ПБЭ/ВТ/Абеляр

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
< ПБЭ

Перейти к навигации Перейти к поиску

Абеляр
Православная богословская энциклопедия
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: А — Архелая. Источник: т. 1: А — Архелая, стлб. 13—20 (индекс) • Другие источники: ЕЭБЕ : МЭСБЕ : ЭЛ : ЭСБЕ : Britannica (11-th) : CE (1907—13) : CEM : DI : OSN ПБЭ/ВТ/Абеляр в дореформенной орфографии


[13-14] АБЕЛЯР — знаменитый схоластический писатель и философ, род. в Бретани в 1079 г.; умер в монастыре св. Марцелла, близ Шалона, 21 апреля 1142 г. Он был старший сын кавалера, владельца деревни Пале. Его христианское имя было Петр Палатин; но когда он отрекся от своего права первородства и отказался от своих прав на отцовское наследство, чтобы всю свою жизнь посвятить наукам, то принял имя Абеляра (с французского abeille, пчела, или с французского же bail, латинского bajulus — учитель). Первым его учителем философии был Росселин, содержавший школу в Локменахе, близ Ванна, в Бретани, и был решительным номиналистом, объявлявшим все universalia просто умственными понятиями. Вторым его учителем был Вильгельм Шампо, заведовавший кафедральною школою в Париже, решительный реалист, объявлявший universalia самою сущностью всякого бытия, а индивидуальность — продуктом лишь случайных обстоятельств. Между этими двумя крайностями, резкая противоположность которых между собою составляла сущность всей истории схоластической философии, Абеляр пытался занять свое особое положение. Его положительные взгляды, однако, как они развиты в его «Диалектике», и проч., туманны и даже самопротиворечивы. В философии, как и в богословии, он просто критик; но его критицизм столь же смел, как и блестящ, и во многих отношениях ставил его далеко впереди своего века. Он выступил против Вильгельма Шампо и заставил его изменить свою систему, — успех, который можно сравнить только с выигрышем решительной битвы. После этого успеха он открыл свою собственную школу, хотя еще был весьма молодым человеком, — сначала в Мелуне, затем в Корбейле и наконец в Париже. Но Вильгельм Шампо, хотя и побитый, всё еще был сильным человеком. Абеляр был вынужден оставить Париж, и около 1113 года поселился в Лавоне, где изучал богословие под руководством Ансельма, ученика Ансельма кентерберийского. Вскоре, однако, он возвратился в Париж, когда оттуда выбыл Вильгельм Шампо, и тогда наступил самый блестящий период его жизни. Он преподавал как богословие, так и философию, и около его кафедры собиралось более пяти тысяч учеников. Почти все великие люди того времени, представители и церкви и общества слушали Абеляра. Среди его учеников были и папа Целестин II, и Арнольд бресчийский; и его книги „расходились за моря и Альпы“. Но эта блистательная карьера внезапно была прервана его отношениями к Элоизе. Это была молодая, восемнадцатилетняя девушка, незаконная дочь одного каноника, жившая в доме своего дяди, каноника Фульберта парижского. Она была очень предана наукам, и её дальнейшее образование поручено было Абеляру. Но между учителем и ученицей возникла страстная любовь, и они убежали в дом сестры Абеляра, где Элоиза родила сына — Астролябия: С целью утишить гнев разъяренного Фульберта, они вступили в законный брак, но чтобы не мешать церковной карьере Абеляра, решено было хранить этот брак в тайне. Фульберт однако не хотел согласиться на это, и когда Абеляр привез свою жену в бенедиктинский монастырь в Аргентейле, близ Парижа, то Фульберт заподозрил в этом желание со стороны Абеляра отделаться от его племянницы чрез пострижение её в монашество, и порешил отмстить Абеляру. В одну ночь он сделал на него нападение и оскопил его, тем самым лишая его права когда-либо занимать [15-16] какую-нибудь церковную должность. Терзаемый стыдом и страданием, Абеляр удалился в монастырь Сен-Дени, и там прожил несколько лет (ок. 1118 г.), преподавая в одном уединенном домике (cella), построенном для этой цели. Но его взгляды на Дионисия Ареопагита, святого покровителя монастыря и Франции, привели его к столкновению с монахами. Он бежал, но был принужден возвратиться и отречься от своих взглядов; и хотя впоследствии ему и позволено было удалиться в пустыню Норгенскую, в Шампании, где он построил ораторию, так называемый „Параклет“, однако всё еще оставался в подчинении у аббата монастыря Сен-Дени. Первоначально „Параклет“ был сделан из камыша и хвороста, но около знаменитого учителя стало собираться так много учеников, что вскоре можно было воздвигнуть и каменное здание. Абеляр, однако, чувствовал себя несчастным. Одно из его главных богословских творений, „О единстве и троичности Божества“ было осуждено суассонским собором в 1121 году, и он жил в постоянном опасении преследования. Он принял избрание на должность аббата в монастыре св. Гелдасия в Рюи, в Бретани, но там он попал в крайне неприятное положение. Монахи были до крайности распущены и не было никакой возможности установить хотя какую-нибудь дисциплину. Дважды монахи пытались отравить его. Наконец, они сделали покушение удавить его, и он должен был бежать, чтобы спасти свою жизнь. Между тем, так как монастырь Аргентейльский был закрыт в 1127 году, Элоиза также переселилась в Параклет, где жил и Абеляр в течение некоторого времени; но его пребывание там стало служить предметом соблазна, и он выбыл оттуда. В течение нескольких лет, до столкновения Абеляра с своим сильным противником Бернардом клервосским, у нас не имеется никаких сведений о его жизни, известно только, что Иоанн салюсберийский слышал, будто он преподавал в школе на холме св. Женевьевы в Париже, в 1136 году, и что в течение этих лет он написал свою автобиографию — Historia Calamitatum („Историю злоключений“).

Как богослов, Абеляр был учеником Ансельма кентерберийского; но так как по самой природе он был критиком, между тем как Ансельм был мистиком, то его диалектика во всех отношениях заводила его дальше пределов положительной веры. Абеляр был весьма плодовитый писатель и из его многочисленных сочинений мы отметим наиболее важные его богословские сочинения — догматические, религиозно-философские, нравственные, экзегетические и катихизические. Суассонским собором осуждено было, вероятно, его сочинение „Христианское богословие“, в котором главный предмет составляешь учение о Св. Троице. К нему примыкает сочинение, известное под общим названием „Богословие“, то есть введение в богословие, которое также занимается учением о св. Троице. Другое сочинение „Мысли Абеляра“ представляет собою вероятно запись какого-либо ученика. Религиозно-исторический характер имеет его „Диалог между философом, иудеем и христианином“. К истории догматов относится сочинение: „Да и Нет“ (Sic et Non), которое состоит из 158 глав и представляешь собою сопоставление видимо или действительно противоречивых изречений из отцев и учителей церкви с целью опровергнуть мнение о постоянном единстве в их учений. Нравственными вопросами Абеляр занимался в сочинении „Нравственность или книга, называемая: познай самого себя“; но от него сохранилась только первая часть. Из экзегетических сочинений выдается комментарий на послание к Римлянам. Среди его писем особенно обращает на себя внимание „Epistola“,в котором Абеляр, обращаясь к одному несчастному другу, излагает историю своих собственных злоключений. Оно составлено не ранее 1132 года, и отличается высокой силой самопознания, так что некоторые [17-18] ученые ставят его рядом с знаменитою «Исповедью» бл. Августина. Что касается учения Абеляра (о системе тут не может быть и речи) и вообще всего его направления, то едва ли можно считать его прямолинейным скептиком, хотя, следуя Аристотелю, он и думал, что хорошо сомневаться во многом. В своем сочинении „Да и Нет“ он отнюдь не хочет предаваться беспочвенному сомнению, но, показав несогласимость многих мнений отцов и учителей церкви и злоупотребления римско-католических богословов, обнаруживал стремление возвратиться к христианству апостольского века, даже к христианству Самого Христа. Хотя в общем он и принимал положение бл. Августина, что человеческий авторитет должно предпочитать разуму, однако он всё-таки восстает против приверженцев слепой веры в авторитет, которая верит только тому, что уже раньше сказано, даже не пытаясь уразуметь сказанного. При этом он ссылается на изречение Сираха: „кто скоро доверяет тот легкомыслен“ (19, 4). Так является лишь самая первая степень веры, основывающейся на силе оснований разума и объективных фактов. Эта вера, однако же, еще не имеет никакой заслуги пред Богом. Затем, наступает вторая степень веры. Это такая вера, которая, не увлекаясь видимостью, верит слову Божию, и есть вера Авраамова, которая „веровала в надежду вопреки всякой надежды“ — contra spem in spem credidit. Так он выражался в своем сочинении «Богословие». Уже и эти положения казались многим подозрительными; но его учение о св. Троице прямо отзывалось еретичеством, что и восстановило против него такого ревнителя чистоты традиционной веры, как Бернард клервосский. По его учению, в Боге, как отвлеченном единстве, сила соответствует Отцу, мудрость Сыну, благость и любовь Св. Духу, каковая форма учения прямо вела к модализму. Особенно обращало на себя внимание сравнение трех лиц св. Троицы с медалью, причем во 1-х самое вещество представляет собою Отца; во 2-х, вырезанное на ней изображение царя, sigillabila, означает Сына; в 3-х, самая печать, sigillans, как состоящая из первых двух элементов — соответствует Св. Духу. Сравнение это казалось тем сомнительнее, что ученики Абеляра повсюду провозглашали, будто он умеет разумно объяснять тайну Св. Троицы, тем самым примиряя веру с знанием. Кроме учения о св. Троице смущало затем положение, что все существенные истины христианства уже можно находить у древних философов и поэтов, что Евангелие сделало только доступным для всех то, что уже и раньше было известно, хотя и было лишь достоянием образованных. В этом отношении впрочем Абеляр имел себе предшественников в св. Иустине Философе и в Оригене. Учение Абеляра о примирении стоит в резкой противоположности с учением Ансельма, насколько он действие смерти Христа (как и всей Его жизни) видит в том, что Он посредством откровения высшей любви возбуждает взаимолюбовь. При этом он однако же допускает, что Христос понес на Себе и проклятие закона. С Ансельмом он сходится в отвержении воззрения, будто диаволу сделана была выкупная уплата, в каковом воззрении он совершенно справедливо расходился с Бернардом. Что касается наконец отношения Абеляра к великому философскому спорному вопросу об universalia, то по новейшим исследованиям он ни реалист, ни номиналист, а в собственном смысле концептуалист, то есть, поборник учения, что universalia суть простые концепции (понятия) человеческого духа. Хотя Абеляр и оказал сильное влияние на своих современников, однако его влияние не было прочным и именно потому, что в его учении слишком явственно выступает рационализм, претивший тогдашнему, проникнутому духом церковности, обществу.

Этот рационализм и восстановил [19-20] против него Бернарда, который на соборе сенсском в 1141 году возбудил формальное против него обвинение в ереси. Абеляр, находя бесполезным защищать себя на соборе же, прямо обратился с аппеляцией к папе. Но Бернард и с своей стороны тоже написал к папе, делая притом донос на Арнольда бресчийского, как на одного из пособников Абеляра, и папа Иннокентий III решил дело против последнего, запретил ему писать или учить более, и повелел сжечь его сочинения. Благодаря дружественному заступничеству Петра Достопочтенного, аббата клунийского, ему позволено было провесть остаток своей жизни в Клунийском монастыре. Он продолжал свои занятия, «всегда читал, часто молился и хранил безмолвие». Он умер шестидесяти трех лет от рода, во время посещения монастыря св. Марцелла, и был погребен в Параклете. Элоиза умерла 16 мая 1164 года, и её тело положено было в один и тот же гроб рядом с телом Абеляра. Теперь они покоются вместе в знаменитой гробнице на кладбище Пер-Лашеза в Париже.

Полное издание сочинений Абеляра — философских, богословских, поэтических и писем — сделано было Кузеном в двух томах (Париж 1849 и 1859). См. тоже у Миня, Патр. Лат., том 178, куда впрочем не вошли Dialectica и Sic et Non. На русском языке любопытно издание: «Абейляр и Элоиза, или драгоценное собрание писем сих любовников», Протопопов, Москва 1816.