ПБЭ/ВТ/Искушение

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к: навигация, поиск

Искушение
Православная богословская энциклопедия
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Донская епархия — Ифика. Источник: т. 5: Донская епархия — Ифика, стлб. 1084—1087 (индекс) • Другие источники: БЭАН : ТСД : ЭСБЕ  ПБЭ/ВТ/Искушение в дореформенной орфографии


[1083-1084] ИСКУШЕНИЕ. Искушение есть влечение к какому-либо ненравственному действию, вследствие которого (искушения) обнаруживаются скрытые в человеке добрые или злые свойства. Чрез искушения, посланные Аврааму, открылись его преданность и послушание воле Божией (Быт. 12); наоборот, искушения, посланные израильтянам обнаружили их дурные качества (Второз. 8). Такого же рода искушения, т. е. с целью обнаружения нравственных качеств человека, посылает Бог, в смысле же соблазна с злою целью Господь не посылает искушений, а только попускает их. «В искушении, говорит ап. Иаков, никто не говори: Бог меня искушает; потому что Бог не искушается злом и сам не искушает никого» (Иак. 1, 13). Все такие [1085-1086] искушения ко злу, бывают со стороны плоти, мира и диавола. Под именем плоти разумеется не одно тело, но весь духовно-телесный состав, поврежденный грехом человека, и вся та нравственная порча, которая проникает всю природу человека, все силы его тела и духа, которая переходит из рода в род вследствие грехопадения наших прародителей и которая господствует, как закон, над всем человечеством. Под именем мира должно разуметь те предметы и вещи, которые своею красотою, приятностью и полезностью привлекают к себе сердца людей, вызывая в них слепое пристрастие к ним (1 Иоан. 2, 15), особенно те люди, которые образом мысли и жизни противятся духу веры и учению истины. Диавол, исконный враг человека, пользуется временем, обстоятельствами, свойствами характера, всем, что только может способствовать ему погубить человека. «У супротивника нашего диавола, говорит Исаак Сириянин, древний обычай со вступающим в подвиг... хитро разнообразить борьбу, применяясь к состоянию каждого» (Творения Исаака Сир., 392). Отцы церкви подробно изображают последовательное развитие искушения. В момент временного ослабления внимания человека к своему душевному состоянию, является у него «помысл». Сам по себе злой, помысл еще не есть искушение и не опасен, нужно только вытеснить его из сознания тотчас по его появлении. Но упущение такого момента, зависящее от свободы человека, есть начало искушения, которое представляет действительную опасность. Сознанный и неудалённый, помысл соединяется в сознании человека с соответствующими ему греховным чувствованием, что на языке подвижников называется — «мысленное услаждение грехом». Отсюда начинается великая опасность: на чем остановилась мысль человека, к тому влечет его греховная наклонность; греховное влечение переходит в желание, а последнее по простой ассоциации представлений вызывает в сознании представление средств к осуществлению желаемого и мало-помалу всецело завладевает сознанием. Так как искушение предполагает наличность предмета искушения и средств к осуществлению греховных влечений, то теперь для свободы христианина возникает полное искушение дать или не дать инициативу к осуществлению злого желания, решиться или не решиться на зло с полным сознанием его. Пока человек еще не решился на зло, как на противление воле Божией, он нравственно не пал и может с помощью Божией благодати и благочестивых упражнений победить искушение. «Верен Бог, говорит апостол, Который не попустит вам быть искушаемыми сверх сил» (1 Кор. 10, 13). Изгнанное из глубины сердца посредством напряжения всех своих сил в религиозно-нравственной деятельности, искушение не удаляется совершенно от человека: лица, вещи, разные события служат орудиями, посредством которых оно снова стремится воздействовать на человека. Христианин, как благоразумный воин Христов, должен быть постоянно на страже и пользоваться всеми приемами «хранения духа ревности о жизни по воле Бога», вооружиться всею силою своего смирения и молитвы, прибегать к советам духовного руководителя и приобщаться Христовых таин. Только при таком предании себя на волю Божию он выйдет победителем при всех искушениях. При постоянном упражнении христианина в благочестии, рождается новая опасность — впасть, говоря языком аскетов, «в помысл прелести», т. е. счесть себя сильным носить немощи бессильных (Рим. 15, 1), услаждаться тончайшим злом самомнения или духовной гордости, или наоборот — никогда не быть довольным самим собой, постоянно «выдумывать» всё новые и новые подвиги, чтобы «завоевать себе небо». Последняя опасность очень страшна: это стремление, соединяясь с беспокойством о прежних грехах, будто они так тяжки, что невозможно ожидать прощения их, ослабляет веру в прощение грехов, что в свою очередь легко доводит до богохульных мыслей, до отчаяния. Такого рода искушение привносится отвне, предполагает не человеческое, а диавольское происхождение, есть «навождение», попускаемое от Бога. Если его не удается победить физическим трудом, благочестивыми упражнениями, молитвою и постом, то остается лишь со смирением терпеть их, пока Богу не угодно будет снять [1087-1088] тяжелый искус. Помня все эти опасности, христианин и после победы над искушением не должен предаваться чрезмерной радости спасения, потому что всякая новая победа обогащает его лишь опытностью в борьбе и не должна ослаблять его трезвенности, внимательного отношения к себе и не освобождает его от обычных благочестивых упражнений: должен, по слову апостола, «со страхом и трепетом совершать свое спасение» (Филип. 2, 12). По учению слова Божия и отцов церкви, искушения неизбежны для христианина и необходимы, так как служат средством к его нравственному развитию и совершенствованию (Иак. 1, 12), как были необходимы первому человеку, чтобы перейти из состояния невинности в состояние праведности. Тому и другому дана была одинаковая свобода грешить и не грешить, и как Адам, несмотря на искушение от диавола, мог не грешить, так и возрожденный христианин не лишается свободы во время борьбы с искушениями. «Знай, говорит Антоний Великий, что в душе находится естественное движение вожделения, но оно не производит своего действия, если не последует на то согласия души, потому что вожделение только усвоено телу и движется, но не движется греховно и понудительно» (Еп. Игнатий Брянчанинов, Отечник, 17). Слово Божие поэтому призывает христианина прежде всего бороться с искушениями, не бегать их, но и не искать их самому, потому что опасно не устоять в искушении. Апостол Петр с клятвою обещался следовать за Господом до смерти и отрекся от Него (Иоан. 13, 37— 38; Мрк. 14, 66—72).

Многие подвижники: Исаак Сириянин, Антоний Великий, Макарий Египетский, сами пережившие бесчисленные искушения, оставили нам подробные описания их, их хода, развития и преподали правила борьбы с ними. Прекрасный сборник изречений подвижников и примеров борьбы с искушениями представляет «Отечник» епископа Игнатия Брянчанинова. Вопросы об искушении решают в своих системах нравственного богословия — протопресв. Янышев, прот. Солярский, проф. Олесницкий, Покровский, Пятницкий, Халколиванов и т. д.