Переоценка ценностей (Аверченко)

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Переоценка ценностей
автор Аркадий Тимофеевич Аверченко
Опубл.: 1912. Источник: Аверченко А. Т. Собрание сочинений: В 13 т. Т. 4. Чёрным по белому. — М.: Изд-во "Дмитрий Сечин", 2012. — az.lib.ru • Дешёвая юмористическая библиотека Сатирикона, Выпуск 67: Душистые цветы, 1912


1[править]

Одесская городская дума сначала долго думала. Потом поморщилась. Потом сказала:

— Не нравится мне это!

— Что не нравится?

— Которые евреи.

— Ну?

— Чтоб не было их участия в выборах.

— Да разве можно их устранить?

— Так они ж, ведь, евреи!

— Ну, так что же?

— Они ж Христа распяли.

— Ну?

— Так вот, чтоб турнуть их с выборов.

— Нельзя.

— Почему нельзя? Будем церемониться?..

— А закон?

— Это которые книжки, такие толстые?

— Ну, да! Основные законы.

— Которые в переплетах?

— Есть в переплетах, есть без переплетов.

— Видали. Книжки основательные!

— То-то и оно.

— А изменить нельзя?

— Да как же их менять, если они основные?

— Може какую книжку без переплета взять и изменить… штоб не так жалко.

— Дело не в переплете… А законов основных менять нельзя.

— Довольно странно. А мы похадатайствуем… А?

— Не имеете права. Это не подлежит вашей компетенции.

— Чего-с?!

— Компетенции, говорю, вашей не подлежит!

— Вы, однако, не очень… этими словами. Решено было возбудить ходатайство:

— Об устранении лиц иудейского вероисповедания от участия в выборах от города Одессы в Государственную Думу.

Написали. Послали.

2[править]

Мышкинскому исправнику Крушилову в последнее время очень не нравилось поведение Испании в мароккском вопросе.

— Дождутся они, кажется, у меня… — говорил он сурово.

— Чего дождутся?

— Молчу я, молчу, да и лопнет же наконец мое терпение!!

— А что вы сделаете?

— Что? Объявлю им войну!

— Как — войну?

— А так. Возьму, да от имени России и объявлю.

— Да какое же вы имеете право?

— А разве я не имею? Ведь, я исправник.

— Ну, конечно. По закону — только правительство может объявить и начать войну с иностранным государством.

— А исправнику нельзя?

Поведение Испании продолжало не нравиться Крушилову. Он ходил бледный, задумчивый и, наконец, решил:

— А я все-таки объявлю!

— Да поймите же вы, что это противозаконно.

— И даже мобилизации нельзя объявить?

— По закону — и думать не можете.

Крушилов вздохнул.

— Тогда нечего делать — придется просить об изменении закона…

— Да разве основные законы можно менять? Ведь это же государственный переворот!

— Ну, вот! Одесской думе можно, а мне нельзя? Подумаешь!

В тот же день исправник Крушилов написал ходатайство:

— О предоставлении исправникам права объявлять и вести войны с иностранными державами, а также с предоставлением им, исправникам — объявления, как частичной, так и общей мобилизации…

3[править]

Чиновник Стулов пришел к священнику и заявил ему о своем желании вступить в брак.

— Благое дело, — одобрительно сказал священник. — Холост? Вдов?

— Женат, батюшка.

— Ка-ак женат? Так чего же вы говорите, что хотите жениться?

— Еще раз хочу, батюшка. Очаровательная девушка!

— При живой жене?!

— Да она уже старая!

— Нет, это невозможно… По нашим законам многоженство не разрешается!

— Батюшка! Очаровательная девушка!

— Нельзя. Нет такого закона.

— А какой же есть?

— Можно быть женатым только на одной живой жене.

— Странный закон. Изменить нельзя?

— Что вы!!

— Ну вот — «что вы!» Одесской думе можно, исправнику Крушилову можно, а мне нельзя? Тоже не левой ногой… простите — облегчаю нос.

Чиновник Стулов пришел домой и написал ходатайство:

— О предоставлении всем чиновникам, служащим на государственной службе — права вступать в брак до… (он призадумался) … до четырех раз, со внесением оных шагов в формуляр.

4[править]

Сашка кривой зарезал на проезжей дороге богатого еврея. Когда его арестовали, он, пораженный до глубины души, спросил:

— За что, братцы?

— За то. Нет такого закона, чтоб евреям по дорогам головы отпиливать!

— Очень жаль, — сказал Сашка огорченно. И, сидя в тюрьме, возбудил ходатайство:

— О предоставлении на проезжих дорогах всем Сашкам Косым права — отделять голову от туловища, принадлежащего лицам иудейского вероисповедания, независимо от возраста и пола потерпевшего.