Похвальные стихи Гавриле Андреевичу Суровцову (Державин)

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Похвальные стихи Гавриле Андреевичу Суровцову
автор Гавриил Романович Державин (1743—1816)
См. Стихотворения 1762—1778. Источник: Сочинения Державина с объяснительными примечаниями Я. Грота. — СПб.: Изд. Имп. Академии наук, 1866. — Т. 3. Стихотворения. Часть III. — С. 465.
 Википроекты: Wikidata-logo.svg Данные


Похвальные стихи
Гавриле Андреевичу Суровцову,
который был в иностранной коллегии переводчиком

О! как ты, Суровцов, в восторг меня приводишь,
К забавам что ты всем везде, всегда приходишь!
Дивится всяк тебе, дивится стар и мал,
Что редкостью собой во всем ты граде стал.
Смотревши на твои дары неоцененны,
В веселье, в шутку, в смех живут все приведенны.
Как пальцами двумя играешь в клавесин,
В брянчании ты сем бываешь не своим.
Скрипицу ты когда, играть чтоб, принимаешь,
Играньем всех своим со смеху надрываешь.
Когда ты сделаешь в хвалу кому стихи,
12 To оные стихи бывают всем в смехи;
В них живность разума и остроты блистанье
В немолчный всех ведут восторг и хохотанье.
В поступках ты легок, как резвенький козел,
16 А в важности ума — как вьюченный осел.
Прости, что я скотам тебя здесь применяю:
Я свойства тех зверей в тебе лишь обретаю.
До прелестей твоих касается же что,
20 Довольно ведают все женщины про то:
Прекрасным солнышком они тебя считают;
Ласкаючи тебя, как куколкой играют.
Хотел бы куклой быть равно у женщин я,
24 Но я не Суровцов, то горька часть моя,
И Фоки Маркыча[1] я имя не имею.
Крушася я о том, печалюсь и жалею.
Я с красными бровьми и в красном парике,
28 На резвом, так как ты, не езжу рыжаке;
He шел я в карусель против врагов сражаться[2],
Я Шведом никогда не мыслил наряжаться.
Ты разумом широк и хитростью ты быстр;
32 Без рассужденья, ты — сенатор и министр.


  1. He был ли этот Фока Маркович другой, более важный по месту или богатству Суровцов? В Месяцословах 70-х годов мы не нашли такого.
  2. Карусель, на который здесь намекается, был 14 июля 1766 года; см. Том I, стр. 280 и 767. Для объяснения следующего стиха надобно вспомнить, что Россия находилась тогда в дружественных отношениях к Швеции, где между собой враждовали две партии: французская, или шляпы, и русско-английская, или шапки. Попытка Густава III ввести в Швеции национальный костюм могла несколько отразиться и на петербургских модах.

Комментарий Я. Грота

От 1771 до 1776 г. этот Суровцов значится в Месяцословах, при коллегии иностранных дел, одним из секретарей капитанского ранга[1]. Из рукоп. 1776 г., № 48.


  1. Гаврила Суровцов, без отчества. В способе занесения должностных лиц в списки соблюдалась любопытная постепенность: высшие чины, до коллежского советника включительно, записывались с окончанием вич, надворные советники и майоры — ов сын, а следовавшие затем — вовсе без отчества. Впрочем уже около 1780 года эта тонкость в чинопочитании исчезает из календаря.