Ответ (Чуковский, ты не прав, обрушась на поленья — Гумилёв)

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Ответ (Чуковский, ты не прав, обрушась на поленья…)
автор Николай Степанович Гумилёв (1886-1921)
См. Стихотворения 1919. Источник: Гумилев Н. С. Полное собрание сочинений в десяти томах. — М.: Воскресение, 2001. — Т. 4. Стихотворения. Поэмы 1918—1921. — С. 80. — ISBN 5-88528-159-9. • Экспромт из рукописного альбома К. И. Чуковского «Чукоккала».
 Википроекты: Wikidata-logo.svg Данные


Ответ

Чуковский, ты не прав, обрушась на поленья,
Обломки божества — дрова,
Когда-то деревам, близки им вдохновенья,
Тепла и пламени слова.

Берёза стройная презренней ли, чем роза,
Где дерево — там сад,
Где б мы ни взяли их, хотя б из Совнархоза,
Они манят.

Рощ друидических теперь дрова потомки,
И, разумеется, в их блеске видел Блок
Волнующую поступь Незнакомки,
От Музы наш паёк.

А я? И я вослед Колумба, Лаперуза
К огню и дереву влеком,
Мне Суза с пальмами, в огне небес Нефуза
Не обольстительней даров Петросоюза,
И рай огня даёт нам Райлеском.

P.S. К тому ж в конторе Домотопа
Всегда я встречу эфиопа.

<5 декабря 1919 года>

Примечания

О том, как и по какому поводу было написано это стихотворение, см. рассказ К. И. Чуковского в его воспоминаниях о Блоке. Говоря о сотрудничестве Блока в его рукописном альманахе «Чукоккала», Чуковский пишет:

Cquote1.png «Началось его сотрудничество так: Д. С. Левин, хозяйственник, служивший у нас во «Всемирной», очень милый молодой человек, каким-то чудом добывавший для нас, «всемирных литераторов», дрова, однажды обратился к Александру Александровичу [Блоку] с просьбой вписать в его альбом какой-нибудь стихотворный экспромт. Блок тотчас же исполнил его просьбу. С такой же просьбой Левин обратился к Гумилёву. Гумилев тоже написал ему несколько строк. Очередь дошла до меня, и я, разыгрывая из себя моралиста, обратился к поэтам с шутливым посланием, исполненным наигранного гражданского пафоса:

За жалкие корявые поленья,
За глупые сосновые дрова
Вы отдали восторги вдохновенья
И вещие бессмертные слова.

Ты ль это, Блок? Стыдись! уже не роза,
Не Соловьиный сад,
А скудные дары из Совнархоза
Тебя манят.

Поверят ли влюблённые потомки,
Что наш магический, наш светозарный Блок
Мог променять объятья Незнакомки
На дровяной паёк?

А ты, мой Гумилёв, наследник Лаперуза,
Куда, куда мечтою ты влеком?
Не Суза знойная, не буйная Нефуза, —
Заплёванная дверь Петросоюза
Тебя манит: не рай, но Райлеском.
И барышня из Домотопа
Тебе дороже эфиопа!

Гумилёв немедленно — тут же на заседании — написал мне стихотворный ответ…»

Cquote2.png

[далее Чуковский приводит первые четыре строки гумилёвского экспромта и подробно говорит об ответе Блока, который отозвался через несколько дней] (см. «Современники», стр. 475—476). В своём «ответе» Чуковскому Гумилёв воспроизвел все рифмы Чуковского, но разностопный ямб Чуковского заменил правильно чередующимися шестистопными и четырёхстопными ямбическими строками.

См. также