Полное собрание законов Российской империи/ВТ/Собрание первое/13572

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Указ о даче иноземцу Гартунгу привилегии на заведение в С. Петербурге вольной типографии и словолитной, для иностранных языков
Полное собрание законов Российской империи
Источник: Собрание первое, т. XIX (1770—1774). — 1830. — с. 230—232 Полное собрание законов Российской империи/ВТ/Собрание первое/13572 в дореформенной орфографии


13.572. — Марта 1. Сенатский — О даче иноземцу Гартунгу привилегии на заведение в С. Петербурге вольной типографии и словолитной, для иностранных языков.

Правительствующему Сенату Генерал-Прокурор и Кавалер Князь Александр Алексеевич Вяземский предложил прошение Иогана Михеля Гартунга, о дозволении ему завести здесь вольную типографию и словолитное художество для иностранных языков, объявя при том: что Ее Императорское Величество, по тому прошению, Высочайше указать соизволила, что Правительствующий Сенат, по усмотрении надобности, может дать на оное привилегию. Вследствие чего Правительствующий Сенат, рассматривая представленные от просителя Гартунга пункты, на каком основании он все то завести желание имеет и, находя заведение здесь вольной типографии и словолитного художества делом нужным и для общества полезным. Приказали: ему, Гартунгу, по прошению его завести здесь, в С.-Петербурге, для печатания на иностранных языках книг и прочих сочинений, типографию, и при ней словолитную дозволить, и для сего дать ему из Сената отверстой указ, следующего содержания: указ Ее Императорского Величества, Самодержицы Всероссийской из Правительствующего Сената дан выехавшему в Россию иноземцу, словолитного художества мастеру Иогану Михелю Гартунгу. По указу Ее Императорского Величества, по определению Правительствующего Сената, а по прошению его, дозволяется ему завести здесь, в С.-Петербурге, для печатания на иностранных языках книг и других сочинений, вольную типографию и при ней словолитную, на таком основании: 1) В оной Типографии печатать ему на собственном своем, или на чужом иждивении, книги и прочие сочинения на всех иностранных языках, кроме Российского; однакож такие, кои непредосудительны ни Христианским законам, ни Правительству, ниже добронравию. Чего ради ему, Гартунгу, все то, что только в его типографии к печати от кого принесено, или самым им из чужих краев выписано будет, наперед, не приступая ж работе, объявлять для свидетельства в Академию Наук, и что дозволено будет, то и печатать, означивая на каждом экземпляре так: Печатано в вольной Гартунговой типографии. 2) Дозволяется ему такожде печатать в своей типографии и объявления всякие, но оные, однако же, не инако, как с дозволения Полиции. Напротиву же того: 3) На Российском языке никаких книг, ни сочинений не печатать, дабы прочим казенным типографиям в доходах их подрыву не было, также и на иностранных языках без свидетельства Академии Наук и без ведома Полиции отнюдь ничего не печатать, под опасением конфискации и лишения сего дозволения. 4) В словолитной, при его типографии, всякие литеры, как Российские, так к иностранные лить, и в России продавать свободно во все казенные типографии, а не кроме сих мест, да и то в одни только те, кои требовать оных но своей надобности и по лучшей доброте литер будут, и в цене добровольно согласятся; в противном же случае, не возбраняется всякой типографии литеры для себя выписывать и из иностранных мест. 5) Сие данное ему позволение, касательно до заведения здесь вольной печатания иностранных книг типографии и при ней словолитной, не только для самого его, просителя Иогана Михеля Гартунга, но и для собственных его наследников служит; токмо не может препятствовать другим в заведении, во всякое время, таковых же приватных типографий, а оставляется каждому воля равномерно приобретать право, какое сим Ее Императорского Величества указом и самому ему, Гартунгу, дано; впрочем, что принадлежит до сего, дабы представляемые им, Гартунгом, в Академию Наук на иностранных языках книги, а в Полицию объявления свидетельствованы были, в предосторожность, чтобы не могли иногда из типографии его выходить такие книги или сочинения, кои противны либо Христианским законам, или Правительству, или же добронравию; о том в помянутую Академию и в Главную Полицеймейстерскую Канцелярию, а для ведома в Военную, Адмиралтейскую и Иностранных Дел Коллегию, в Московский Университет, в Главную над таможенными сборами Канцелярию, в Сухопутной Кадетской Корпус и в Канцелярию Главной Артиллерии и Фортификации дать знать.