Православная история России

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Православная история России (Романовы — наш супергазпром?) : отрывок из книги «Золотая булла 2014 года. Монархический план возрождения России»
автор Антон Алексеевич Баков
Опубл.: 2014. Источник: Опубликовано в Facebook по лицензии CC-BY-SA (копия в издании «Регионы России»)
 Википроекты: Wikidata-logo.svg Данные


Каким образом одно из многих варварских государств Восточной Европы превратилось в великую Россию? Уже 500 лет назад, в 1514 году, в договоре с императором Священной Римской империи Максимилианом московский государь Василий был признан кайзером, то есть императором. Как же попала императорская корона в далекую заснеженную Москву?

Ее привезла мать Василия принцесса Софья Палеолог, последняя наследница древнеримского престола. 12 ноября 1472 года в Успенском соборе Кремля митрополит Филипп обвенчал Софью и московского князя Ивана III. Через 22 года счастливой семейной жизни, после отречения от императорской короны братьев Софьи Мануила в 1477-м и Андрея 1494 году, спустя два года после открытия Колумбом Америки, Иван Великий стал единственным законным наследным правителем древней империи. И напрасно турецкий султан поспешил провозгласить себя кайзером Рума, то есть римским императором. Несмотря на то, что натиск мусульман на Европу продолжался еще три века, подлинной наследницей Римской империи стала именно Россия.

41 год после взятия Константинополя в 1453 году и до воцарения в Москве императоры были номинальными и не правили. Как голова профессора Доуэля, императорский престол существовал отдельно от имперского тела. Потеряв Царьград, империя обрела новую столицу – Москву. Невольно напрашиваются параллели с сегодняшним почти вековым перерывом в императорском правлении. Много это или мало? Выживет ли империя, как выжила в XV веке, как выжили королевства английских Стюартов и французских Бурбонов после 11 и 22 лет республики?

Сёгунат Токугава — военное правительство Японии, лишившее императора власти, просуществовало более двух с половиной веков, вплоть до 1868 года, что не помешало японскому престолу сохранить свой суверенный статус и вернуться к власти.

Ни изгнание, ни предательство, ни даже смерть монарха не могут прервать такую длинную и славную традицию. Суверенитет монарха — божьего помазанника гораздо старше и выше, чем суверенитет так называемых народов со всем их «самоопределением вплоть до полного отделения». И до тех пор, пока на планете останутся хотя бы островки права, суверенитет суверена будет защищаться его подданными. История полна подобных примеров. Для русских XV века переход прав на империю по наследству после небольшого перерыва был совершенно естественным.

Не случайно патриарх Филарет, отец будущего первого царя из рода Романовых и его соправитель, выбрал для династии именно такое название – Романовы – то есть «Римские». Традиция считать Москву третьим Римом, новой столицей старой империи, к тому времени насчитывала уже больше 100 лет. Вспомним, например, филофеевское: «Храни и внимай, благочестивый царь, тому, что все христианские царства сошлись в одно твое, что два Рима пали, а третий стоит, четвертому же не бывать».

В 2013 году, кроме 400-летнего юбилея Романовых, отпраздновался и другой не менее важный юбилей – 1700 лет Миланского эдикта. Первый римский император-христианин Константин Великий разрешил исповедание в империи христианства и фактически основал то самое православное государство, в котором мы с вами и живем.

Именно святой равноапостольный царь Константин Великий, родившийся 27 февраля 272 года в городе Нише в нынешней Сербии, должен быть признан подлинным отцом современной российской государственности. И на этом можно смело закончить спор о призвании варягов, Золотой Орде, Хазарском каганате и прочих мифических истоках православного русского царства.

Впрочем, мало нам плена школьных коммунистических предрассудков! Личность и национальность историков до сих пор продолжают влиять на историю нашей империи.

Например, еще в далеком 1764 году уроженец городка Гагштадт Август Шлёцер обратился к некоей Софии Августе из Штеттина, более известной как императрица всероссийская Екатерина Великая, с научным предложением: «Поскольку русской истории пока нет, то она может быть создана им, Шлёцером».

Просвещенная императрица не только повелела Шлёцеру заниматься русской историей под ее покровительством со званием ординарного академика и 860 рублями жалованья, но и разрешила это делать в Германии. В Россию Шлёцер больше не вернулся.

Зато за границей опубликовал российскую историю, согласно которой основателями нашей государственности были северные германцы-норманны, причем обосновавшиеся в… Киеве. Вот уж точно «в огороде бузина, а в Киеве дядька!». Впрочем, утверждают, что подлинным создателем этой теории был уроженец Кенигсберга Готлиб Байер, которому было очень тяжело работать академиком Петербургской академии наук, не зная русского языка.

Нет, конечно, не только немцы. Вот, например, Лев Гумилев — сын замечательных русских поэтов Гумилева и Горенко. Почему-то его мама Аня Горенко, дочь Горенко и Стоговой, решила стать татаркой Ахматовой. Может ей панмонголизм блоковских скифов либо какой-нибудь симпатичный евразиец такую мысль навеял? Факт остается фактом. Детская травма татаризации породила целую теорию происхождения России из Золотой Орды, на доказательство которой Лев Гумилев потратил всю жизнь.

Ну и куда ж без евреев? Казалось бы, какое отношение имеет к российской истории венгерский еврей и британский писатель Артур Кёстлер? Оказывается, он – талантливый пропагандист идеи происхождения европейских евреев-ашкенази не от уроженцев Палестины, а от тюркского народа хазар. В написанной в 1976 году книге «Тринадцатое колено. Крушение империи хазар и ее наследие» Кёстлер, разумеется, выводит российскую государственность от евреев-хазар!

Удивительно, что мы, потерявшие империю из-за помощи братушкам-сербам в Первую мировую войну, готовые ускоренно и рискованно маршировать на Приштину и разворачивать самолеты премьеров над Атлантикой, крестящиеся по поводу и без – так и не признаем своих православных сербских константиновых-апеннинобалканских-роман(ов)ских корней! В приложении к книге я обязательно приведу непрерывный перечень императоров православной Римской-Византийской-Российской империи, вплоть до наших дней. Да, это не опечатка, ибо и в наши дни существуют не только многочисленные потенциальные наследники короны Российской империи, но и человек, признаваемый тысячами сторонников действующим императором. В отличие от достаточно свободного и несколько безалаберного порядка наследования короны Византийской империи, педантичный немецкий ум нашего императора Павла учредил в России такую систему наследования, при которой престол практически не может опустеть.

Таким образом, после отречения Николая II и убийства его наследника брата Михаила на престол взошел их двоюродный брат император Кирилл Изгнанник. В миг смерти Кирилла 12 октября 1938 года – его сын Владимир Кириллович. А с 1 июня 2013 года, со дня перехода в православие принца и принцессы Лейнингенских, во главе христианского мира встал император Николай III.

Родовое древо нашего императора Николая III — могучее и ветвистое, как тысячелетний дуб. Он — потомок не только нашего Петра I, но и Капетингов и Палеологов, Марии Стюарт и Вильгельма Завоевателя, Рюрика и Карла Великого. Как прапраправнук королевы Виктории император Николай III внесен в официальный список наследников британской короны.

Родоначальники семьи Николая III Арнульф Мецкий и Пипин Ланденский родились около 580 года н.э., за 30 лет до того, как пророк Магомет впервые встретил ангела Джабраила. В тот год вестготский король Леовигильд перенес свою столицу в Толедо и основал современную Испанию, а Германии, Франции, Англии и России еще не было, потому что предки нашего императора основали их позже.

В 732 году внук Арнульфа и Пипина, предок нашего императора Карл Мартелл, по-русски Молот, уже спас Европу, когда передовые отряды арабских захватчиков, разгромив Испанию и Южную Францию, двинулись на север. Тяжелая кавалерия мусульман разбила христианских пехотинцев в первом же натиске, а затем перебила их, когда те смешались и бросились в бегство.

Одной из целей набега были богатства турского аббатства святого Мартина, самой почитаемой христианской святыни на западе Европы того времени. Услышав об этом, Карл Мартелл собрал армию и отправился на юг, избегая старых римских дорог и надеясь захватить мусульман врасплох. Успех его плана — найти лесистую возвышенную равнину, построить своих людей и заставить мусульман атаковать — зависел от элемента внезапности.

В течение семи дней обе армии вели разведку боем, вступая в незначительные стычки. Полководец мусульман Абдаль-Рахман доверял превосходству своей кавалерии и посылал ее в атаку снова и снова. Но в этот раз вера арабов в свою кавалерию подвела их.

Дисциплинированные христианские пехотинцы выдержали все атаки, хотя, согласно арабским источникам, мусульманская кавалерия несколько раз пробивалась внутрь их оборонительного каре.

Несмотря на это, христиане не дрогнули. Воины Мартелла добились того, что считалось невозможным в то время: пехота победила яростную кавалерию. Британский историк Пол Дэвис пишет, что ядром армии Мартелла была профессиональная пехота, одновременно и отлично дисциплинированная и высокомотивированная, «прошедшая с ним сражения по всей Европе».

Арабская хроника 754 года гласит: «И в громе сражения люди Севера казались морем, которое невозможно сдвинуть. Твердо они стояли, плечом к плечу, выстроившись, как глыба льда; и сильными ударами своих мечей они разили арабов. Собравшись толпой вокруг своего вождя, люди Севера отражали все перед собой. Их неутомимые руки пронзали мечами груди врагов».

Абдаль-Рахман оказался в окружении и был зарезан. Европа и христианство были спасены, как веками будут спасать Европу от натиска мусульман-турок потомки Карла Мартелла – Романовы уже на восточном фланге континента.

100 лет назад у Российской империи в кругу великих держав было пять соперников. Республиканские демократические США и Франция и три империи – Британская, Германская и Австро-Венгерская. Ныне все три империи пали. Даже Британия нынче не больше, чем Соединенное Королевство.

Долгие годы гордая Россия боялась, что попадет в Европу в роли девочки для битья. Войти в Европу вместе со своим императором – значит возглавить Европу, противопоставить европейской бюрократии европейскую аристократию, а идеологическим евроклише – яркую и зрелищную идею монархизма как европейского традиционализма.

Что умеем – не храним, потерявши – плачем. Пренебрежительное отношение ко всему отечественному, разумеется, так же не основано на реальных фактах, как и некритическое прославление всего отечественного. На самом деле у России есть активы мирового уровня, и это не только нефть, газ и Анна Каренина. Отнюдь не только в области ракет и балета мы можем дать вполне приличное количество очков вперед всему остальному миру.

Одним из самых недооцененных российских активов остается династия Романовых. Нелепые претензии школьного курса к императору Николаю Второму, официально признанному святым нашей официальной Церковью, призваны отвлечь внимание читателя от того факта, что в течение одного года были сокрушены не одна, а целых четыре императорские династии.

Поэтому все упреки в неспособности к правлению в адрес Романовых можно смело переадресовать и германским Гогенцоллернам, и австро-венгерским Габсбургам, и турецким Османам. Свирепый дух Просвещения требовал жертв. Пожар республиканизма буквально опустошил сердце всей Европы, чудом не спалив дотла только окраинные Британию, Скандинавию и Бенилюкс.

И вот люди, преклоняющиеся перед палачами собственного народа, а иногда и собственных родственников, лгут нам про «Николая Кровавого»! А спустя 5 страниц упрекают Святого Императора в том, что он не залил страну кровью, уподобившись палачам России Ленину и Сталину.

Увы, иногда единственный достойный выход – смерть. Мученическая кончина Святой Семьи – высочайший пример героизма в истории Империи. Сегодня, из нашего времени, мы понимаем всю неизбежность Великого Подвига и мерзость преступления, совершившихся в 1918 году в Екатеринбурге.

Начиная с XVIII века Романовы неоднократно доказывали свое общеевропейское лидерство, и мы не знаем ни более подходящих кандидатов на общеевропейский (христианский) императорский престол, ни лучшей возможности для интеграции России и Европы на почетных и выгодных условиях.

Вспоминая бессмертное ивановское: «Люди – наша вторая нефть!», хочется воскликнуть: «Романовы – наш супергазпром!».

Романовы нужны не только России, но и Европе. Безликие структуры ЕС не персонифицированы и не понятны большинству европейцев. Императорский престол должен, оставаясь суверенным государством, стать в то же время неким персонифицированным союзным органом, единым для Союза Независимых Государств и Европейского союза. Появление человеческого символа европейского единства позволит, наконец, сформировать ту общеевропейскую идентичность, которая сегодня существует только на бумаге, пусть и усыпанной печатями европейских государств.

Ну и, безусловно, христианская консервативная Европа, наконец, обретет своих естественных лидеров и уже вряд ли пойдет за маргинальными погромщиками, выступающими сегодня как единственные защитники от инородных и иноверных элементов. Бесспорно, православные, высокие, красивые и образованные Романовы лучше справятся с ролью защитников европейской расы и цивилизации, чем нынешняя толпа плюгавых карьеристов с депутатскими мандатами.