Письмо Павлу Егоровичу с яхты «Заря»

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Письмо Павлу Егоровичу с яхты «Заря» : Корреспонденция
автор Эдуард Васильевич Толль
Дата создания: 1 февраля 1901. Источник: Второв И. П. Письмо начальника Русской полярной экспедиции Э. В. Толля // Российское минералогическое общество глазами современников. Санкт-Петербург: Российское минералогическое общество, 2019. С. 80-89. Информационная система «История геологии и горного дела» • Письмо Павлу Егоровичу[ВТ 1] с яхты «Заря». 1 февраля 1901. 3 с. (Рукопись).


Русская Полярная Экспедиция[ВТ 2]

Начальник Экспедиции
Таймырский пролив 76°8′ с. ш. и 95°6′ в.д

Яхта «Заря» 19/I / 1/II. 1901 г.[ВТ 3]


Глубокоуважаемый Павел Егорович


Из моих телеграмм и моего рапорта на имя Его Высочества[ВТ 4] Вы узнали о благополучном ходе экспедиции и о важнейших ее событиях. Вы видете, что экспедиция кончилась бы уже при самом ее начале в Александровске н. М.[ВТ 5] и теперь лишилась бы надежды на благоприятный исход, не имел бы я инструкцию Его Высочества, в составлении которой Вы принимали столь значительное участие![ВТ 6]

Быть может Вы подумаете, что более сильная инструкция, которая не состоялась, отстранила бы и те неприятности с которыми мне все-таки пришлось бороться, но мне кажется, что настоящим образом дело развилось естественное, хотя бы довольно оригинально в истории препятствий и не без горького привкуса. Но зато я надеюсь, что экспедиция кончится тоже оригинально в смысле внутренней жизни, т. е. взаимного единогласия между оставшимися 6 членами экспедиции и командою.

Угольные станции нам безусловно нужны, и я пользуюсь этим случаем, чтобы отделаться от неподходящего командира, который однако на устройство этих станций действительно способен.

Если же Великий Князь не считает удобным его оставить при экспедиции, то возможно будет и без него устроить эти угольные дела, о чем я писал академику Шмидту. Мне было бы очень жаль, если дело Коломейцева было бы неприятным Его Величеству, но я не сомневаюсь в том, что Вы и Великий Князь и сам Государь одобрили мое решение. Государь сам указал мне и Коломейцеву во время его посещения «Зари» на важность хороших отношений между нами, а теперь эти отношения легкомысленно прерваны Коломейцевым. О его характере Великий Князь мог бы узнать подробности от полковника Бильницкого [неразборчиво][ВТ 7]. Не без интереса были бы вероятно Его Высочеству разсказ Н. М. Книповича[ВТ 8] о событиях в Александровске н. М.

Относительно двух младших офицеров[ВТ 9] я имею полное основание предполагать, что назначение их действительно счастливое[ВТ 10]. Я прилагаю при сем стихи Матисена, они дают нам иллюстрацию нашей внутренней жизни. Что касается гигиены на «Заре», то никому даже интересно будут узнать, чем Вам, как мы устроили вентиляцию. Этот сложный вопрос решен таким образом, что мы вследствие неожиданно теплой зимы, живем до сих пор в дачном положении, т. е. не закрывая верхний люк нашей рубки и командного помещения, не запираем вплотную ни одни из дверей рубки и поэтому имеем возможность выпускать ежедневно несколько раз в сутки плохой воздух, открывая единовременно люк и двери на короткое время. Каюткампании и лаборатории мы высыхаем энергичным отоплением кательников [неразборчиво], а каюты и койки керосиновыми печами, хороший образец которых я с женой нашел в Бергене, кроме того жена через Нансена выслала еще 3 печи большего размера в Тромсе[ВТ 11], так что мы всего имеем 9 печей, без которых было бы плохо.

Освещение всю зиму керосиновое; все расходы на электрическое освещение утрачены зря, так как предположение утилизировать котел парового катера не оказалось исполнимым; что касается встроенного двигателя, то и такой в эту зиму не послужил бы, ввиду того, что здесь по очереди свирепствует или не продолжительная пурга, не больше 3-х суток или царствует продолжительный штиль. О, эти чудныя зимния ночи при полном штиле и очаровательном лунном освещении или чудесном северном сиянии. Могли бы Вы быть нашим гостем хотя бы на одну из этих мирных незабвенных ночей.

Прилагаемые при сим снимки дают слабые представления о нашем зимнем положении и о станции. Я не смел их официально приложить к рапорту на имя Великого князя; что Вы сочтете достойным попечения Его Высочества, то годится быть может для печатания в моем отчете, остальных фотографий попарно прошу оставить себе на память.

Дай Бог мне повидаться с Вами и встретить Вас здоровым, взглянуть еще в ваши добрые глаза, которые столько раз узнали приближающуюся для моего будущего плавания опасностей и всегда находили путь, по которому возможно было его миновать.

До свидания глубокоуважаемый Павел Егорович
со всей душой Вам благодарный и всегда Ваш Э. Толль.


Примечания редакторов Викитеки

  1. Павел Егорович Старицкий (1862—1942), его фамилия в письме не указана. Он был профессор, инженер по металлообработке, брат Наталии Егоровны (1862—1943; в дев. Старицкой) — жены Владимира Ивановича Вернадского (1863—1945). Они были родственниками — их дочь, Нина Владимировна (1898—1967), вышла замуж за Николая Петровича Толля (1894—1985).
  2. Русская полярная экспедиция (1900-1902)
  3. Все даты в письмах, дневниках и отчётах были указаны Э. В. Толлем одновременно по юлианскому и григорианскому календарям.
  4. Константин Константинович Романов (1858—1915) — в 1887 году избран почётным членом ИАН, а в 1889 году получил назначение президента ИАН. Отчёты о экспедиции и телеграммы на его имя (с указанием титулов: «Его Высочество», «Великий Князь») начали публиковаться в 1901 году (Толль, 1901).
  5. Александровск на Мурмане (сокр. Александровске н. М.) — современный город Полярный, рядом с Мурманском на Кольском полуострове.
  6. Ссора начальника экспедиции Э. Толля с командиром яхты «Заря» Н. Н. Коломейцевым из-за разграничения полномочий руководителей. Морской военный устав о подчинении команды и пассажиров капитану корабля противоречил инструкциям организаторов научной экспедиции.
  7. Бильницкий (или Пильницкий) — неопознанный полковник, фамилия трудно читается.
  8. Книпович Николай Михайлович (1862—1939) — гидробиолог, член комиссии по организации Русской полярной экспедиции, снабдил экспедицию оборудованием в Александровске н. М.
  9. Лейтенанты флота Александр Васильевич Колчак и Фёдор Андреевич Матисен.
  10. Научные работы во время экспедиции проводили 6 участников экспедиции:
    • Эдуард Васильевич Толль (1858—1902) — начальник экспедиции, проводил геологические наблюдения. В 1877—1882 годах он изучал минералогию, медицину и зоологию в Дерптском университете. В 1887 году был назначен сверхштатным, а в 1889—1896 годах был штатным учёным хранителем Минералогического музея ИАН (Аделунг, 1901; Лобанов и др., 2016).
    • Александр Васильевич Колчак (1874—1920) — лейтенант флота, гидрограф, заведовал гидрологическими работами.
    • Алексей Александрович Бялыницкий-Бируля (1864—1937) — старший зоолог и охотник.
    • Герман Эдуардович Вальтер (1864—1902) — врач и орнитолог.
    • Фёдор Андреевич Матисен (1872—1921) — лейтенант флота, заведующий метеорологическими работами экспедиции, командир корабля, начальник экспедиции после пропажи группы Э. В. Толля.
    • Фридрих Георгиевич Зеберг (1871—1902) — магнитолог и астроном.
    Капитаном корабля был Николай Николаевич Коломейцев (1867—1944) — лейтенант флота, командир яхты «Заря» — парусное судно с паровым двигателем купленное для экспедиции в Норвегии по рекомендации Ф. Нансена.
  11. Тромсё — город на севере Норвегии, где делала остановку яхта «Заря».