ПБЭ/ВТ/Агнец литургический

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
< ПБЭ
Перейти к навигации Перейти к поиску

Агнец литургический
Православная богословская энциклопедия
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: А — Архелая. Источник: т. 1: А — Архелая, стлб. 287—290 ( скан · индекс )ПБЭ/ВТ/Агнец литургический в дореформенной орфографии
 Википроекты: Wikipedia-logo.png Википедия


[287-288] АГНЕЦ литургический. Под именем агнца на языке литургики разумеется четвероугольная частица, вынимаемая на проскомидии из первой просфоры и впоследствии претворяемая в тело Христово. Исторические свидетельства об агнце и его приготовлении не отличаются глубокою древностью. О нём не упоминает даже такой сравнительно поздний памятник, как Барберинов список литургии Василия В. и Иоанна Златоуста VIII—IX в. Более раннее свидетельство Софрония Иерусалимского († 641 г.) не может быть принято во внимание, так как подписываемое его именем толкование на литургию, в котором оно встречается, составлено не ранее XIII—XIV в. Отсутствие древних свидетельств об агнце объясняется тем, что проскомидия, на которой он приготовляется, — явление сравнительно позднее. В течение долгого времени она заменялась простым выбором из приносимых народом хлеба и вина лучших элементов. Выбранный хлеб освящался в том целом, нетронутом виде, в котором приносился, и только пред самым приобщением раздроблялся на части. Такой практики держится между прочим литургия Барберинова списка. Свидетельства об агнце и его приготовлении начинают встречаться с IX—X в., хотя в тоже время оказываются далеко не всеобщим явлением. Так, по указанию одного из западных писателей XI в. — Гардуина, иерусалимская церковь не знала при нём употребления копия и полагала на дискос нетронутое приношение. Справедливость отзыва подтверждается списками иерусалимской литургии ап. Иакова X—XI в. Первое по времени упоминание об агнце принадлежит константинопольскому патриарху Герману († 740). В приписываемом ему толковании на литургию, по редакций VIII—X в., это приготовление описывается следующим образом. Священник, взяв от диакона просфору и копие и начертав на ней изображение креста, говорит: „яко овча на заколение ведеся, и яко агнец пред стригущим его безгласен“. Сказав это, он полагает просфору на св. дискос и, показывая на нее пальцем, произносит: „тако не отверзает уст своих“ и далее, кончая словами: „яко вземлется от земли живот его“. Потом полагает сверху изъятую из средины просфоры великую частицу и, начертывая на ней изображение креста, говорит: „жрется Агнец Божий, вземлющий грехи мира“. Большею сложностью отличается приготовление агнца по указанно литургии И. Златоуста конца XI и начала XII в. [289-290] Священник, говорится в ней, начертывает копием на просфоре изображение креста, произнося: „в воспоминание Господа и Спаса нашего Иисуса Христа, закланного за живот и спасение мира“. Потом, надрезывая по четырем сторонам печать хлеба на подобие креста, говорит следующее: „яко овча… род же его кто исповесть“? И тотчас вынимает эту частицу, т. е. печать с её внутренностью — мякотью и говорит: „яко вземлется от земли живот его. Слава Отцу и Сыну и Св. Духу, ныне и присно и во веки веков“. Затем на нижней части печати начертывает копием изображение креста, сопровождая это действие словами „жрется агнец Божий, вземлющий грехи мира“, и тотчас полагает частицу на дискос. Только что описанную практику воспроизводят некоторые списки литургии И. Златоуста XIII и даже XV в. Но для последнего она является уже анахронизмом. Порядок изъятия агнца представлял к этому времени новые действия. Одна часть их указана Николаем Кавасилою (XIV в.), другая Симеоном Солунским (XV в.). По словам первого, после положения агнца на дискос, священник прободает хлеб с правой стороны, выражая этим прободение ребра Спасителя и передавая самое событие словами: „един от воин копием ребра Ему прободе“. Второй отмечает ту неизвестную из прежних памятников подробность, что при словах: „яко вземлется от земли живот его,“ священник влагает копье с боку и изъемлет вместе с печатию четверочастный хлеб. Наконец, судя по замечанию Николая Кавасилы: „священник многократно вонзает копие, потом разрезает хлеб и настолько же частей разделяет и пророческое слово“; изречение пр. Исаии: „яко овча на заколение ведеся…, род же его кто исповесть“, произносилось в XIV в. не сразу, непрерывно, а, как и ныне, в четыре приема, в соответствие четырекратному погружению копия в хлеб. С присоединением к прежним действиям трех последних, т. е., отмечаемых Кавасилою и Симеоном Солунским, приготовление агнца получает тот самый вид, в котором оно существует в настоящее время. В основной части оно сложилось, таким образом, в X—XII в., остальные добавления были сделаны в XIV и XV вв.