Полное собрание законов Российской империи/ВТ/Собрание первое/21187

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

О преобразовании Комиссии составления законов
Полное собрание законов Российской империи
Опубл.: 28 февраля 1804 года. Источник: Собрание первое, т. XXVIII, с. 160—173 • Примерный штат Комиссии составления законов приведен согласно Книге штатовПолное собрание законов Российской империи/ВТ/Собрание первое/21187 в дореформенной орфографии


21187. — Февраля 28. Именный, данный Сенату. — О преобразовании Комиссии составления законов.

Рассмотрев поднесенный Нам от Министерства Юстиции доклад, о неудобностях настоящего положения Комиссии составления законов, препятствовавших доныне совершению предлежащего ей подвига, и о мерах, споспешествующих достижению великого сего предмета, находим Мы, что изложенные в оном правила, долженствующие впредь руководствовать Комиссию в составлении книги законов; разделение оной по представленному Нам систематическому плану; образование самой Комиссии, штат и все прочие содержащиеся в докладе распоряжения, суть такие меры, которые согласием своим с существенною обязанностью Комиссии, совершенно соответствуют намерениям Нашим и попечениям об утверждении спокойствия, пользы и благоденствия Наших верноподданных на твердых и незыблемых основаниях закона; и посему утвердив доклад сей и штат Комиссии, повелеваем: 1) Упразднив настоящую Комиссию, избрать, на основании доклада, чиновников для заступления означенных в штате мест, и по испытании способностей их, представлять Нам на утверждение. 2) По определении главнейших чиновников и по открытии Комиссии, приступить ей немедленно к составлению общего начертания ее трудов, в первом месяце занимать оную долженствующих, и по прошествии каждого месяца представлять Нам краткий отчет в успехе трудов ее и начертание оным для наступающего месяца; причем Комиссия, следуя в расположении ее упражнений систематическому плану, при докладе представленному, если впоследствии признает за полезное, для наибольшего усовершенствования оного сделать в некоторых частях перемены, должна изъяснять в начертаниях сих, побуждающие к тому причины. 3) Желая, чтобы Комиссия при определении судебных форм и способов приведения в исполнение законов, могла вникнуть в причины вкравшегося разнообразия в порядок судопроизводства разных Присутственных мест, усматриваемого из многих Дел, до сведения Нашего доходивших; открыть степень сего различия, и видеть: от недостатка ли предписаний в самих законах, или от неправильного и различного толкования оных сие происходит, — находим Мы за нужное, чтобы Комиссия составила но систематическому порядку производства разного рода процессов, с начала до окончания суда, вопросы или пункты, для разослания по всем Губерниям; дабы чрез то открыв недостатки и погрешности нынешнего судопроизводства, изыскать способы к исправлению оных и введению твердых и единообразных правил и форм судебных. 4) Всю сумму по конфирмованному Нами штату Комиссии, отпускать из Казначейств Наших при наступлении каждой трети вперед, в полное распоряжение Министра Юстиции, который употребляя оную сообразно ее назначению, дает в оной отчет единственно Нам; — экономическую же сумму, ныне в Комиссии хранящуюся, по рассмотрению Министра Юстиции, обратить на заведение Библиотеки, и на исправление разных канцелярских надобностей. 5) Предоставляя впредь назначить для помещения Комиссии приличный дом, и желая немедленно доставить ей все нужные удобности, повелеваем: на первый год нанять оный из той же экономической суммы.

Всеподданнейший доклад. Высочайшим указом от 21 Октября 1803 года Вашему Императорскому Величеству угодно было Комиссию Составления Законов присоединить к Министерству Юстиции, как по существу своему к оному принадлежащую. Вследствие сего, Министерство Юстиции поставило себе обязанностью войти немедленно в подробное рассмотрение порядка и правил, которыми Комиссия со времени учреждения своего руководствуется в совершении важного дела на нее возложенного. В течение трех месяцев употребив всевозможное внимание при таковом исследовании, собрав главнейшие сведения для сего предмета и уважив обстоятельства, к нему прикосновенные, заключило оно, что для достижения цели установления Комиссии, надлежит учинить ей пристойное образование, основанное на твердых и несомнительных правилах, соответственных мудрым и благодетельным намерениям Вашего Императорского Величества.

Почему, для означения неудобств, сопряженных с первобытным положением Комиссии, и для убеждения в необходимости изыскания, определения и принятия приличнейших мер к ее образованию, Министерство Юстиции осмеливается при сем, на основании X статьи манифеста от 8 Сентября 1802 года, всеподданнейше представить все таковые соображения на благоусмотрение Вашего Императорского Величества в двух отделениях; из которых одно заключает в себе главнейшие сведения о учреждении и деяниях Комиссии, а другое меры, признанные удобными к совершению Российского законоположения, и соответственное тому образование самой Комиссии.

ОТД. І. — О начале Комиссии о сочинении проекта нового Уложения, ее деяниях и переменах, с нею бывших.[править]

В начале прошедшего столетия Петр Первый, среди военных действий, обратил неусыпное внимание свое на Государственные узаконения: усмотрев недостатки оных, противоречия и несходства, повелел Он Боярам сидеть у Уложения (указ 1700 Февраля 18) и с Уложенной книги 157 года, и с Именных указов, и Новоуказных статей, которые о Государевых и о всех земских делах состоялись после Уложенья, сделать оное вновь, снесши Уложенье и новые статьи. Бояре, Окольничие и Думные занимались около четырех лет соображением сих узаконений; но во все сие время не успели рассмотреть окончательным образом и первой главы Уложения.

В 1714 году сей Великий Государь, удостоверенный новыми опытами в необходимости исправления законов и обряда судебного, приступил опять к произведению в действо своего намерения, и занимаясь в последние годы царствования своего, бдительным наблюдением всего относящегося к правосудию и к исполнению законов, издал многие предписания об исправлении оных, препоручив Сенату продолжать Свод Уложения, начатый Боярами, Окольничими и Думными.

Сия мера была также безуспешна: Петр Первый заблагорассудил заменить ее другим способом; Он повелел всем Коллегиям, каждой по части дел в ведении ее находящихся, составить пункты законов по образцу Шведского Уложения, и взносить оные на рассмотрение Сената, которому и дано было несколько подтвердительных о том указов, впрочем не имевших никаких примечательных последствий[1].

Учреждение многих Присутственных мест, введение нового канцелярского порядка и некоторых форм, доселе существующих, суть важнейшие плоды Его попечения и деятельности в рассуждении исправления законов.

В последующие царствования сей предмет также обращал на себя внимание Правительства.

1726 года Июня 1 Сенату дан подтвердительный указ слушать статьи нового Уложения, какие заготовлены, и потом взносить оные на ревизию в Верховный Тайный Совет, которой в том же году предписал определить к сочинению нового Уложения из духовного, гражданского, воинского и купеческого звания по 2 человека.

Правительство, не видя успеха в сем деле, употребило новой способ к совершению оного, которой заключался в том, чтобы избрать в каждой Губернии, исключая Санктпетербургскую, Лифляндскую и Эстляндскую, из шляхетства по 5 человек, сведущих в законах, прислать в Москву и там возложить на них сочинение нового Уложения[2]. В скором времени избранные шляхетством прибыли в Москву, но прежде нежели приступили они к делу, Правительство, отменив прежнее повеление, определило отпустить их в свои Губернии, повелев Канцелярии Сената, под распоряжением назначенных к тому двух Сенаторов, заниматься по-прежнему Сводом Уложения и в особенности вотчинною частью и писцовым Наказом, а впоследствии и судною главою[3]. Наконец все сии меры кончились 1746 Сентября, определением Сената, которым предписано было: отдать начатое сочинением Уложение одному из Обер-Секретарей Сенатских, для рассмотрения и доклада Правительствующему Сенату. Естественно, что такое препоручение не могло быть исполнено с успехом, и вскоре предано забвению. Невыработанные и Сенатом неутвержденные отрывки толь продолжительных трудов, находящиеся в Сенатских Архивах, служат единственно памятником внимания, которое Правительство иногда менее, иногда более обращало на исправление законов и вместе неудобства самых мер, какие к тому были принимаемы. Императрица Елисавета возобновила намерение Великого Родителя своего, учреждением при Сенате особой Комиссии, для рассмотрения как самого Уложения, так и данных в дополнение оному указов. Сия Комиссия состояла из 8 Членов, прикомандированных к ней из разных мест; но для нее не было сделано особенного постановления. В сие время Правительство по-видимому в первый раз познало необходимость сперва составить план новому Уложению, и потом уже приступить к сочинению сего последнего. Таковый план, хотя впрочем весьма недостаточный, сделан был в сей Комиссии, рассмотрен и утвержден Сенатом, и разослан по всем Коллегиям, Конторам и Канцеляриям, дабы каждая из них, собрав существующие узаконения по роду дел, к ним принадлежащих, составила один указ в пунктах, и препроводила в Сенат.

В последствии времени из представленных частей Уложения, судная и криминальная были рассматриваемы в Сенате и поднесены Ее Императорскому Величеству; но возвращены без Высочайшего утверждения.

Между тем снова избраны были во всех Губерниях, кроме присоединенных, также Сибирской, Астраханской и Киевской, депутаты из Штаб и Обер-Офицеров по два, а из купцов по одному человеку, для слушания новосочиняемого Уложения; но, за неприведением его к концу, сии чиновники были отпущены[4].

Екатерина II, обдумав начинания Всепресветлейших Предков своих и постигнув главнейшие соотношения и основания законодательства, предприяла твердое намерение постановить прочное и благу Государства соответственное законоположение.

«В первые 3 года (манифест Декабря 14 1766) узнали Мы, что великое помешательство в Суде и Расправе, следовательно и в правосудии, составляет недостаток во многих случаях узаконений, в других же великое число оных, по разным временам выданных, также несовершенное различие между непременными и временными законами, а паче всего, что чрез долгое время и частые перемены, разум, в которых прежние гражданские узаконения составлены были, ныне многим совсем неизвестен сделался; при том же и страстные толки часто затмевали прямой разум многих законов; сверх того умножила затруднения разница тогдашних времен и обычаев, несходных вовсе с нынешними». Сии уважения, и толико сродное сердцу Ее желание видеть народ свой столь счастливым и довольным, сколь далеко счастье человеческое и довольствие на земле может простираться, были побудительными причинами знаменитого и незабвенного в летописях Российской Империи подвига Екатерины Великой.

По избрании, вследствие Высочайшего манифеста, Депутатов из старших Присутственных мест, из Губерний, знатнейших городов и всех сословий, и по прибытии оных в Москву, воспоследовало в сей столице Июня 30 1767 года торжественное открытие Комиссии о составлении проекта нового Уложения. В сей достопамятный день Депутаты получили отличительные знаки их достоинства, сопряженные с известными привилегиями, также обряд управления и Наказ, бесценный плод Ее глубоких размышлений и познаний в законодательстве.

Комиссия сия образовалась на следующем положении[5]: соединение всех Членов ее под председанием Генерал-Прокурора и Депутатского Маршала, имело название Большого Депутатского Собрания[6]. Должность его состояла в назначении частных Комиссий и в избрании для них Членов из числа Депутатов, в ревизии планов, проектов и Уставов, подаваемых от сих Комиссий, и в представлении Императорскому Величеству докладов по делам, до законоположения относящимся.

Частные Комиссии, Высочайше утвержденные, суть следующие:

1. Дирекционная, учреждена для наблюдения за трудами других частных Комиссий, для понуждения их деятельности и для исследования присылаемых от оных планов и частей проекта Уложения, сходны ли они с Наказом и имеют ли в виду сохранение целости Империи чрез добронравие народное, благоденствие и человеколюбивые законы? По таковом соображении, бумаги сии предписано было взносить на рассмотрение общего Депутатского Собрания. Дирекционная Комиссия, подобно как и большое Депутатское Собрание, находилась под председанием Генерал-Прокурора и Депутатского Маршала, и не могла иметь более пяти Членов, так как и все прочие частные Комиссии.

2. Экспедиционная, обязана была положения других Комиссий писать по правилам языка и слога, не переменяя самого существа дела, но замечая противоречия, если какие усмотрит.

3. Комиссия для разбора Депутатских Наказов, должна была из присылаемых частными Комиссиями уставов делать выписки для объяснения их материй, предлагать оные в общем Депутатском Собрании, и после с примечаниями возвращать в Дирекционную Комиссию.

Число прочих собственно частными называемых Комиссий, кроме трех вышеозначенных, простиралось до 15; из них одиннадцать[7]:

Для права общего, или для установления обрядов общих, необходимо нужных для сохранения целости, доброго порядка и тишины Государства, как то:

1. Комиссия о порядке Государства в силе общего права.

2. Комиссия о городах.

3. Комиссия духовно-гражданская.

4. Комиссия о правосудии вообще.

5. Комиссия для остережения противоречий между воинскими и гражданскими узаконениями.

6. Комиссия о благочинии.

7. Комиссия об училищах и призрения требующих.

8. Комиссия о почтах и гостиницах.

9. Комиссия о размножении народа, земледелия, домостроительства, о поселении, рукоделии, искусствах и ремеслах.

10. Комиссия о рудокопании, сбережении и растении лесов, и о торговле вообще.

11. Комиссия для рассмотрения образа сборов и образа расходов.

Четыре Комиссии для права особенного, или заключающего в себе все те узаконения и установления, которые каждому гражданину, живущему с прочими в обществе как в рассуждении его самого, так и в рассуждении его имения и обязательств, приносят пользу и безопасность.

12. Комиссия о Государственных родах.

13. Комиссия о разных установлениях касающихся до лиц.

14. Комиссия о имениях.

15. Комиссия о обязательствах.

При каждой из всех вышеозначенных Комиссий для делопроизводства находился один Сочинитель, при нем помощник и несколько канцелярских служителей; число всех вместе простиралось до 128 человек.

Устроенные таким образом Комиссии, имея пред собою Наказ, ревностно приступили к совершению общеполезного дела, на них возложенного. Но последствия доказали, что движение сей многосложной машины было медленно и неравно; оно не соблюло надлежащего направления, и не достигло своей цели. Несмотря на все предосторожности, взятые Правительством, единодушие не могло водвориться между многочисленными Членами Комиссии, различными и состоянием, и образом мыслей, и дарованиями — единодушие, нужное во всех важных предприятиях и необходимое в деле законодательства; а посему и единство мудрых, истинных правил, в Наказе начертанных, не имело свойственного ему действия, без единства в исполнении. Пятнадцать частных Комиссий, в продолжение семи лет образовали пятнадцать, более или менее обдуманных начертаний для разных частей общего Уложения: но сии произведения не соответствовали ожиданиям Ее Императорского Величества; они не были ни расположены по правилам строгой систематической методы, служащей между прочим отличительною чертою совершенства законоположения, ни достаточно соображены с начальными основаниями, в Наказе помещенными; тем более, что самые исполнители воли Ее, Члены Комиссии не постигли во всем пространстве разума оных, и следственно не могли воспользоваться в полной мере Ее наставлениями. Таковые неудобства не скрылись от внимания Екатерины II, и образ существования Комиссии, после сего опыта, необходимо должен был измениться. Между тем начавшаяся с Оттоманскою Портою война послужила к тому новою причиною; ибо, как некоторые из Депутатов находились в военной службе, то Высочайше повелено было распустить большое Депутатское Собрание[8], выбрав из оного известное число Членов и кандидатов для частных Комиссий, на место тех, которые по причине войны должны были отправиться к должностям своим. Сим же указом предоставлено Маршалу обще с Генерал-Прокурором собирать в нужных случаях частные Комиссии для совокупного по делам, до них относящимся, суждения.

Вскоре по распущении большего Депутатского Собрания уволены и прочие чиновники, находившиеся при оном для письмоводства[9]. Наконец, 1774 Декабря 4 последовал Высочайший указ, которым все Члены как Дирекционной, так и прочих частных Комиссий отпущены впредь до указа. Таким образом кончилось семилетнее существование Комиссии о сочинении проекта нового Уложения, которой труды и препровождены в Архив Государственных дел.

Впоследствии Екатерина II не заблагорассудила собирать снова Депутатов: но неусыпное попечение и деятельность Ее по части законодательства не уменьшились. Сие свидетельствует издание Устава Благочиния, Учреждения о Губерниях и других узаконений, составлявших между прочим важнейшие предметы занятий для частных Комиссий; сверх того, для сочинения проекта о сокращении канцелярского порядка, в 1784 году учреждена была, под председанием Тайного Советника Заводовского, особенная Комиссия; в то же время требованы были в оную от Начальников Губерний мнения по сему предмету; из сих мнений составлены выписки и внесены к Государыне Екатерине ІІ-й: но дело сие тогда окончания своего не достигло.

1796 Декабря 16 возобновлена Уложенная Комиссия Высочайшим указом, содержащим следующие распоряжения: 1. в Уложенной Комиссии, начальству Генерал-Прокурора вверенной, и во всех Государственных архивах, собрав все изданные доселе узаконения, извлечь из них три книги законов Российской Империи: первую уголовных, вторую гражданских, а третью казенных дел, показав в оных прямую черту закона, на которой Судья утвердительно основываться должен; 2. для совершения сего дела избрать искусных в законознании чиновников; и 3. отделения, или части книг, когда будут окончены, взносить на рассмотрение и утверждение Сената; для предварительного ж суждения по оным, 1797 Мая 31 назначены были три Сенатора.

Непосредственно за препоручением Комиссии в ведение Генерал-Прокурора, Высочайше повелено называться ей Комиссиею для составления законов.

Июня 5-го 1801 года Ваше Императорское Величество, препоручив Высочайшим указом Комиссию о составлении законов в управление Действительного Тайного Советника Графа Заводовского, под собственным ведением Вашего Величества, изволили снабдить его особенным наставлением. Главнейшие предписания, между прочим в оном изображенные, состоят в том, чтобы обозреть все материалы, до составления законов относящиеся, также все планы законоположений, какие можно отыскать в Комиссии и других местах; избрать один из них, или составить особое начертание Российского законоположения; согласно с сим планом, если он будет утвержден, сообразить самый состав Комиссии; наконец, изыскать по сим первым начертаниям вернейшие пути к успешному дела сего движению.

Вскоре после того Вашему Императорскому Величеству угодно было повелеть Комиссии о составлении законов, преимущественно заняться исправлением, дополнением и приспособлением формы о суде к настоящему времени, к законам и уставам, впоследствии изданным, к скорейшему дел течению и к лучшему действию правосудия[10].

Предметы, которыми занималась Комиссия о составлении законов со времени возобновления ее в 1796 году до сих пор, означены в поданном мне, по присоединении оной к Министерству Юстиции, рапорте и других бумагах, под литерами А и В, при сем подносимых на Высочайшее усмотрение.

Отд. II. — О мерах к совершению Российского законоположения.[править]

Представив в предыдущем отделении первобытное и настоящее положение Комиссии составления законов, и неудобства, затруднявшие оную в исполнении намерений Правительства, с какими она была учреждена, неоднократно отменяема и возобновляема, — следует теперь изыскать вернейшие пути к успешному дела сего движению, и определить, на каком основании должно постановить Комиссию, и какие правила и порядок начертать ей в руководство[11].

Сравнивая разные предписания, изданные относительно исправления законов со времени Петра Великого до благополучного царствования Вашего Императорского Величества, по необходимости признаться должно, что они между собою в некоторых отношениях несогласны, и часто одни других пересекают, так что наконец затмевается понятие о существенном предназначении и прямых обязанностях самой Комиссии.

Ограничить ее обязанность одним Сводом существующих в Империи Российской узаконений, или собиранием оных и соединением в одну, так сказать, необразованную массу, разделенную на столько разных книг, составов, артикулов и проч., сколько разных заключается в оных материй, — было бы несогласно ни с Наказом Екатерины Великой, ни с собственными намерениями Вашего Императорского Величества, в Высочайшем рескрипте изображенными; ибо чрез одно такое действие, (т. е. посредством Свода законов) не могут быть дополнены недостатки, исправлены погрешности, и соглашены противоречия и несходства, какие временем и стечением обстоятельств допущены в Российских законах: с другой стороны нельзя распространить пределов действия Комиссии так, чтобы предоставить ей сочинение законов новых, или введение чуждых, образу Правления и местному положению России несоответственных. В таком случае Комиссия принесла бы более вреда, нежели пользы Государству. Исторические опыты подтверждают справедливость сего мнения. Юстинианово Законоположение почиталось самым совершеннейшим в древности; однако ж введение оного в другие нации произвело великую запутанность, несообразности и затруднения в их собственном законоведении. Что касается до России, то, благодаря Всевышнего, опа никогда не была управляема чуждыми законами; даже в самые смутные времена она сохранила свои предания, уставы и законы.

И так обязанность Комиссии не состоит ни в сочинении одного Свода законов, ни введении в Отечество законов новых, или изданных для других стран и народов.

Несовершенство начертаний, по которым располагаемы были прежние труды Комиссии и безуспешность самых трудов ее, главнейшим образом происходили от того, что круг действия Комиссии, обращаясь между означенными двумя крайностями, не имел истинной и настоящей цели: чтобы означить оную ясно и удовлетворительно, нужно определить прямые черты, изображающие существенное достоинство общего законоположения. Согласно с разумом Наказа Екатерины ІІ-й и с правилами, в Высочайшем наставлении Вашего Императорского Величества предписанными, черты сии заключаются в следующем:

1. Когда законы утверждены на непоколебимых основаниях Права. (principus Juris).

2. Когда они точно определяют все части Государственного управления, образования и пределы Властей, также все права и обязанности подданных, сообразно духу Правления, характеру народному, политическому и естественному положению Государства.

3. Когда они расположены с наблюдением надлежащего приличия и строгого порядка, и предложены во всей ясности.

4. Когда содержат в себе твердые и непреложные правила для отправления правосудия.

Очевидно, что сии отличительные, необходимые и единственные свойства, знаменуя прямое достоинство законоположения, изображают и самую цель, которой Комиссия должна достигнуть, и вместе открывают правила, которые она должна соблюдать для достижения своей цели: я приступаю к рассмотрению оных правил.

Первое свойство законоположения, как выше сказано, состоит в том, чтобы законы утверждены были на непоколебимых началах, или основаниях Права: на сей конец надлежит во-первых собрать и изложить в пристойном виде самые сии начала: они суть первые, простые, чистейшие истины, утвержденные на здравых заключениях человеческого разума, на долговременных опытах и наблюдениях, строго исследованных, — основанные на существенных и возможных пользах Государства — ясные, неоспоримые и очевидностью влияния своего на благо общее и частное приобретающие силу и непоколебимость.

В Наказе Екатерины ІІ-й между прочим постановлено: „Для нерушимого сохранения законов надлежало бы, чтоб они были так хороши и так наполнены всеми способами, к достижению самого большего для людей блага ведущими, чтобы всяк несомненно был уверен, что он ради собственной своей пользы стараться должен сохранить нерушимыми сии законы“. — Для достижения сего необходимого и единственного совершенства законов, конечно есть первое и главнейшее средство, изложение начал вышеозначенных: их собственная правота будет залогом священного правосудия, царствующего в законах и над законами; их общеполезность удостоверит каждого, что в повиновении законам заключаются собственные, очевидные выгоды; их твердость и сила послужат оплотом и утверждением самых законов: ибо непоколебимость основания доставляет прочность и твердость всему зданию.

Изложение сих оснований Права, имеет еще другую, не менее ощутительную пользу. Обыкновенные законоискусники у всех народов полагали науку составления законов в том, чтобы собрать все случаи, какие в общежитии предполагать можно, и на каждый из них постановить особенный закон; но если бы и могли они исчислить все те случаи, какие только разум в состоянии почерпнуть из понятий о возможных действиях воли человеческой: то из сего произошло бы несчетное множество законов, несообразных с обстоятельствами и не ясно определенных, а чрез то смешение и запутанность в самом законоположении; с другой стороны не менее справедливо и то, что невозможно предопределить все случаи, какие впредь могут встретиться. Но изложив в систематическом порядке и в надлежащей полноте, основания Права, без всякого затруднения к оным применять можно все случаи, в общежитии встречающиеся: ибо каждое из сих начал, по существу своему должно показывать пределы своего очертания, или сферы; а посему и не трудно будет решить, какие случаи могут входить в сферу одного, или другого начала.

Сии основания Права большею частью означены в Наказе Екатерины Великой, которая обдумав многие к законоположению относящиеся истины, открытые и доказанные наблюдениями знаменитых Государственных людей, изложила оные в сем превосходном творении: многие из таковых начал рассеяны в других указах, учреждениях и постановлениях, утвержденных Самодержавною властью Российских Государей, и освященных рукою времени, сего беспристрастного Судии вреда и пользы законов: остается Комиссии о составлении законов извлечь оные, сообразить и представить в виде непреложных Государственных законов.

За сим действием непосредственно следует Комиссии заняться составлением общих Государственных законов, соответственных разным состояниям подданных Российского Государства, установленным Верховною властью, то есть определением всех гражданских отношений, общих и частных; законов, какие из того проистекают, обязанностей, сими последними налагаемых, и наказаний, сопряженных с нарушением оных. Для сего обязана она из существующих в России указов и постановлений извлечь законы, утвержденные уже печатью народного благоденствия, приличествующие благосостоянию обширнейшие в свете Империи, всем выгодам местного положения, духу нации, и главному характеру народов, ее составляющих. Древние узаконения России и принадлежащих к ней областей, Уложение, Высочайшие указы, Наказ Екатерины Великой и постановления собственно Вашим Императорским Величеством изданные, представляют богатый источник, откуда заимствовать вещество и силу для сложения и укрепления всех частей Государственного состава. Надлежит только привести оные в систематический порядок, взять в уважение время, в которое были они изданы; отношения их к тогдашним и настоящим нравам и обстоятельствам и сообразить с принятыми основаниями права.

При том Комиссия, предпочтительно другим предметам, займется точным исполнением Высочайшей воли Вашего Императорского Величества, в рескрипте, от 25 Августа 1801 года, изображенной, то есть, начертанием всего судебного обряда, составляющего толь важную часть законоположения, и постановит правила, для нелицеприятного отправления правосудия, и охранения чрез посредство разных Судебных мест, безопасности всех и каждого, строгим исполнением законов, утверждающих спокойствие и благоденствие Государства.

По составлении законоположения общего для Государства, Комиссии предстоять будет другое не менее важное дело, требующее особенного внимания, подробных изысканий и обширных соображений, то есть, изложение частных узаконений.

Из вышесказанного явствует, что начала права суть общие для Империи, по сему и законы, утвержденные на сих основаниях права, должны быть общими всем частям оной, дабы народы всех провинций и городов, образующие массу единого Государства, и подданные единого Государя, под благотворным влиянием оных, в равной мере наслаждались тою гражданскою свободою и безопасностью, которую они дают, хранят и распространяют. Однако ж сие следствие, в существе своем толь справедливое и полезное как вообще для Государства, так и в особенности для самых подданных, нельзя принять за общее и никакому изменению не подверженное правило, при составлении законов для пространной Империи Российской; ибо различные степени гражданственности некоторых Губерний, и другие местные обстоятельства, необходимо требуют, для благосостояния их, в некоторых отношениях исключительных (из общего законоположения) или частных законов и форм судебных. Сие было побудительною и важнейшею причиною, для которой Правительство предоставило некоторым Губерниям особые права и законы, которые в прочем (как неоднократные опыты доказывают, и внимательное исследование оных удостоверяет) наполнены великими неудобствами, затруднениями и даже несообразностями с местным их положением.

Таковые уважения непосредственным образом открывают следующий способ к составлению частных законоположений для известных городов, Провинций и Губерний; он состоит в том: 1) чтобы извлечь из существующих частных законов начала, на которых они основаны, и, по исследовании и соображении оных, привести в совершенное единообразие с основаниями общего Государственного законоположения; 2) чтобы собрать и исчислить главнейшие местные обстоятельства сих Губерний, и, приняв во уважение климат, религию их жителей, обычаи и политические перемены с ними бывшие, найти разности, какие произошли от того в законах и формах судебных; также исследовать в чем сии местные обстоятельства делают препятствия в единообразии форм и законов; и препятствия сии существенные ли и непреодолимые, или мнимые и удобоотвратимые; касаются ли они прав собственности, или же одного обряда? — Следствием сих изысканий будет, что Губернии или города, физическими и моральными отношениями различные, получат основанные на общих началах права и соответственные местному положению законы; прочие ж частные законы и исключения несообразные с оным, и следственно бесполезные, сами собою отменятся; а действие общего законоположения распространится. Порядок, закон, правосудие, безопасность лиц и собственности, суть священные права, разрушающие и уничтожающие все исключения с ними несовместные.

Но прежде, нежели Комиссия приступит к изложению оснований прав и Государственных законов общих и частных, должно начертать ей главное расположение книги законов, в совершении которой она обязана им руководствоваться. Взгляд на первобытное состояние Комиссии ясно показывает, что одною из важнейших причин безуспешности ее деяний, был недостаток обдуманного систематического плана. По сему Министерство Юстиции, собрав все сведения для сего предмета нужные, начертало таковой план, имея в виду, при образовании оного, ясность, простоту, правильность разделений и сообразность с духом Государственного правления, главнейшие качества, по которым познается и ценится существенное достоинство подобных начертаний.

Расположение сие, представляемое при сем на Высочайшее усмотрение Вашего Императорского Величества, содержит в себе шесть следующих частей.

Первая часть заключает в себе законы органические, или коренные, до правления Государственного относящиеся, как-то: изложение священных прав Императорского Величества и Высочайшей Фамилии, отношения подданных к Государю; также постановления Правительственных мест, Верховною властью утвержденных.

Во второй части помещаются общие основания, или начала права. Сюда принадлежат определение качеств, свойственных законам; их общее разделение; образ издания их, обнародования и уничтожения; приспособление законов к обстоятельствам, толкование, изъяснение; далее, основания, в отношении к правам и обязанностям от них происходящим, также наказания и средства побудительные, обеспечивающие соблюдение оных; самое употребление прав, лишение оных, уничтожение, потом означение предметов, к которым законы относятся, как-то: лиц, вещей, действий, обязательств, определение и разделение каждого из сих предметов; наконец владение и собственность, как предмет и следствие законов, во всех их видах, и разные способы приобретать их, передавать и терять.

Третья часть содержит в себе общие Государственные законы относительно лиц, вещей, действий, обязательств, собственности, владения.

Четвертая часть, разделенная на две другие, заключает: в одной законы уголовные; а в другой Устав Благочиния, и все до Полиции относящееся.

В пятой части помещаются способы приведения законов в исполнение и применения оных; также образование судебной части, основание судопроизводства и разделение процессов на разные роды.

Шестая часть содержит в себе частные законы: она разделяется на столько отделений, сколько есть Губерний, городов, или обществ, для которых по уважению местных обстоятельств, утверждены будут особые права. Сюда принадлежат также частные Уставы относительно финансов, коммерции, портов, мануфактур и проч. Частные законы располагаются таким же образом, как и книга общего законоположения.

По предварительном изложении главнейших истин, к составлению Российских законов относящихся, остается начертать соответственное тому положение самой Комиссии. Оно заключается в следующих статьях:

1. Предмет Комиссии есть составление общей книги законов, заключающей в себе, I. Основания прав, II. Законы общие, III. Законы частные, IV. Судебные обряды.

2. Комиссия, под единственным ведением Вашего Императорского Величества, находится в непосредственном управлении Министра Юстиции и товарища его, которые, составляя Присутствие Комиссии, распоряжают всеми ее делами, рассматривают всякое по оным производство, полагают свое мнение и всякую рассмотренную ими бумагу утверждают своею подписью. При них полагается один Секретарь.

3. Все труды Комиссии разделяются по существу своему на три Экспедиции: две по части составления законов общих и частных, и одна по части исполнения и ревизии.

4. Каждая Экспедиция состоит под наблюдением одного Референдария (докладчика) из нужного числа Редакторов (уложителей), помощников их и канцелярских служителей.

5. Труды первой Экспедиции состоят в соображении и начертании: I. Оснований прав, II. Общих законов, III. Судебных обрядов. Для сего полагаются в оной. 1 Референдарий, и при нем 3 помощника, 1 Редактор, для оснований права. 3 Редактора, для общих законов. 2 Редактора, для судебных обрядов. При оных 3 помощников.

6. Труды второй Экспедиции заключаются: 1. В расположении, сообразно плану Высочайше конфирмованному, всех частных законов Провинций. 2. В соображении оных с основаниями права. 3. В составлении частных Уставов. Для сего полагаются в оной: 1 Референдарий и при нем 1 помощник; 1 Редактор по части Государственного хозяйства и финансов, 1 по коммерции. 2 Для Сибири и областей при Черном и Каспийском морях. 1 Для Малороссии. 2 Для Немецких Провинций. 2 Для Польских Провинций и Белоруссии. При оных 9 помощников.

7. Третья Экспедиция поверяет все переводы, соблюдает единообразие, чистоту и ясность слога, исправляет погрешности, и делает замечания о недостатках, какие при собрании разных частей могут открыться, и должны быть дополнены.

В оной находятся: 1 Референдарий и при нем 2 помощника, из коих один смотрит за Архивом. 10 Переводчиков, или Редакторских помощников.

8. Референдарии наблюдают за всем делопроизводством, каждый по своей Экспедиции, содействуя к немедленному и точнейшему исполнению всех обязанностей Комиссии; и потому к должности их принадлежит. 1) Назначение и распоряжение работ Экспедиции, с утверждения Начальства, доставление всех нужных к тому пособий, и наблюдение за исполнением предписанного. 2) Ревизия всякого дела в Экспедиции производимого, соображение оного с данными правилами и поверка с теми источниками, откуда что заимствовано: таковое свидетельство должно быть означено подписью Референдария на каждой бумаге, представляемой из Экспедиции Начальству. 3) Всякой раз, когда бывает присутствие Начальников Комиссии, Референдарии докладывают присутствию о всех делах Комиссии, каждый по своей части, объясняют всякое обстоятельство в производстве дел и представляют обо всем, что может входить в обязанность Комиссии вообще. 4) Референдарий первой Экспедиции есть также и Секретарь присутствия Комиссии. Он занимается распределением трудов по назначению Министра и товарища его, и сочинением ежемесячной записки о делах Комиссии. 5) Все дела Комиссии, их производства, исполнение и успех состоят в особенности на отчете Референдариев, о чем они рапортуют Начальству каждую неделю. 6) Помощники Референдариев разделяют с ними труды их, исполняя по сему предмету делаемые им препоручения.

9. К исполнению Редакторов предлежат следующие обязанности: 1) Каждый Редактор должен иметь полное собрание всех материалов для делопроизводства по своей части. 2) Он занимается составлением законов по Высочайше конфирмованному плану, сличая оные с основаниями права. 3) Редакторы второй Экспедиции, по уважению различия веры, климата, местоположения, языка, населения и других каждой Провинции особенных отношений, извлекают неопровержимые причины для исключений из общих законов, соглашают оные с основаниями права и устремляют все таковые частные изменения к общей связи и пользе всего Государства. 4) Для достижения сей цели единообразия при многоразличии частей, Редакторы сносятся с Референдарием и уведомляют его еженедельно о успехах порученной им работы, для донесения Начальству. 5) Всякая бумага от Редактора представляемая, должна быть за его подписанием и скрепою его помощника.

10. Помощник Редактора, или Переводчик, обязан: 1) Заниматься делопроизводством своего Редактора. 2) Собирать справки, делать выписки, переводы и поверять каждую статью делопроизводства. 3) Смотреть за чистотою и исправностью письма, и 4) Вместе с Редактором отвечать за верность и исправность порученной работы.

11. Избрание чиновников Комиссии предоставляется единственно Управляющим оною; которые, к совершению толико важного для Государства труда, должны приглашать людей достойных по их отличным способностям и знаниям, хотя бы те люди и обязаны были службою при другом каком месте, если только оное место не может препятствовать исполнению вновь поручаемой им должности.

12. Референдарии, их помощники и Редакторы определяются по Высочайшему указу; прочие ж чины, по избранию и утверждению самого Начальства Комиссии.

13. Архив Комиссии состоит в ведения Референдария третей Экспедиции, который также управляет экономическими делами Комиссии.

14. Библиотека Комиссии состоит в ведении Референдария первой Экспедиции, который также имеет смотрение и за домом Комиссии.

15. Жалованье все чиновники Комиссии получают по прилагаемому штату, хотя бы кто из них имел, как в статье 11-й сказано, вне Комиссии место и сопряженное с оным жалованье.

16. Чиновники, служащие в Комиссии, обязаны исполнять возложенные на них должности со всевозможным усердием, поощряясь к ревностным трудам своим на пользу Государства, Всемилостивейшим Высокомонаршим благоволением, и утверждением всем им; по совершении трудов Комиссии, по смерть в пенсион, по важности должностей ими исправляемых, полного, двух третей, или половинного их жалованья по штату положенного, который производиться будет, хотя бы вступили они паки в службу, и получали сверх оного жалованье или пенсионы.

17. Штатная сумма Комиссии должна храниться в Сенатском Казначействе, откуда, сколько когда потребуется, немедленно отпускаема будет по отношениям определенного к тому Референдария третей Экспедиции, который располагает всеми издержками Комиссии, по назначению и утверждению Начальства; а оставшаяся от годовых издержек сумма, поступает в экономию Комиссии и может употребляема быть по усмотрению Начальства на надобности Комиссии.

18. Комиссия для отправления дел своих имеет собственную печать.

Если таковое положение и примерный штат при сем прилагаемый, удостоится Высочайшего утверждения: то, не благоугодно ли будет Вашему Императорскому Величеству, упразднив настоящую Комиссию, повелеть представить на Высочайшее утверждение чиновников для занятия мест по новому образованию Комиссии; также назначить приличный дом для помещения оной?

Резолюция. Быть по сему.

Примерный штат Комиссии составления законов.[править]

Звание чинов Число
людей.
Жалованья
одному.
Рубли.
Министр Юстиции
Товарищ его
Референдариев
 . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
3 3000
Их помощников
старших
 . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
3 2000
младших
 . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
3 1500
Редакторов
 . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
2 2500
 . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
13 2000
Их помощников, разумеющих иностранные языки
 . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
14 1000
Переводчиков
 . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
2 1200
 . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
8 850
На канцелярских служителей
 . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
13200
На сторожей с их амунициею
 . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
600
На канцелярские расходы
 . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
5000
На заведение и умножение Библиотеки и на выписку журналов
 . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
1500
На непредвидимые издержки
 . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
6000
Итого
 . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
100000

Примечания[править]

  1. Указы 1718, 1719 Декабря 9; 1723 Ноября 6 и 1724 Генваря 22.
  2. Указ 1728 Июня 14.
  3. Указ 1730 Декабря 10.
  4. Указ 1761 Сентября 29.
  5. Образование и разделение Комиссии 1767 года Июня 30 дня.
  6. Начертание о приведении к окончанию Комиссии 1768 Апреля 8.
  7. Начертание о приведении к окончанию Комиссии 1768 Апреля 8.
  8. 29 декабря 1768.
  9. Доклад Комиссии 1769 года.
  10. 15 Августа 1801.
  11. Высочайший рескрипт 5 Июня 1801.