Проскомидия

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Проскомидия
автор неизвестен
См. Проскомидия.
 
Википроекты: Wikipedia-logo.png Википедия


Проскоми́дiя.

ЧИНЪ СВЯЩЕ́ННЫЯ И БОЖЕ́СТВЕННЫЯ ЛИТУРГÍИ.

Хотяй священник Божественное совершати Тайнодействие, должен есть первее убо примирен быти со всеми и не имети что на кого, и сердце же, елика сила, от лукавых блюсти помыслов, воздержатися же с вечера и трезвитися даже до времене священнодействия. Времени же наставшу, входит во храм и соединився со диаконом, творят вкупе к востоку пред святыми дверьми поклонения три.

Таже глаголет диакон: Благослови́, влады́ко.

Священник: Благослове́н Бог наш, всегда́, ны́не и при́сно, и во ве́ки веко́в. Ами́нь.

Начинает глаголати диакон:

Царю́ Небе́сный, Уте́шителю, Ду́ше и́стины, И́же везде́ сый и вся исполня́яй, Сокро́вище благи́х и жи́зни Пода́телю, прииди́ и всели́ся в ны, и очи́сти ны от вся́кия скве́рны, и спаси́, Бла́же, ду́ши на́ша.

Святы́й Бо́же, Святы́й Кре́пкий, Святы́й Безсме́ртный, поми́луй нас. Трижды.

Сла́ва Отцу́ и Сы́ну и Свято́му Ду́ху, и ны́не и при́сно и во ве́ки веко́в. Ами́нь.

Пресвята́я Тро́ице, поми́луй нас; Го́споди, очи́сти грехи́ на́ша; Влады́ко, прости́ беззако́ния на́ша; Святы́й, посети́ и исцели́ не́мощи на́ша, и́мене Твоего́ ра́ди.

Го́споди, поми́луй, трижды. Сла́ва, и ны́не:

О́тче наш, И́же еси́ на Небесе́х, да святи́тся и́мя Твое́, да прии́дет Ца́рствие Твое́, да бу́дет во́ля Твоя́, я́ко на Небеси́ и на земли́. Хлеб наш насу́щный да́ждь нам днесь; и оста́ви нам до́лги на́ша, я́коже и мы оставля́ем должнико́м на́шим; и не введи́ нас во искуше́ние, но изба́ви нас от лука́ваго.

Священник:

Я́ко Твое́ есть Ца́рство, и си́ла, и сла́ва, Отца́, и Сы́на, и Свята́го Ду́ха, ны́не и при́сно, и во ве́ки веко́в.

Таже глаголют:

Поми́луй нас, Го́споди, поми́луй нас; / вся́каго бо отве́та недоуме́юще, / сию́ Ти моли́тву я́ко Влады́це, гре́шнии прино́сим: / поми́луй нас.

Слава: Го́споди, поми́луй нас, / на Тя бо упова́хом; / не прогне́вайся на ны зело́, / ниже́ помяни́ беззако́ний на́ших, / но при́зри и ны́не я́ко благоутро́бен, / и изба́ви ны от враг на́ших; / Ты бо еси́ Бог наш, и мы лю́дие Твои́, / вси дела́ руку́ Твое́ю, и и́мя Твое́ призыва́ем.

И ныне: Милосе́рдия две́ри отве́рзи нам, / благослове́нная Богоро́дице, / наде́ющиися на Тя да не поги́бнем, / но да изба́вимся Тобо́ю от бед: / Ты бо еси́ спасе́ние ро́да христиа́нскаго.

Таже отходят ко иконе Христове и целуют ю, глаголюще:

Пречи́стому о́бразу Твоему́ покланя́емся, Благи́й, / прося́ще проще́ния прегреше́ний на́ших, Христе́ Бо́же: / во́лею бо благоволи́л еси́ пло́тию взы́ти на Крест, / да изба́виши я́же созда́л еси́ от рабо́ты вра́жия. / Тем благода́рственно вопие́м Ти: / ра́дости испо́лнил еси́ вся, Спа́се наш, / прише́дый спасти́ мiр.

Таже целуют и икону Богородицы, глаголюще тропарь:

Милосе́рдия су́щи исто́чник, / ми́лости сподо́би нас Богоро́дице, / при́зри на лю́ди согреши́вшия, / яви́ я́ко при́сно си́лу Твою: / на Тя бо упова́юще, ра́дуйся вопие́м Ти, / я́коже иногда́ Гаврии́л безпло́тных архистрати́г.

Таже, приклонь главу, иерей глаголет:

Го́споди, низпосли́ ру́ку Твою́ с высоты́ свята́го жили́ща Твоего́ и укрепи́ мя в предлежа́щую слу́жбу Твою́, да неосужде́нно предста́ну стра́шному престо́лу Твоему́, и безкро́вное священноде́йствие совершу́, я́ко Твоя́ есть си́ла и сла́ва во ве́ки веко́в, ами́нь.

Таже творят и к ликом поклоны по единому, и тако отходят в жертвенник, глаголюще:

Вни́ду в дом Твой, поклоню́ся ко хра́му свято́му Твоему́, в стра́се Твое́м. Го́споди, наста́ви мя пра́вдою Твое́ю, враг мои́х ра́ди испра́ви пред Тобо́ю путь мой. Я́ко несть во усте́х их и́стины, се́рдце их су́етно, гроб отве́рст горта́нь их: язы́ки свои́ми льща́ху. Суди́ им, Бо́же, да отпаду́т от мы́слей свои́х, по мно́жеству нече́стия их изри́ни я́, я́ко преогорчи́ша Тя, Го́споди. И да возвеселя́тся вси упова́ющии на Тя, во век возра́дуются, и всели́шися в них, и похва́лятся о Тебе́ лю́бящии и́мя Твое́. Я́ко Ты благослови́ши пра́ведника, Го́споди: я́ко ору́жием благоволе́ния венча́л еси́ нас.

Вшедше же во святилище, творят поклоны три пред святою трапезою, и целуют святое Евангелие и святую трапезу. Таже приемлют в руки своя кийждо стихарь свой, и творят поклоны три к востоку, глаголюще в себе кийждо:

Бо́же, очи́сти мя, гре́шнаго, и поми́луй мя.

Таже приходит ко священнику диакон, держа в десной руце стихарь со орарем, и подклонив ему главу, глаголет:

Благослови́, влады́ко, стиха́рь со ораре́м.

Священник глаголет:

Благослове́н Бог наш всегда́, ны́не и при́сно, и во ве́ки веко́в.

Таже отходит диакон во едину страну святилища, и облачится в стихарь, моляся сице:

Возра́дуется душа́ моя́ о Го́споде, облече́ бо мя в ри́зу спасе́ния, и оде́ждею весе́лия оде́я мя. Я́ко жениху́ возложи́ ми вене́ц, и я́ко неве́сту украси́ мя красото́ю.

И орарь убо целовав, налагает на левое рамо. Нарукавницы же налагая на руки, на десную убо, глаголет:

Десни́ца Твоя́, Го́споди, просла́вися в кре́пости. Десна́я Твоя́ рука́, Го́споди, сокруши́ враги́ и мно́жеством сла́вы Твоея́ стерл еси́ супоста́ты.

На левую же, глаголет:

Ру́це Твои́ сотвори́сте мя и созда́сте мя. Вразуми́ мя и научу́ся за́поведем Твои́м.

Таже отшед в предложение, уготовляет священная. Святый убо дискос поставляет о шуюю страну, потир же, еже есть святую чашу, одесную, и прочая с ними.

Священник же сице облачится: прием стихарь в левую руку, и поклонився трижды к востоку, якоже речеся, назнаменует, глаголя:

Благослове́н Бог наш всегда́, ны́не и при́сно, и во ве́ки веко́в. Ами́нь.

Таже облачится, глаголя:

Возра́дуется душа́ моя́ о Го́споде, облече́ бо мя в ри́зу спасе́ния, и оде́ждею весе́лия оде́я мя. Я́ко жениху́ возложи́ ми вене́ц, и я́ко неве́сту украси́ мя красото́ю.

Таже прием епитрахиль и назнаменав, облагается ею, глаголя:

Благослове́н Бог, излива́яй благода́ть Свою́ на свяще́нники Своя́, я́ко мv́ро на главе́, сходя́щее на браду́, браду́ Ааро́ню, сходя́щее на оме́ты оде́жди его́.

Таже прием пояс и опоясуяся, глаголет:

Благослове́н Бог, препоясу́яй мя си́лою и положи́ непоро́чен путь мой, соверша́яй но́зе мои́, я́ко еле́ни, и на высо́ких поставля́яй мя.

Нарукавницы же, яко выше речеся, налагая на руки, на десную убо, глаголет:

Десни́ца Твоя́, Го́споди, просла́вися в кре́пости. Десна́я Твоя́ рука́, Го́споди, сокруши́ враги́ и мно́жеством сла́вы Твоея́ стерл еси́ супоста́ты.

На левую же, глаголет:

Ру́це Твои́ сотвори́сте мя и созда́сте мя. Вразуми́ мя и научу́ся за́поведем Твои́м.

Таже прием набедренник, аще имать, и благословив и́, и целовав, глаголет:

Препоя́ши меч Твой по бедре́ Твое́й, Си́льне, красото́ю Твое́ю и добро́тою Твое́ю, и наляцы́, и успева́й, и ца́рствуй и́стины ра́ди, и кро́тости, и пра́вды, и наста́вит Тя ди́вно десни́ца Твоя́, всегда́, ны́не и при́сно, и во ве́ки веко́в. Ами́нь.

Таже прием фелонь и благословив, целует глаголя сице:

Свяще́нницы Твои́, Го́споди, облеку́тся в пра́вду, и преподо́бнии Твои́ ра́достию возра́дуются всегда́, ны́не и при́сно, и во ве́ки веко́в. Ами́нь.

Таже отшедше в предложение, умывают руки, глаголюще:

Умы́ю в непови́нных ру́це мои́, и обы́ду же́ртвенник Твой, Го́споди, е́же услы́шати ми глас хвалы́ Твоея́, и пове́дати вся чудеса́ Твоя́. Го́споди, возлюби́х благоле́пие до́му Твоего́ и ме́сто селе́ния сла́вы Твоея́. Да не погуби́ши с нечести́выми ду́шу мою́, и с му́жи крове́й живо́т мой. И́хже в руку́ беззако́ния, десни́ца их испо́лнися мзды. Аз же незло́бою мое́ю ходи́х, изба́ви мя, Го́споди, и поми́луй мя. Нога́ моя́ ста на правоте́, в це́рквах благословлю́ Тя, Го́споди.

Таже поклонения три пред предложением сотворше, глаголют кийждо:

Бо́же, очи́сти мя, гре́шнаго, и поми́луй мя. И:

Искупи́л ны еси́ от кля́твы зако́нныя / честно́ю Твое́ю Кро́вию, / на Кресте́ пригвозди́вся и копие́м пробо́дся, / безсме́ртие источи́л еси́ челове́ком, / Спа́се наш, сла́ва Тебе́.

Таже глаголет диакон: Благослови́, влады́ко.

И начинает священник:

Благослове́н Бог наш всегда́, ны́не и при́сно, и во ве́ки веко́в.

Диакон: Ами́нь.

Таже приемлет священник левою убо рукою просфору, десною же святое копие, и зна́менуя им трижды верху печати просфоры, глаголет:

В воспомина́ние Го́спода и Бо́га, и Спа́са на́шего Иису́са Христа́. Трижды.

И абие водружает копие в десную страну печати, и глаголет режя:

Я́ко овча́ на заколе́ние веде́ся.

В левую же:

И я́ко а́гнец непоро́чен пря́мо стригу́щаго его́ безгла́сен, та́ко не отверза́ет уст Свои́х.

В горнюю же страну печати:

Во смире́нии Его́ суд Его́ взя́тся.

В долнюю же страну:

Род же Его́ кто испове́сть.

Диакон же, взирая благоговейно на сицевое таинство, глаголет на едином коемждо резании: Го́споду помо́лимся, держа и орарь в руце.

По сих глаголет: Возми́, влады́ко.

Священник же, вложив святое копие от косвенныя десныя страны просфоры, взимает Святый Хлеб, глаголя сице:

Я́ко взе́млется от земли́ живо́т Его́.

И положив и́ взнак на святем дискосе, рекшу диакону:

Пожри́, влады́ко.

Жрет его крестовидно, сице глаголя:

Жре́тся А́гнец Божий, взе́мляй грех мiра, за мiрски́й живо́т и спасе́ние.

И обращает горе́ другую страну, имущую крест. Диакон глаголет:

Прободи́, влады́ко.

Священник же, прободая и́ в десную страну копием, глаголет:

Еди́н от во́ин копие́м ре́бра Его́ прободе́, и а́бие изы́де кровь и вода́. И ви́девый свиде́тельствова и и́стинно есть свиде́тельство его́.

Диакон же, прием вино и воду, глаголет ко священнику:

Благослови́, влады́ко, свято́е соедине́ние.

Иерей благословляет соединение:

Благослове́нно соедине́ние святы́х Твои́х всегда́, ны́не и при́сно и во ве́ки веко́в.

И взем над ними благословение, вливает во святый потир от вина вкупе и воды.

Священник, прием в руце вторую просфору, глаголет:

В честь и па́мять преблагослове́нныя Влады́чицы на́шея Богоро́дицы и Присноде́вы Мари́и, Ея́же моли́твами приими́, Го́споди, же́ртву сию́ в пренебе́сный Твой же́ртвенник.

И взем частицу, полагает ю́ одесную Святаго Хлеба, близ среды его, глаголя:

Предста́ Цари́ца одесну́ю Тебе́, в ризы позлаще́нны оде́яна, преукраше́нна.

Таже прием третию просфору, глаголет:

Честна́го сла́внаго проро́ка, Предте́чи и Крести́теля Иоа́нна.

И взем первую частицу, полагает ю́ о шуюю страну Святаго Хлеба, творя начало перваго чина.

Таже глаголет:

Святы́х сла́вных проро́ков: Моисе́я и Ааро́на, Илии́ и Елиссе́я, Дави́да и Иессе́я, святы́х трие́х отроко́в, и Дании́ла проро́ка, и всех святы́х проро́ков.

И взем частицу, полагает ю́ доле первыя благочинно.

Таже паки глаголет:

Святы́х сла́вных и всехва́льных Апо́стол Петра́ и Па́вла, и про́чих всех святы́х апостолов.

И тако полагает третию частицу доле вторыя, скончавая первый чин.

Таже глаголет:

И́же во святы́х оте́ц на́ших святи́телей: Васи́лия Вели́каго, Григо́рия Богосло́ва и Иоа́нна Златоу́стаго, Афана́сия и Кири́лла, Никола́я Мирлики́йскаго, Петра́, Алекси́я, Ио́ны, Фили́ппа и Ермоге́на, Моско́вских, Ники́ты, епи́скопа Новгоро́дскаго, Лео́нтия, епи́скопа Росто́вскаго, и всех святы́х святи́телей.

И взем четвертую частицу, полагает ю́ близ первыя частицы, творя второе начало.

Таже паки глаголет:

Свята́го Апо́стола, первому́ченика и архидиа́кона Стефа́на, святы́х вели́ких му́чеников: Дими́трия, Гео́ргия, Фео́дора Ти́рона, Фео́дора Стратила́та, и всех святы́х му́ченик. И му́чениц: Фе́клы, Варва́ры, Кириаки́и, Евфи́мии и Параске́вы, Екатери́ны и всех святы́х му́чениц.

И взем пятую частицу, полагает ю доле первыя, сущия началом втораго чина.

Таже глаголет:

Преподо́бных и богоно́сных оте́ц на́ших: Анто́ния, Евфи́мия, Са́ввы, Ону́фрия, Афана́сия Афо́нскаго, Анто́ния и Феодо́сия Пече́рских, Се́ргия Ра́донежскаго, Варлаа́ма Ху́тынскаго и всех преподо́бных оте́ц. И преподо́бных ма́терей: Пелаги́и, Феодо́сии, Анастаси́и, Евпракси́и, Февро́нии, Феоду́лии, Евфроси́нии, Мари́и Еги́птяныни и всех святы́х преподо́бных ма́терей.

И тако взем шестую частицу, полагает ю доле вторыя частицы, во исполнение втораго чина.

По сих же глаголет:

Святы́х и чудотво́рцев безсре́бреник: Космы́ и Дамиа́на, Ки́ра и Иоа́нна, Пантелеи́мона и Ермола́я, и всех святы́х безсре́бреников.

И взем седмую частицу, полагает ю верх, творя третие начало, по чину.

Таже паки глаголет:

Святы́х и пра́ведных богооте́ц Иоаки́ма и А́нны, (и святаго имярек, егоже есть храм и егоже есть день) святы́х равноапо́стольных Мефо́дия и Кири́лла, учи́телей слове́нских, святы́х равноапо́стольных вели́каго кня́зя Влади́мира и вели́кия княги́ни О́льги, и всех святы́х, и́хже моли́твами посети́ ны, Бо́же.

И полагает осмую частицу доле первыя благочинно. Еще же к сим глаголет:

И́же во святы́х отца́ на́шего Иоа́нна, архиепископа Константинопо́льскаго, Златоу́стаго.

Аще поется Литургия его. Аще же поется Великаго Василиа, того поминает. И тако взем девятую частицу, полагает ю́ в конец третияго чина во исполнение.

Таже прием четвертую просфору, глаголет:

Помяни́, Влады́ко человеколю́бче, святе́йшия правосла́вныя патриа́рхи и вели́каго господи́на и отца́ на́шего Святе́йшаго Патриа́рха имярек, господи́на на́шего преосвяще́ннейшаго имярек и вся́кое епи́скопство правосла́вных, честно́е пресви́терство, во Христе́ диа́конство, и ве́сь свяще́ннический чин: (аще во обители: архимандри́та, или игу́мена, имярек) бра́тию и сослуже́бники на́ша, свяще́нники, диа́коны, и всю бра́тию на́шу, я́же призва́л еси́ во Твое́ обще́ние, Твои́м благоутро́бием, всеблаги́й Влады́ко.

И взем частицу, полагает ю доле Святаго Хлеба.

Таже поминает страну нашу, глаголя сице:

Помяни́, Го́споди, богохрани́мую страну́ на́шу и правосла́вных люде́й ея́.

Таже поминает и ихже имать живых по имени, и на коеждо имя взимает частицу, приглаголя: Помяни́, Го́споди, имярек.

И тако взем частицы, полагает я́ доле Святаго Хлеба.

Таже взем пятую просфору, глаголет:

О па́мяти и оставле́нии грехо́в святе́йших патриа́рхов и блаже́нных созда́телей свята́го хра́ма сего́ (аще во обители: святы́я оби́тели сея́).

Таже поминает рукоположившаго его архиерея, и других, ихже хощет, усопших по имени. На коеждо имя взимает частицу, приглаголя: Помяни́, Го́споди, имярек.

И конечне глаголет сице:

И всех в наде́жде воскресе́ния, жи́зни ве́чныя и Твоего́ обще́ния усо́пших, правосла́вных оте́ц и бра́тий на́ших, человеколю́бче Го́споди.

И взимает частицу. Посем глаголет:

Помяни́, Го́споди, и мое́ недосто́инство, и прости́ ми вся́кое согреше́ние, во́льное же и нево́льное.

И взимает частицу. И прием гу́бу, собирает на дискос частицы доле Святаго Хлеба, якоже быти во утвержении, и не испаднути чесому. Таже диакон прием кадильницу и фимиам вложив в ню, глаголет к священнику:

Благослови́, влады́ко, кади́ло.

И абие сам глаголет: Го́споду помо́лимся.

И священник молитву кадила:

Кади́ло Тебе́ прино́сим, Христе́ Бо́же наш, в воню́ благоуха́ния духо́внаго, е́же прие́м в пренебе́сный Твой же́ртвенник, возниспосли́ нам благода́ть Пресвята́го Твоего́ Ду́ха.

Диакон: Го́споду помо́лимся.

Священник покадив звездицу, полагает верху Святаго Хлеба, глаголя:

И прише́дши звезда́, ста верху́, иде́же бе Отроча́.

Диакон: Го́споду помо́лимся.

Иерей, покадив первый покро́вец, покрывает Святый Хлеб с дискосом, глаголя:

Госпо́дь воцари́ся, в ле́поту облече́ся: облече́ся Госпо́дь в си́лу и препоя́сася, и́бо утверди́ вселе́нную, я́же не подви́жится. Гото́в престо́л Твой отто́ле: от ве́ка Ты еси́. Воздвиго́ша ре́ки, Го́споди, воздвиго́ша ре́ки гла́сы своя́. Во́змут ре́ки сотре́ния своя́, от гласо́в вод мно́гих. Ди́вны высоты́ морски́я, ди́вен в высо́ких Госпо́дь. Свиде́ния Твоя́ уве́ришася зело́, до́му Твоему́ подоба́ет святы́ня, Го́споди, в долготу́ дний.

Диакон: Го́споду помо́лимся. Покры́й, влады́ко.

Иерей же, покадив вторый по́кровец, покрывает святый потир, глаголя:

Покры́ небеса́ доброде́тель Твоя́, Христе́, и хвалы́ Твоея́ испо́лнь земля́.

Диакон: Го́споду помо́лимся. Покры́й, влады́ко.

Иерей же, покадив покров, сиречь возду́х, покрывает и́ обоя, глаголя:

Покры́й нас кро́вом крилу́ Твое́ю, отжени́ от нас вся́каго врага́ и супоста́та. Умири́ на́шу жизнь, Го́споди, поми́луй нас и мiр Твой, и спаси́ ду́ши на́ша, я́ко благ и человеколю́бец.

Таже прием священник кадильницу, кадит предложение, глаголя трижды:

Благослове́н Бог наш, си́це благоволи́вый, сла́ва Тебе́.

Диакон же на коемждо глаголет:

Всегда́, ны́не и при́сно, и во ве́ки веко́в. Ами́нь.

И покланяются благоговейно оба, трижды.

Таже диакон глаголет:

О предложе́нных Честны́х Даре́х Го́споду помо́лимся.

Священник же молитву предложения:

Бо́же, Бо́же наш, Небе́сный Хлеб, пи́щу всему́ мiру, Го́спода на́шего и Бо́га Иису́са Христа́ посла́вый, Спа́са и Изба́вителя и Бла́годетеля, благословя́ща и освяща́юща нас, Сам благослови́ предложе́ние сие́, и приими́ е́ в пренебе́сный Твой же́ртвенник. Помяни́, я́ко благ и человеколю́бец, прине́сших и и́хже ра́ди принесо́ша, и нас неосужде́ны сохрани́ во священноде́ствии Боже́ственных Твои́х Та́ин.

Я́ко святи́ся и просла́вися пречестно́е и великоле́пое и́мя Твое́, Отца́, и Сы́на, и Свята́го Ду́ха, ны́не и при́сно, и во ве́ки веко́в. Ами́нь.

И посем творит отпуст тамо, глаголя сице:

Сла́ва Тебе́, Христе́ Бо́же, упова́ние на́ше, сла́ва Тебе́.

Диакон: Сла́ва, и ны́не: Го́споди, поми́луй, трижды. Благослови́.

Священник глаголет отпуст.

Аще убо есть неделя:

Воскресы́й из ме́ртвых:

Аще ли же ни:

Христо́с, и́стинный Бог наш, моли́твами пречи́стыя Своея́ Ма́тере, и́же во святы́х отца́ на́шего Иоа́нна, архиепи́скопа Константинопо́льскаго, Златоу́стаго.

Аще же совершается Литургия Великаго Василия, глаголет:

Васи́лия Вели́каго, архиепископа Кесари́и Каппадоки́йския, и всех святы́х, поми́лует и спасе́т нас, я́ко благ и человеколю́бец.

Диакон: Ами́нь.

По отпусте же кадит диакон святое предложение. Таже отходит, и кадит святую трапезу кругом крестовидно, глаголя в себе:

Во гро́бе пло́тски, во а́де же с душе́ю я́ко Бог, в раи́ же с разбо́йником и на престо́ле был еси́ Христе́, со Отце́м и Ду́хом, вся исполня́яй неопи́санный.

Таже псалом 50.

И покадив святилище же и храм весь, входит паки во святый олтарь, и покадив святую трапезу паки, и священника, кадильницу убо отлагает на место свое, сам же приходит ко иерею. И ставше вкупе пред святою трапезою, покланяются трижды, в себе молящеся и глаголюще:

Царю́ Небе́сный, Уте́шителю, Ду́ше и́стины, И́же везде́ сый и вся исполня́яй, Сокро́вище благи́х и жи́зни Пода́телю, прииди́ и всели́ся в ны, и очи́сти ны от вся́кия скве́рны, и спаси́, Бла́же, ду́ши на́ша.

Сла́ва в Вы́шних Бо́гу, и на земли́ мир, в челове́цех благоволе́ние. Дважды.

Го́споди, устне́ мои́ отве́рзеши, и уста́ моя́ возвестя́т хвалу́ Твою́.

Таже целуют, священник убо святое Евангелие, диакон же святую трапезу. И посем подклонив диакон свою главу священнику, держа и орарь треми персты десныя руки, глаголет:

Вре́мя сотвори́ти Го́сподеви, влады́ко, благослови́.

Священник, знаменуя его, глаголет:

Благослове́н Бог наш, всегда́, ны́не и при́сно, и во ве́ки веко́в.

Таже диакон: Помоли́ся о мне́, влады́ко святы́й.

Священник: Да испра́вит Госпо́дь стопы́ Твоя́.

И паки диакон: Помяни́ мя, влады́ко святы́й.

Священник: Да помяне́т тя Госпо́дь Бог во Ца́рствии Свое́м, всегда́, ны́не и при́сно, и во ве́ки веко́в.

Диакон же: Ами́нь.

И поклонився исходит северными дверьми, понеже царския двери до входа не отверзаются. И став на обычном месте, прямо святых дверей, покланяется со благоговением, трижды, глаголя в себе:

Го́споди, устне́ мои́ отве́рзеши, и уста́ моя возвестя́т хвалу́ Твою́.

И посем начинает глаголати:

Благослови́, влады́ко.

И начинает священник:

Благослове́но Ца́рство:

Ведати подобает: аще без диакона служит иерей, в проскомидии диаконских слов, и на Литургии пред евангелием, и на ответ его: Благослови́, влады́ко, и Прободи́, влады́ко, и Вре́мя сотвори́ти, да не глаголет, точию ектении и чиновное предложение. Аще же собором служат священнии мнози, действо проскомидии един иерей токмо да творит и глаголет изображенная. Прочии же служители ничтоже проскомидии особно да глаголют.

[1]