Определение Верховного Суда РФ от 22.12.2017 по делу № А33-24793/2016

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Определение Верховного Суда Российской Федерации № 302-АД17-12093
Источник: ras.arbitr.ruОпределения Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда РФ за 2017 год

Верховный Суд Российской Федерации

Определение
№ 302-АД17-12093

г. Москва22 декабря 2017 г.

Резолютивная часть определения объявлена 20 декабря 2017 года.

Полный текст определения изготовлен 22 декабря 2017 года.

Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего судьи Прониной М.В.,

судей Першутова А.Г., Тютина Д.В.

рассмотрела в открытом судебном заседании с использованием системы видеоконференц-связи кассационную жалобу Управления Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека по Красноярскому краю (далее – управление Роспотребнадзора) на постановление Третьего арбитражного апелляционного суда от 30.03.2017 по делу № А33-24793/2016 Арбитражного суда Красноярского края

по заявлению управления Роспотребнадзора к обществу с ограниченной ответственностью Производственно-торговая компания «Арта» (далее – общество) о привлечении к административной ответственности по части 1 статьи 14.43 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях (далее – КоАП РФ).

В заседании приняли участие представители:

от Управления Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека по Красноярскому краю – Сидоркина Н.А.;

от общества с ограниченной ответственностью Производственно-торговая компания «Арта» – Апуник П.П., Ростовцев Е.Г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Прониной М.В., выслушав объяснения представителя управления Роспотребнадзора по доводам кассационной жалобы и возражения представителей общества на кассационную жалобу, Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации

установила:

основанием для привлечения к административной ответственности явилось нарушение обществом требований главы 3, пункта 30 главы 7, пунктов 66, 69 главы 12 Технического регламента Таможенного союза ТР ТС 033/2013 «О безопасности молока и молочной продукции» (далее – ТР ТС 033/2013), которое выразилось в производстве молочной продукции – молока питьевого ультрапастеризованного – имеющей признаки фальсификации.

Правонарушение выявлено по результатам проведения Территориальным отделом управления Роспотребнадзора в городе Ачинске (далее – территориальный отдел) административного расследования, возбужденного определением от 12.09.2016 по признакам административного правонарушения, предусмотренного частью 1 статьи 14.43 КоАП РФ. Основанием для проведения расследования явилась информация по фактам нарушений обществом требований законодательства в сфере технического регулирования, поступившая в территориальный отдел из управления Роспотребнадзора.

В ходе административного расследования территориальным отделом были изъяты пробы выпускаемой обществом продукции – молока питьевого ультрапастеризованного длительного хранения «Вечер» с массовой долей жира 1,5 процента и переданы в федеральное бюджетное учреждение здравоохранения «Центр гигиены и эпидемиологии в Красноярском крае» для проведения санитарно-эпидемиологической экспертизы.

По результатам лабораторных испытаний в образцах обнаружены жиры немолочного происхождения и признаки фальсификации продукта. Согласно заключению экспертизы от 07.10.2016 образцы продукции не соответствуют требованиям ТР ТС 033/2013, Технического регламента Таможенного союза ТР ТС 021/2011 «О безопасности пищевой продукции»(далее – ТР ТС 021/2011), ГОСТ 31979-2012 «Молоко и молочные продукты. Метод обнаружения растительных жиров в жировой фазе газожидкостной хроматографией стеринов» (далее – ГОСТ 31979-2012).

В материалах административного расследования также учтены результаты экспертизы проб молочной продукции, выпускаемой обществом, изъятых по одному из мест ее реализации – в магазине «Радуга» по адресу: Иркутская область, с. Хор-Тагна, ул. Леспромхозовская, д. 8.

Соответствующие сведения были переданы территориальным подразделением Управления Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека по Иркутской области, которым проводилась проверка в отношении индивидуального предпринимателя Картошкиной Анны Николаевны в указанном магазине.

Экспертиза изъятых проб продукции – молока питьевого ультрапастеризованного «Млада счастье в дом» с массовой долей жира 3,2 процента проводилась федеральным бюджетным учреждением здравоохранения «Центр гигиены и эпидемиологии в Иркутской области». Лабораторные испытания показали наличие в образцах продукции жиров растительного происхождения. Согласно заключению экспертизы от 27.09.2016 образцы продукции не соответствуют требованиям ТР ТС 033/2013, ГОСТ Р 52253-2004 «Масло и паста масляная из коровьего молока. Общие технические условия», ГОСТ 31979-2012.

Указанные обстоятельства явились основанием для обращения управления в арбитражный суд с заявлением о привлечении общества к административной ответственности по части 1 статьи 14.43 КоАП РФ.

Решением Арбитражного суда Красноярского края от 13.02.2016 заявление удовлетворено.

Исследовав обстоятельства дела и оценив имеющиеся доказательства в соответствии со статьями 65, 71, 206 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, руководствуясь статьями 1.6, 2.1, 2.9, 4.1, 4.1.1, 14.43, 28.2, 28.3, 28.5 КоАП РФ, суд первой инстанции нашел, что в действиях общества присутствует состав вменяемого административного правонарушения, имеются достаточные основания для привлечения общества к административной ответственности и назначения ему административного наказания в виде штрафа в размере 100 000 рублей.

Постановлением Третьего арбитражного апелляционного суда от 30.03.2017 решение суда первой инстанции отменено, производство по делу прекращено.

При этом суд апелляционной инстанции исходил из того, что противоправным действиям общества дана неверная квалификация.

Руководствуясь положениями Единого перечня товаров, подлежащих ветеринарному контролю (надзору), утвержденным решением Комиссии Таможенного союза от 18.06.2010 № 317, примечанием к статье 10.8 КоАП РФ, суд определил, что молоко питьевое относится к продуктам животноводства и подлежит ветеринарному контролю.

Также суд указал, что требования главы 3, пункта 30 главы 7, пунктов 66, 69 главы 12 ТР ТС 033/2013, нарушение которых вменено обществу в вину, по своей природе являются ветеринарно-санитарными. Пункт 2 части 1 статьи 1 ТР ТС 021/2011 устанавливает требования безопасности (включая санитарно-эпидемиологические, гигиенические и ветеринарные) к объектам технического регулирования, то есть прямо указывает, что установленные в данном техническом регламенте требования к пищевой продукции являются ветеринарными.

Таким образом, согласно позиции суда апелляционной инстанции, обществом нарушены содержащиеся в технических регламентах правила производства продуктов животноводства (молока), одновременно являющиеся ветеринарными требованиями к такой продукции, что образует объективную сторону административного правонарушения, предусмотренного частью 1 статьи 10.8 КоАП РФ. Указанная норма является специальной по отношению к части 1 статьи 14.43 КоАП РФ и подлежит преимущественному применению в целях квалификации соответствующего административно наказуемого деяния.

Между тем судом апелляционной инстанции не учтено следующее.

Частью 1 статьи 14.43 КоАП РФ установлена административная ответственность за нарушение изготовителем, исполнителем (лицом, выполняющим функции иностранного изготовителя), продавцом требований технических регламентов или подлежащих применению до дня вступления в силу соответствующих технических регламентов обязательных требований к продукции либо к продукции и связанным с требованиями к продукции процессам проектирования (включая изыскания), производства, строительства, монтажа, наладки, эксплуатации, хранения, перевозки, реализации и утилизации либо выпуск в обращение продукции, не соответствующей таким требованиям, за исключением случаев, предусмотренных статьями 6.31, 9.4, 10.3, 10.6, 10.8, частью 2 статьи 11.21, статьями 14.34, 14.44, 14.46, 14.46.1, 20.4 Кодекса.

Согласно примечанию к указанной статье под подлежащими применению до дня вступления в силу соответствующих технических регламентов обязательными требованиями для целей применения настоящей статьи понимаются обязательные требования к продукции либо к продукции и связанным с требованиями к продукции процессам проектирования (включая изыскания), производства, строительства, монтажа, наладки, эксплуатации, хранения, перевозки, реализации и утилизации, установленные нормативными правовыми актами, принятыми Комиссией Таможенного союза в соответствии с Соглашением Таможенного союза по санитарным мерам от 11.12.2009, а также не противоречащие им требования нормативных правовых актов Российской Федерации и нормативных правовых актов федеральных органов исполнительной власти, подлежащих обязательному исполнению в соответствии с пунктами 1, 1.1, 6.2 статьи 46 Федерального закона от 27.12.2002 № 184-ФЗ «О техническом регулировании».

Объективная сторона указанного правонарушения заключается в совершении действий (бездействия), нарушающих установленные требования технических регламентов или обязательных требований к продукции, либо к продукции и связанным с требованиями к продукции процессам реализации, либо выпуск в обращение продукции, не соответствующей таким требованиям.

Субъектом правонарушения является лицо, ответственное за соблюдение установленных правил и норм, а именно: изготовитель, исполнитель (лицо, выполняющее функции иностранного изготовителя), продавец соответствующей продукции.

Частью 1 статьи 10.8 КоАП РФ установлена административная ответственность за нарушение ветеринарно-санитарных правил перевозки, перегона или убоя животных либо правил заготовки, переработки, хранения или реализации продуктов животноводства, за исключением случаев, предусмотренных частями 2 и 3 настоящей статьи.

Частью 2 статьи 10.8 КоАП РФ предусмотрена административная ответственность за перевозку сельскохозяйственных животных и (или) продуктов животноводства без ветеринарных сопроводительных документов, за исключением перевозки сельскохозяйственных животных и (или) продуктов животноводства для личного пользования; частью 3 – за нарушение ветеринарно-санитарных правил сбора, утилизации и уничтожения биологических отходов.

Согласно примечанию к указанной статье под продуктами животноводства в частях 1 и 2 следует понимать товары, включенные в Единый перечень товаров, подлежащих ветеринарному контролю (надзору), утвержденный решением Комиссии Таможенного союза.

Объективная сторона правонарушения, предусмотренного частью 1 статьи 10.8 КоАП РФ, заключается в нарушении ветеринарно-санитарных правил перевозки, перегона или убоя животных либо правил заготовки, переработки, хранения или реализации продуктов животноводства.

Субъектами административной ответственности выступают граждане, юридические лица и должностные лица.

В соответствии с частью 1 статьи 23.49, статьи 28.3 КоАП РФ федеральный орган исполнительной власти, осуществляющий федеральный государственный надзор в области защиты прав потребителей, рассматривает дела и составляет протокол об административных правонарушениях, предусмотренных, в том числе статьей 10.8 (в части нарушения правил хранения и реализации продуктов животноводства), частями 1 и 2 статьи 14.43 Кодекса.

Согласно протоколу об административном правонарушении от 14.10.2016 № 4838 обществу вменялось производство молока питьевого ультрапастеризованного «Млада счастье в дом» с массовой долей жира 2,5 процента и «Вечер» с массовой долей жира 1,5 процента, не соответствующих требованиям ТР ТС 033/2013, ТР ТС 021/2011, ГОСТ 31979-2012 «Молоко и молочные продукты. Метод обнаружения растительных жиров в жировой фазе газожидкостной хроматографией стеринов».

Хроматографическими лабораторными исследованиями названной продукции установлено наличие в образцах жиров немолочного происхождения и признаков фальсификации продукта, что свидетельствует о нарушении главы 3, пункта 30 главы 7, пунктов 66, 69 главы 12 ТР ТС 033/2013.

Ни в акте, ни в протоколе об административном правонарушении не указывалось на нарушение обществом ветеринарно-санитарных правил либо правил хранения или реализации продуктов животноводства. Предметом проверок являлось соблюдение обществом технических регламентов, а не норм ветеринарного законодательства.

Таким образом, несмотря на то, что в технических регламентах ТР ТС 033/2013 и ТР ТС 021/2011 действительно содержатся требования к пищевой продукции, являющиеся ветеринарными, однако их нарушение обществу не вменялось и, исходя из полномочий управления, не могло вменяться, у суда апелляционной инстанции отсутствовали основания для переквалификации действий общества на часть 1 статьи 10.8 КоАП РФ и прекращения производства по делу.

При этом выводы суда апелляционной инстанции не свидетельствуют о том, что нарушение технических регламентов, допущенное обществом, не образует состава правонарушения, предусмотренного частью 1 статьи 14.43 КоАП РФ.

Кроме того, Судебная коллегия принимает во внимание то обстоятельство, что общество ни в отзыве на заявление, ни в апелляционной жалобе не ссылалось на неправильную квалификацию правонарушения.

Суд первой инстанции правильно установил фактические обстоятельства дела, правильно применил нормы материального права, учел обстоятельства, смягчающие ответственность общества, и взыскал с общества штраф в минимальном размере.

В соответствии с частью 1 статьи 291.11 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения Судебной коллегией Верховного Суда Российской Федерации судебных актов в порядке кассационного производства являются существенные нарушения норм материального права и (или) норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод, законных интересов в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Поскольку судом апелляционной инстанции неправильно применены нормы материального права, Судебная коллегия полагает, что постановление суда апелляционной инстанции подлежит отмене, решение суда первой инстанции следует оставить в силе.

Руководствуясь статьями 167, 176, 291.11–291.15 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации

определила:

постановление Третьего арбитражного апелляционного суда от 30.03.2017 по делу № А33-24793/2016 Арбитражного суда Красноярского края отменить.

Решение Арбитражного суда Красноярского края от 13.02.2017 оставить в силе.

Председательствующий судья М.В. Пронина
Судья А.Г. Першутов
Судья Д.В. Тютин