличается ни системой, ни полнотою. Выписываются также газеты и журналы. Четвертая библиотека, принадлежащая Уездному Училищу, простирается до 300 томов; состав ее имеет некоторую полноту и систему, приноровленные к потребностям этого заведения. Главнейшие сочинения русской литературы, в ней, за немногими исключениями, имеются полные. Пятая библиотека, принадлежащая Еврейскому Одноклассному Училищу, простирается до 1800 томов, также хорошая библиотека; система и состав ее превышают потребности этого заведения. Заведена она на средства, пожертвованные купцом Эпштейном. Все книги этой библиотеки на русском языке. Шестая библиотека, принадлежащая Римско-Католическому монастырю Ордена Капуцинов, самая многотомная, содержит в себе более 8000 томов исключительно исторических и богословских, древних и новых сочинений на латинском, греческом, французском, немецком и польском языках. Есть там между прочим замечательная библиографическая редкость, кажется «Ветхий Завет», напечатанная в Нюрнберге в год изобретения книгопечатания в 1441 году.

Примечание: Кроме этих библиотек существуют еще при каждой из православных церквей небольшие библиотеки. Состав их весьма неполный и односторонний: существует несколько богословских сочинений и епархиальные повременные издания и очень незначительное число экземпляров светской литературы.

В городе имеется на Меджибужской улице Гостиница, содержимая г. Бржевским; номеров при ней не имеется; кушанья и закуски отпускаются в самой гостинице и на квартиры приезжающих, ибо она помещается в средине лучших заезжих домов города; помещение ею занимаемое не обширно, но там есть биллиард (правда плохой) и вообще последнее время она стала содержаться довольно удовлетворительно. При гостинице есть кондитерская.

Заезжих домов в городе достаточно, некоторые из них имеют весьма удовлетворительную обстановку. Почти каждый еврейский заезжий дом имеет одного, или несколько мишурисов (в роде так называемых половых в русских трактирах), которые для приезжающих могут заменить не только справочную книжку о всем, до города относящемся, но даже указать места и назвать всех административных и важнейших частных лиц, проживающих в городе. Относительно мишурисов следует отметить тот факт, который на первый взгляд кажется противуречивым понятию о еврее, — это весьма добросовестное исполнение возлагаемых на них поручений. Но это противоречие объясняется очень простою сметкою мишурисов: если он хотя раз поступит недобросовестно, то этим самым лишится возможности иметь поручения на будущее время, а следовательно лишится и заработка; ибо мишурисы, состоя при заезжих домах, не получают вовсе вознаграждения от хозяев, а получают плату от проезжающих за разные услуги, причем всегда довольствуются тем, что им дают. Впрочем на этот счет в общественном сознании известного района устанавливается своего рода такса, которая для мишурисов можно сказать вполне безобидная.

Театра постоянного в настоящее время не существует; но год тому назад здесь находилась не большая труппа, под управлением г. Краевского, по составу своему для уездного города, можно сказать, довольно удовлетворительная. Помещение для постоянного театра было довольно удобное и достаточно приспособлено даже для представлений зимою. Весною 1882 г. театр, костюмы, и декорации сгорели и труппа удалилась. Тем не менее помещение для любительских спектаклей существует и теперь внизу помещения, занимаемого Военным Собранием. Устройством спектаклей занимаются преимущественно офицеры Ахтырского полка, и развлечение это в течение года бывало до 20 раз. Сбор, получаемый от любительских спектаклей, идет на благотворительные цели.

В городе несколько раз в год бывают концерты заезжих артистов; кроме того, нередко посещают город цирки, фокусники и другие предприниматели по части общественных увеселений.

Кассы ссуд в городе не имеется и это, конечно, очень плохо отражается на тех лицах, которые в силу какой либо случайности принуждены бывают обращаться к кредитору. Услугу в данном случае может оказать любой еврей, разумеется за вознаграждение, именуемое жидовским процентом. Деятельность ростовщиков в городе громадна, ибо всякий еврей ее не чуждается. Процент, ими взимаемый, различен и простирается иногда до 120 в год.

Оканчивая описание города, необходимо сделать некоторые указания на те заведения, которые хотя и упомянуты выше, но сведений других, так сказать справочных, не приведено. Это — Типо-Литография г. Аренберга, работающая скоропечатною машиною и линовальным станком новейшей усовершенствованной конструкции, благодаря деятельности Управляющего г. Шехтмейстера, исполняет всевозможные заказы весьма изящно на всех языках и разнообразными шрифтами. Фотография г. Урсына, работающая весьма удовлетворительно, а иногда положительно хорошо (в техническом смысле) и Модная Мастерская госпожи Рунге, изготовляет дамские наряды (преимущественно платья) по ценам более или менее доступным и, по заявлению лиц компетентных, с достаточным модным вкусом. По выборам же материй для дамских нарядов лучшею репутациею пользуется модный магазин Мошковой Эссель. Модная Мастерская мужских костюмов г. Полоцкого довольно обширное и доступное по ценам заведение, работающее также весьма успешно.