Петроградский Совет — фронту (Троцкий)

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Петроградский Совет — фронту
автор Лев Давидович Троцкий (1879–1940)
Опубл.: 6 ноября 1917. Источник: Троцкий, Л. Д. Сочинения. — М.; Л., 1925. — Т. 3. 1917. Часть 2. От Октября до Бреста. — С. 40—44.


Восстановить фронт на тыл — главная задача наших врагов. Те самые корниловские и полукорниловские газеты, которые называют наших окопных братьев «трусами» и «изменниками», обвиняют в то же время гарнизоны тыла в том, что они не дают «трусам» пополнения. Сейчас такие обвинения сыплются на петроградский гарнизон, который постановил собственными силами проверить, для чего, куда и при каких условиях хотят выводить отдельные части из Петрограда.

Прав ли наш гарнизон?[править]

Вспомним недавнее прошлое. Вспомним дни, предшествовавшие корниловщине. 25 августа в солдатскую секцию явился помощник командующего округом, капитан Кузьмин, и от имени Ставки предъявил требование о немедленном выводе из Петрограда пяти полков в полном составе, при чем штаб, по словам самого Кузьмина, назначил к выводу те полки, которые в июле требовали перехода всей власти к Советам. Это полки «контрреволюционные», — заявил Кузьмин.

Тогдашний председатель солдатской секции Завадье сказал: «Боевые приказы должны исполняться беспрекословно и без всякого обсуждения».

Сенатор Соколов заявил: «Для нас не подлежит никакому сомнению, что этот приказ является чисто боевым, и в критику его мы входить не можем. Приказ этот преследует только цели обороны… Выполняйте все боевые приказы без всяких рассуждений и промедлений. Прошу не вторгаться в боевые распоряжения».

Несмотря на колебания и тревожное предчувствие беды, солдатская секция под давлением сверху решила тогда без обсуждения подчиниться приказу. Это было 25 августа. Штаб начал спешно выводить полки, а 27 августа стал известен ультиматум Корнилова и его поход на столицу. Тогда начали спешно возвращать обратно для спасения революции те самые части, которые капитан Кузьмин назвал «контрреволюционными».

Уроки корниловщины[править]

Этот грозный политический урок не прошел бесследно для петроградского гарнизона и его солдатской секции. Каждому солдату стало ясно, что под видом «боевых приказов» можно проводить чисто политические контрреволюционные меры.

Недоверие фронта и тыла к высшему командному составу обострилось до последней степени. И не только к командному составу, но также и к Временному Правительству.

На Московском Совещании, в середине августа, Керенский грозил расправиться с непокорными солдатами и рабочими «железом и кровью». Спустя несколько недель все узнали, что означали эти слова: по соглашению с Корниловым Керенский подтягивал к Петрограду третий конный корпус, чтобы «кровью и железом» расправиться с революционными рабочими и солдатами столицы. Так под видом боевых приказов шла подготовка удушения революции.

После того, как солдаты и рабочие обратили в прах корниловский мятеж, правительство обещало произвести решительную чистку командного состава. Но ничего подобного на деле не произошло. Даже скромнейшие мероприятия военного министра Верховского[1] пришлись не ко двору. Кадеты крепко засели в правительстве. Союзные посольства с ними. Вся буржуазия поддержала старых генералов и контрреволюционных офицеров. Покорный буржуазии Керенский оставил их всех на прежних постах. Результат этой вероломной политики ясен: удвоенное недоверие к командному составу и к Временному Правительству.

Новая опасность[править]

С фронта тем временем непрерывно идут вести о деятельной подготовке новой корниловщины. Контрреволюционная часть офицерства сплачивается в боевую организацию. Между фронтом и тылом располагается кордон из более «надежных», т.-е. более отсталых, войсковых частей. Во фронт идет с верху непрерывное натравливание на тыл. Корнилов и его сообщники содержатся в Быхове почти что на полной свободе, так что имеют полную возможность в любой час стать во главе нового контрреволюционного заговора.

В этих условиях предъявлено было требование о выводе петроградского гарнизона. Могло ли оно быть встречено со слепым доверием? Где гарантия того, что наш гарнизон действительно собираются выводить для боевых целей, для смены наших истощенных братьев на фронте? Какие части намерено правительство вводить в столицу? Не собирается ли правительство, очистив Петроград от революционных войск, упрочить свое положение «кровью и железом»? Недаром же при самом образовании правительства Керенского — Коновалова[2] Петроградский Совет назвал его «правительством гражданской войны».

Необходимы революционные гарантии[править]

Петроградский Совет решил создать Военно-Революционный Комитет, т.-е. свой штаб. В этом не было бы никакой надобности, если бы у нас было правительство, пользующееся доверием солдат, рабочих и крестьян. Но этого нет. Правительству мы не верим. Пока оно не сменено, нам необходимо собственными средствами проверить распоряжение Ставки, установить непосредственную связь с фронтом, выяснить силу и средства контрреволюции, определить, какая часть гарнизона безусловно необходима в столице, и предпринять меры к вооружению рабочих для обороны революционного Петрограда. Таковы непосредственные цели Военно-Революционного Комитета. За ним стоит сейчас единодушно весь петроградский гарнизон. Никакие угрозы, никакая клевета не собьют нас с нашего пути.

Братьям в окопах[править]

Вам клевещут на нас. Кто наши обвинители? Вожди и лакеи буржуазии. Но ведь именно буржуазия предала фронт, как она предала тыл. Разве буржуазия заботится сейчас о голодной истощенной армии? Нет! Буржуазия требует «войны до победы». Буржуазия добилась восстановления смертной казни. Буржуазные газеты клевещут на солдат фронта, как и на солдат тыла. Этой черной работе помогают соглашатели, всеми силами стремящиеся очернить петроградский гарнизон и Совет. Но всем нашим врагам не удастся нарушить единство фронта и тыла.

Братья в окопах! Петроградский гарнизон всеми своими помыслами с вами. В его составе большинство эвакуированных, проведших месяцы и годы в окопах, дважды и трижды раненых. Могут ли они забыть о своих окопных сотоварищах? Нет, они уже не раз посылали пополнения, и они снова готовы прийти вам на смену, как только убедятся, что дело идет действительно о смене усталых, истощенных частей.

Но главную помощь фронту петроградский гарнизон, вместе с петроградскими рабочими, видит в борьбе за мир. Никакие пополнения из тыла не спасут фронта, если война будет еще тянуться долгие недели и месяцы. Нам нужен мир. Только в немедленном перемирии на всех фронтах наше общее спасение. Война губит нас. Буржуазия тянет войну, чтобы вконец ослабить народ и затем снова поработить его. Буржуазия готова сдать немцам и Петроград, и Балтийский флот, только бы задавить революцию. Об этом на днях открыто заявил Родзянко, виднейший представитель помещиков и капиталистов. Спасти Петроград можно только немедленным предложением справедливого мира всем народам. А для этого нам самим нужно иметь истинно народное правительство, созданное Всероссийским Съездом Советов Солдатских и Рабочих Депутатов.

Братья в окопах! Петроградский Совет Рабочих и Солдатских Депутатов не забыл о вас. Не верьте злобной клевете наших общих врагов. Все наши силы мы готовы направить на борьбу за немедленное окончание проклятой бойни. Поддержите нас в этом. Сомкнем теснее ряды! Долой контрреволюционеров, затягивающих войну! Объединенный фронт и тыл непобедимы. Их совместный натиск опрокинет всех врагов и даст народу власть, мир, хлеб и землю.

«Рабочий Путь» № 44,
6 ноября (24 октября) 1917 г.

  1. Верховский — демократически настроенный офицер, командовавший летом 1917 года войсками Московского военного округа. Осенью 1917 года вошел в правительство Керенского, в качестве военного министра. В правительстве Верховский считался левым, а в армии в известной мере боролся с корниловским влиянием. За несколько дней до Октябрьского восстания он получил отставку за нерешительность в борьбе с большевиками. В первое время после Октябрьской Революции он находился в рядах ее врагов. Затем он отходит от антисоветской деятельности и все последующее время работает в учебных и научных организациях Красной армии.
  2. Коновалов — см. прим. 117 части I данного тома.