Путешествие по Алтайским горам и предгорьям Алтая

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Путешествие по Алтайским горам и предгорьям Алтая
автор Карл Фридрих Ледебур
Дата создания: 1829—1830.
Википроекты: Wikidata-logo.svg Данные

Мы приехали в Барнаул 8-го марта, в ясный, солнечный день и были немало обрадованы веселым видом города. Нам дали хорошую квартиру, которая по милости начальника Колыванских металлургических заводов и Томского гражданского губернатора г-на Фролова была заранее заготовлена для нас. Квартира оказалась замечательной. Это меня поразило. Разделяя ходячие предрассудки, я не ожидал встретить в сибирской глуши такую аккуратность, хотя я уже хорошо был осведомлен о том, что в Европе, как правило, имеется совершенно неправильное представление о Сибири.


Барнаул, который с 22 июля 1822 года является окружным центром, расположен на левом берегу Оби, в том месте, где в эту реку впадает речка Барнаулка… Как окружной город, он находится в Томской губернии, но принадлежит к Колыванскому Горному округу, который совершенно не зависит от губернии и находится в непосредственном подчинении царскому Кабинету в Петербурге.


Застроен он планово, имеет приятный, грациозный вид. Улицы широкие и прямые, переулки пересекают их под прямым углом. Мостовых в городе нет, но нынешний начальник начал производить мощение шоссе шлаком. Бульвар на Московской улице, обсаженный двумя рядами тополей, предоставляет жителям города прекрасное место для прогулок. Среди общественных зданий имеется много таких, которые выстроены недавно и имеют привлекательный вид. На открытой площади к северо-западу от заводского двора сооружается обелиск высотой 70 футов, из обсеченного гранита. Обелиск имеет надписи с двух сторон.


С этой площади можно пройти к Оби улицей, вдоль которой располагается много зданий, принадлежащих администрации завода. На одной стороне улицы можно видеть каменное здание канцелярии завода, магазины москательных товаров, военно-судебную комиссию, на другой стороне – лазарет, рядом жилища заводских чиновников и главную аптеку, построенную также из камня. Прямо перед нами находится главный фасад здания типографии. За ним расположены материальный склад 4-го Горного батальона, его штаб и здание консистории. Эти три здания располагаются на открытой площади, на северной стороне которой находится здание собора. На этой площади в некотором расстоянии от собора находится могила первого начальника Колыванских заводов, генерал-лейтенанта фон Беэра, огороженная железной решеткой. На северо-восточной стороне этой площади располагается здание, в котором помещается музей.


Чего до сих пор не было…


Площадь, на которой сооружается высеченный из гранита обелиск, будет украшением города. Одна сторона площади, обращенная к заводскому двору, обнесена изящным барьером из литого железа, покоящемся на цоколе из обсеченного гранита, три другие стороны площади граничат с многими большими кирпичными зданиями, план строительства которых уже одобрен, выделены суммы на их сооружение из сбережений Колыванского заводоуправления. Одно из этих зданий будет больничным госпиталем – длиной 81 аршин; при моем отъезде уже стояли стены первого этажа здания. Второе здание, длиной 95 аршин, будет богадельной для инвалидов здешней службы, в нем будет находиться своя церковь. В третьем здании длиной в 117 аршин будет приют для детей горнорабочих, а также Горное училище.


В северо-восточной части двора находится сад госпиталя. В нем растут редкостные сибирские растения, преимущественно местные. Я был рад, что смог найти здесь на месте многое из того, чего я до сих пор никогда не видывал в жизни, а только в гербариях. Г-н Фролов не только живо интересуется выращиванием различных растений, но он также имеет большие заслуги в деле организации музея, интересные коллекции которого содержат различные экспонаты…


Европа в центре Сибири


Барнаульцы очень гостеприимны, подобного гостеприимства я не встречал нигде. Все чиновники, как я не раз имел возможность в этом убедиться, находятся в хороших взаимоотношениях друг с другом, и по отношению к иностранцам очень любезны и предупредительны, в чем я часто имел возможность убедиться на собственном опыте. Содержание лошади в Барнауле обходится дешево и почти каждый держит собственный экипаж. Зимой улицы Барнаула оживлены – в элегантных повозках катаются господа и дамы. В обществе – приличный тон, что является заслугой г-на Фролова, образованного и культурного человека.


Среди молодых горных офицеров нередко встречаются люди образованные, которые воспитывались в Санкт-Петербурге в Горном кадетском корпусе и совершали поездки за границу на средства Кабинета для изучения техники горного дела и избранной специальности. Многие из них знают музыку и охотно принимают участие в общественных беседах. Господа и дамы танцуют, иногда организовывают концерты, ставят пьесы. Г-н Фролов организовал оркестр и прекрасный хор, высокие партии в котором ведут мальчики. Меня приятно поразило, когда я услышал у г-на Фролова этих певцов на бале, устроенном в его доме, и когда при исполнении полонеза инструментальная музыка чередовалась с хоровыми партиями. Я присутствовал на многих празднествах, которые устраивал г-н Фролов. И мне казалось невероятным, что все то, чему я был свидетель, происходит на расстоянии 5000 верст от столицы и в 2000 верстах от европейской границы. Дамы являлись одетыми в дорогие нарядные платья, сшитые по последней столичной моде. На столе – самые изящные кушанья. Всю обстановку я нашел такой, какой она бывает только в утонченных кругах. Я был поражен тем, что увидел Барнаул таким цивилизованным. Не следует придерживаться мнения, что Сибирь чужда европейскому образу жизни и обычаям светского общества. Конечно, это относится лишь к той части Сибири, в которой я был.