Перекоп (Цветаева)/Сирень

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Сирень


Чертополохом (бело-сер,
У нас, в России — синь)
За провиантом — офицер.
(Степь, не забыть — полынь.)

На худо кормленном (сенцом!)
И жилистом, как сам,
Неунывающем (донском
Ещё!) как все мы там.

Под комиссаром шёл бы — гнед.
Для марковца — бел свет:
У нас теней не чёрных — нет,
Коней не белых — нет.

Чертополохом — веселей,
Конь! Далеко́ до кущ!
Конечно белого белей
Конь, марковца везущ!

Солончаком, где каждый стук
Копыта: Геродот —
В одноиме́нный валу…
— внук
У вала: городок.

Вал — наш; а городок — ничей,
И посему — вещей
Закон — чумы, сумы нищей,
Щемиловки — нищей.

Так в этот самый — меловой
И вымерший, как чум —
За провиантом — верховой.
Строг, не скажу — угрюм.

С лицом Андреевым — Остап,
С душой бойца — Андрей.
Каб сказ — Егорьем назвала б,
Быль — назову Сергей.

Так и останутся — сторон
Спор — порастёт травой! —
Звездоочитый чертогон,
Такой же верховой…

Так и останутся — раздор
В чертополохе — цел! —
Звездоочитый чертобор,
Такой же офицер…

Вокруг ковыль шумел и сох,
Сиваш молчал и гнил.
Что́ всех не переполошил
Чертей, чертополох?

= = =

Проще бы хлеба просить у сте́пи
Лысой — не совеститься б хоша!
Проще бы масла просить у мыса
В море, и сала у Сиваша!

Эх, любо-дорого — к нам как в гости
Все́-то, да в хату-то в нежилу́!
Коли за тво́рогом — на погосте
Больше, за яйцами — на валу

И почаще, и получше!
Закидал народ дворян!
— За барашком? Брось, поручик!
Каждый сам себе баран!

Коли хлеб простой — пирожным
Стал! Да с места не сойти,
Коль хоть столько… Со́льцы — можно.
Не изволите ль сольцы́?

— Ну что, поручик? Новости?
Чиновники, чиновницы…

— До ниточки — ни денежки…
Припев: на вас надеемся!

Нам краше Пасхи, Рождества…
На вас, на вас надежда вся —
Ад — двух огней промежду!
Вы — вся наша надежда!

И стонет быт, и вторит поп:
— «Отстаивайте Перекоп!»[1]

Для обывателя — ларец,
А для хозяйки — вазочки.
— Уйдёте — па́губа-зарез!
— Как у Христа за пазухой!

Не видят, чёрствая душа,
Как эта пазуха тоща,
Все рёбрышки наперечёт —
Что у конька мopcкoгo!
А всё ж — всю Русь-святу несёт
За пазухой…
— Христовой.

= = =

Понастучавшись, не при чём,
(У нас в России — всем!)
С пустым мешком и животом,
Вдоль прободенных стен…

Кусочка хлеба не дадут —
А завтра жизнь отдашь
За них! Терпи, терпи, верблюд!
Молчи, молчи, Сиваш!

Звени, звени, чертополох!
…Добро бы — на бобах,
И не несолоно, а ох
Как солоно…
— бабах! —

Взрыв! Врассыпную, как горох!
Как с граху — воробки!
По городам переполох,
Ребята — в городки

Играют.
(Почвеннее нас
Растите, крепче нас!)
Последний двор. (В последний раз,
Конь!) — «Есть кто?» — «Се — ей — час»!

— За продовольствием. — Поесть?
— Нет, с валу, значит… — Что-с?
— …за продовольствием: что́ есть —
Коль есть что́… — Разве — слёз

Вам, господин поручик? Шью,
Бьюсь, корочке раба…
— Не подаяния прошу:
Плачу́.
— Рады бы — да —

Когда самим-то негде взять!
Две: день сказать и ночь?
С глазами плакальщицы — мать,
И песенницы—дочь.

Глядит: не с неба ли с конём
К нам перекочевал?
Сей — за свининой? за пшеном —
Сей? Ну и кашевар!

Такому б по́ душу грешну́
Встать — в жизни смертный час!
— Тогда прощения прошу.
— И мы (вдова) — и нас —

Дитя… Откуда-то — востёр
Клинок! — крик лебедин.
Последний двор, за ним простор.
— Постойте, господин

Поручик! (Вольная у чувств
Речь, раз сирень цветёт!)
И целый сук, и целый куст,
Сад целый, целый сот

Сирени — конному в загар,
В холст бело-лебедин.
Последний двор (посильный дар)…
— Прощайте, господин

Поручик!
Не до женских глаз.
Лазорь — полынь — кремень…
И даже не оборотясь,
Коню скормил сирень.




Примечания

  1. Всех не с винтовкой, не в строю,
    Всех: «моя хата с краю ведь:
    Коли снаряд — так уж в мою!»
    Вопль: отстояв — отстраивать.
    (Примечание М. Цветаевой.)
  • Солончаком, где каждый стук // Копыта: Геродот — Эту землю первый сказал Геродот, и вот она — имеющему уши — говорит его имя. М. Ц.
  • — А всё ж — всю Русь-святу несёт // За пазухой… // — Христовой. — Многоточие, тире и перерыв строки — моя последняя проверка и окончательное утверждение.

    И вот, двадцать лет спустя, повторяю: Христос на Руси в тот час укрывался за пазухой добровольца. Весь Христос — за тощей пазухой добровольца. Так было — и так будет — благодаря этим двум моим строкам. М. Ц. Париж, 17 сентября 1938 года.
  • У нас в России — все́м! — то есть: всем дают (NB! последнее). М. Ц.
  • Геродот (V в. до н. э.) — древнегреческий историк.
  • Андрей, Остап — герои повести Н. В. Гоголя «Тарас Бульба».
  • Егорий — воин-святой Георгий Победоносец.