Парвус и его «агенты» (Троцкий)

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Парвус[1] и его «агенты» (Письмо в редакцию)
автор Лев Давидович Троцкий (1879–1940)
Опубл.: 8 июля 1917. Источник: Троцкий, Л. Д. Сочинения. — М.; Л.: 1924. — Т. 3. 1917. Часть 1. От февраля до Октября. — С. 158—159.


В «Речи» от 7 июля г. Бурцевым[2] напечатано письмо, в котором говорится по поводу Парвуса: «Как до, так и во время войны он, Парвус, всюду находил для себя послушных и деятельных помощников, как, например, бывшего члена 2-й Гос. Думы Зурабова[3], Перазича и Л. Троцкого». И дальше мое имя снова упоминается в том же смысле. По этому поводу считаю нужным установить:

1. В русской социалистической печати я первый разоблачил недостойную связь Парвуса с германским империализмом, констатировал полную политическую и нравственную несовместимость такой политики с революционной честью и призывал всех русских социалистов порвать какие бы то ни было политические связи с Парвусом.

2. Моя статья в этом духе, напечатанная в феврале 1915 года в парижской газете «Наше Слово»[4], была воспроизведена в петроградском журнале «Современный Мир».

3. Мною же первым были разоблачены в той же газете «Наше Слово» и пригвождены к позорному столбу Скоропись-Елтуховский, Басок-Меленевский, как агенты австрийского генерального штаба.

4. На эти разоблачения последовал в свое время официальный ответ Украинского клуба австрийского рейхсрата, причем в этом ответе я, само собой разумеется, назывался защитником интересов царизма.

5. Ввиду основанного Парвусом научного института, куда были приглашены для работы социалисты, я печатно рекомендовал русским социалистам воздерживаться от работы, дабы не дать лишнего повода для клеветы на таких безупречных людей, как Перазич и Зурабов.

6. В связи со всем сказанным ясно, что за время войны у меня не было и не могло быть ни политических, ни личных, ни прямых, ни косвенных связей с Парвусом. Всякие противные утверждения представляют собою ложь и клевету.

Л. Троцкий.
«Новая Жизнь» № 69,
8 июля 1917 г.

  1. Парвус — являлся, несомненно, одной из ярких фигур во II Интернационале. Русский эмигрант, теоретически прекрасно образованный, Парвус выдвинулся в немецкой с.-д. еще в конце 90-х г.г. своей теоретической борьбой с Бернштейном, первым дав отпор ревизионизму последнего. В эти же годы Парвус выступил с рядом статей, в которых он обосновывал практику революционного марксизма и критиковал немецких оппортунистов: Ауэра, Гейне и др. В другой серии статей он защищал идею всеобщей стачки, как средства революционной борьбы. В это же время им был написан ряд блестящих экономических исследований. В русской с.-д. Парвус до 1904 г. примыкал к меньшевикам. Перед революцией он с ними расходится, защищая в 1905—1906 г. вместе с Л. Д. Троцким теорию «перманентной революции». После поражения революции, Парвус, как один из руководителей Петроградского Совета, был арестован и сослан в Сибирь. Свою деятельность, как революционера, Парвус закончил с началом войны, сделавшись германофилом, а позже — просто спекулянтом. После Октября, он пытался реабилитировать себя, но безуспешно. В последние годы он примыкал в шейдемановцам, издавая журнал, теоретически обосновывающий предательскую политику с.-д.
  2. Бурцев — известный эпигон народовольчества, специализировавшийся в годы царизма на разоблачении провокаторов. Оголтелый социал-патриот, Бурцев в 1917 г. стал орудием в руках черносотенной буржуазии. Последняя использовала шпиономанию Бурцева и сделала его одним из застрельщиков травли против большевиков. Ниже мы приводим в сокращении письмо Бурцева, о котором говорит тов. Троцкий: Товарищи, приехавшие из Швеции, — вещает Бурцев, — познакомили нас с сетью немецкого шпионажа, существующего в Стокгольме, Христиании, Копенгагене и Гапаранде. Оттуда сотнями посылаются в Россию немецкие агенты и им поручают: пропаганду мира во что бы то ни стало, возбуждение восстаний, борьбу с Временным Правительством, разжигание классовой борьбы в данное время и т. д. Их для этих целей осыпают немецким золотом. Тем, кто едет в Россию, рекомендуют рука об руку идти с ленинцами, сливаясь с их организацией и действуя в их духе. Немецкий генеральный штаб, по собственным словам его агентов, не видит для себя в России лучших союзников, как большевики. В самой Германии, с самого начала войны, даже ранее, когда она только что подготовлялась, немецкое правительство создало специальные общества для борьбы с русской армией и русским правительством. Оно, между прочим, воспользовалось для этого услугами известного ренегата, бывшего русского социал-демократа Парвуса. Вчерашний рядовой член русской социал-демократической партии сегодня стал ревностным выполнителем планов немецкого правительства и его генерального штаба. Свою деятельность Парвус распространил повсюду: в Германии, Австрии, Италии, Болгарии, Турции. Как до, так и во время войны, он всюду там находил себе послушных и деятельных помощников, как, например, бывшего члена II Гос. Думы Зурабова, Перазича и Л. Троцкого — все трое в настоящее время играют видную роль в Совете Р. и С. Д. в Петрограде, — Коллонтай, Козловского, известного публициста болгарина Х. Раковского, ныне сотрудника «Новой Жизни», проживающего в Петрограде, и мн. друг. Когда в 1915 году в литературе было брошено обвинение против Парвуса, что он — провокатор, я ответил: «Парвус не провокатор, но он хуже провокатора: он — агент Вильгельма II». К этим словам я и в настоящее время ничего не имею добавить, и, когда ко мне обращаются с вопросом, не были ли провокаторами тот или иной из его сотрудников, я отвечаю так же: «Они не провокаторы, они хуже, чем провокаторы: они агенты Вильгельма II, выполнители его воли». Народ имеет право требовать от Правительства свободной республики исчерпывающего расследования всей деятельности Ленина, и правительство обязано дать полное удовлетворение негодующему народному чувству. К изучению большевизма мы не раз еще вернемся в ближайшем будущем (Вл. Бурцев, «Речь» № 157, 7 июля 1917 г.).
  3. Зурабов — видный кавказский с.-д., игравший крупную роль в с.-д. фракции II Государственной Думы. Зурабов, бывший до 1917 года левым меньшевиком, после Октябрьской революции принял активное участие в создании Советской власти на Кавказе. Умер от тифа.
  4. Статья «Парвус» напечатана в «Нашем Слове» № 14 от 15 февраля 1915 года.