Пять книг истории франков/Введение

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Пять книг истории франков — Введение
автор Аймоин из Флёри


Начинается введение в Историю франков.

Глава 1[править]

Расположение Германии и Галлии, взятое историком у различных авторов. О делении Германии, протяженности, ширине, реках, Герцинском лесе [1].

Вся Германия делится на пять общин людей, из которых первые – винделики, затем – кимвры, после которых – тевтоны, а также певкины, крайними из всех оказываются бастерны, которые соседи дакам. Простирается Германия в длину на шестьсот восемьдесят шесть миль, в ширину – на сто сорок восемь миль. Реки в ней известные и впадающие в Океан: Гутал, Визургис (совр. Везер) и Рейн. В самом Рейне на его протяжении насчитывается около ста островов, самый известный из которых – батавов, и многие другие, которые простираются между Рейном и Флевумом (совр. Зёйдерзе). Так ибо называются рукава, на которые распадается Рейн на севере, образуя различные озера, На западе он впадает в реку Мозу (совр. Маас), в среднем течении имеет неглубокое русло, сохраняя свое название. Начинается же от лепонтийцев, которые населяют Альпы, и на большом протяжении быстро несется через владения гельветов, медиоматриков, а также треверов. И где приближается к Океану, разделяется на множество частей, которыми впадает в Океан, образуя много больших островов, как об этом уже было сказано. Большая их часть заселена дикими варварскими народами, из которых есть такие, которые, как считается, живут одной рыбой и яйцами птиц.

В Германии же нет ничего, что превосходило бы известностью Герцинский хребет. Об этом, стало быть, хребте, покрытом лесом и изобилующем многими видами дичи, Юлий Цезарь в «Истории Галльской войны» пишет следующим образом:

– Те места в Германии, которые самые плодородные вокруг Герцинского леса, который, как я вижу, был известен Эратосфену и некоторым грекам по слухам и который они называют Оркинским, заняли вольки тектосаги и здесь осели. Этот народ держится этих мест вплоть до нашего времени и слывет поборником величайшей справедливости и воинской славы. Сейчас, однако, находится в той же бедности, нужде и терпеливо переносит невзгоды, как и остальные германцы, пользуется той же одеждой и пропитанием.

Галлам же близость провинций и знакомство с заморским доставляет многое для избытка и потребления. Они, постепенно привыкнув терпеть поражения и будучи побеждены во многих сражениях, даже и не сравнивают сами себя в доблести с германцами.

Ширина этого Герцинского леса, о котором говорилось выше, простирается на девять дней пути пешего без поклажи. Ибо иначе никак нельзя определить его границы, а германцы не знают мер пути. Начинается он от границ гельветов, неметов и рауриков и вдоль течения реки Данубия (совр. Дунай) достигает владений даков и анартов. Здесь разворачивается влево и, проходя через различные земли из-за своей протяженности, достигает границ множества народов. И нет никого здесь в Германии, кто скажет, что или слышал, где начало этого леса, или что доходил до этого начала, хоть и прошел бы путь в шестьдесят дней; или скажет, что знает, из какого места он начинается. Известно, что в нем рождаются различные виды дичи, которые не видны в других местах. Те из них, которые в наибольшей степени отличаются от других и кажутся достойными, чтобы о них повести рассказ, следующие.

Глава 2[править]

О диких животных Германии, в первую очередь об обитающих в Герцинском лесу.

Есть бык, с виду, как олень, у которого из середины головы между ушей растет один рог выше и прямее рогов, известных нам, и от самой его вершины, как у пальмы, широко отходят ветви. Природа самки и самца одна и та же, одна и та же форма и величина рогов.

Есть также животные, которые называются лосями. Их тело похоже на тело коз и у них такая же раскраска шерсти, но величиной они их немного превосходят и у них нет рогов и ноги без суставов и сочленений. Они не ложатся, чтобы отдохнуть и не могут встать и подняться, если случайно, приняв удар, упадут. Деревья им служат вместо ложа, они к ним прислоняются, и вот так, только немного склонившись, отдыхают. Когда по их следам охотникам становится известно, где они привыкли отдыхать, они в этом месте все деревья или подпиливают, или подкапывают корни так, что остается один лишь вид стоящих деревьев. Когда они сюда по привычке прислонятся, то валят их своим весом и сами падают вместе с ними.

Третий их вид называется турами. Они величиной немного уступают слонам, а характером, мастью, формой тела – как быки: обладают большой силой и стремительностью, не щадят, если заметят, ни зверя, ни человека. Их убивают, хитро пойманных в западню. В этом занятии воспитывают в себе выносливость юноши и упражняются в этом виде охоты. И те, которые убьют большее их число, принеся на всеобщее обозрение рога как свидетельство, получают большую хвалу. Но привыкнуть к человеку и стать ручными, даже пойманные детенышами, не могут. Величина рогов, их форма и вид сильно отличаются от рогов наших быков. Их, добытые с азартом, обделывают по краям серебром и используют на роскошнейших пирах вместо чаш.

Глава 3[править]

О нравах Германцев.

Об обычаях же людей и их образе жизни автор в этой же книге передает следующее:

– Германские обычаи сильно отличаются от обычая галлов. Ибо у них нет, в отличие от галлов, друидов, которых мы можем называть жрецами или божественными прорицателями и которые руководят религиозными обрядами, нет и усердия в жертвоприношениях. Из числа богов признают только тех, которых видят и силами которых явно пользуются, а именно: Солнце, Вулкана и Луну. Об остальных не хотят и слушать. Вся их жизнь состоит в охоте и занятиях военным делом. С ранней молодости привыкают к трудам и суровой жизни. Те, которые дольше других остались безбрачными, пользуются среди своих очень большой славой. Этим, как считают одни, укрепляется тело, другие же – силы и выносливость. Иметь же знание женщины до двадцати лет считается величайшим позором. Это и не скрывается, ибо и в реках купаются вместе, и пользуются шкурами, точнее говоря, небольшими накидками из шкур ренонов – таково название животного [2] – оставляющими большую часть тела голой. Земледелием не занимаются, большая часть их питания состоит из молока, сыра и мяса. Никто не имеет определенного надела земли или собственных границ, но магистраты и знать каждый год решают по своему усмотрению, сколько земли и в каком месте предоставить отдельным родам и семьям людей, собравшимся вместе, а через год заставляют переходить на другое место. Это объясняют многими причинами: чтобы не променяли стремление к войне на занятие земледелием, охваченные привычкой к оседлости; чтобы не стремились приобретать обширные участки, а более сильные не сгоняли более слабых с их владений; чтобы не строились основательно для защиты от холода и жары; чтобы не возникло какой страсти к деньгам, из-за чего появляются раздоры и партии; чтобы справедливостью сдерживать плебеев, когда каждый видит, что его средства равны средствам самых сильных. У общин считается достойным высочайшей похвалы иметь вокруг, опустошив границы как можно шире, незаселенные территории. Проявлением доблести считают то, чтобы изгнанные с полей соседи ушли и чтобы никто не смел поселиться вблизи. Одновременно от этого, как считают, они будут в большей безопасности, когда нет страха неожиданного нападения. Когда община или ведет оборонительную войну, или сама нападает, избираются магистраты, чтобы предводительствовали на этой войне, имея право жизни и смерти. Во время мира нет общих магистратов, но принцепсы пагов и округов вершат суд среди своих и улаживают споры. Разбои, которые совершаются вне границ собственной общины, не считают позором, но утверждают, что они происходят ради того, чтобы молодежь постоянно была в деле и меньше предавалась лени. Когда же на совете кто-либо из знати объявит, что будет вожаком, чтобы вызвались те, которые хотели бы следовать за ним, то встают те, которые одобряют и цель, и человека, обещают свою помощь и получают одобрение толпы. Кто из них отказались от похода, считаются в числе дезертиров и предателей, в последующем им отказывается в доверии во всех делах. Считают, что нельзя обижать гостя. По какой бы причине не пришли к ним, их ограждают от несправедливости, считают священными, им открыты все дома, с ними делятся пищей.

Однако было когда-то время, когда галлы превосходили германцев в доблести, вели внешние войны, из-за перенаселенности и недостатка земли выводили колонии за Рейн.

До сих пор нашей заботой было раскрыть то, что мы смогли найти у древних о Германии. Сейчас надо рассказать о Галлии.

Глава 4[править]

О Галлии: о том, что по своему расположению Галлия делится на три части.

Орозий делит Галлию на четыре провинции следующим образом:

– Бельгийская Галлия имеет на востоке реку Рейн как границу с Германией, с востока имеет Пеннинские Альпы, с юга – Нарбонскую Провинцию, с запада – Лугдунскую Провинцию, с северо-запада – Британский Океан (совр. Ла-Манш), с севера – остров Британию.

Лугдунская Галлия, протянувшись в длину и изогнувшись по ширине, наполовину опоясывает провинцию Аквитанию. С востока она имеет Бельгийскую Галлию, на юге – часть Нарбонской провинции, где расположен город Арелат (совр. Арль) и река Родан (совр. Рона) впадает в Галльское море.

Нарбонская провинция, являясь частью Галлии, имеет на востоке Коттские Альпы, на западе – Испанию, на северо-западе – Аквитанию, на севере – Лугдунскую провинцию, на северо-востоке – Бельгийскую Галлию, с юга – Галльское море, которое расположено между Сардинией и Балеарскими островами, имея против той части, где река Родан (совр. Рона) впадает в море, острова Стихады (совр. Фриульские острова).

Провинция Аквитания, опоясываемая течением реки Лигера (совр. Луара), которая по большей части служит ей границей, образует подобие круга. Она с северо-запада ограничена Океаном, который называется Аквитанским заливом (совр. Бискайский залив), с запада имеет границей Испанию, с северо-востока имеет Лугдунскую провинцию, с юго-востока достигает Нарбонской провинции.

Юлий же Цезарь, который с жителями этой земли в течение десяти лет вел войну и с которым согласны Плиний и многие другие философы, считает, что есть только три провинции. Его описания изложим в том порядке, которым он сам пользовался, добавляя к этому только то, что он рассказал в других местах своей истории об общинах или реках, а также то, где Плиний считает иначе, чем он.

Глава 5[править]

О Галлии согласно Цезарю.

Вся Галлия разделена на три части, из которых одну населяют бельги, другую – аквитаны, третью – те, которые на своем языке называются кельтами, а по-нашему – галлами. Плиний также утверждает, что эта часть и есть Лугдунская Галлия. Все они различаются между собой языком, обычаями и законами. Лугдунских галлов от аквитанов отделяет река Гарумна (совр. Гаронна), от бельгов – Матрона (совр. Марна) и Секвана (совр. Сена). Самые храбрые из них – бельги, потому, что находятся дальше всех от культуры и цивилизации Провинции (совр. Прованс), к ним реже всего добираются торговцы и менее всего привозят то, что способствует изнеженности духа. Они и ближе всех к германцам, которые живут за Рейном и с которыми они постоянно ведут войну. Гельветы также превосходят остальных галлов в мужестве по той причине, что почти каждый день сражаются с германцами, или защищая свою землю, или ведя войну на их земле. С одной стороны они ограничены рекой Рейном, очень широкой и глубокой, которая отделяет землю гельветов от германцев; с другой стороны – очень высокими горами Юра, которые расположены между секванами и гельветами; с третьей стороны – озером Леманном (совр. Женевское озеро) и рекой Роданом (совр. Рона), которая нашу Провинцию (совр. Прованс) отделяет от гельветов.

Одна из частей Галлии, которую, как было сказано, занимают те, кто, собственно, и называются галлами, берет начало от реки Родана (совр. Рона), на границе с бельгами достигает Океана, от секванов и гельветов простирается с северной стороны до Рейна. Города в ней многочисленные и богатые. Но значительные из них и более других известные в наше время: Лугдун (совр. Лион), Кабиллон (совр. Шалон-сюр-Сон), Эдуя (совр. Отен), он же и Августодун, Сеноны (совр. Санс), Автиссиодур (совр. Осер), Мельды (совр. Мо), Трекас (совр. Труа), Паризии (совр. Париж), Карнут (совр. Шартр), Геннаб [3], где сейчас Аврелиан (совр. Орлеан), Ротомаг (совр. Руан), Эброас (совр. Эврё), Оксим (совр. Эксм), Ценоманы (совр. Ле-Ман), Лексовий (совр. Лизьё), Намнет (совр. Нант), Редон (совр. Ренн), Венеты (совр. Ванн), Абринкаты (совр. Авранш), Андус, он же и Андекавы (совр. Анже), Туроны (совр. Тур), Битуриги (совр. Бурж), Новиодун, который некоторые считают Ниверном (совр. Невер). Из них Августодун и Сеноны (совр. Санс) в старину у галлов пользовались большим влиянием и были очень могущественны, так что один из них, то есть Августодун, который Юлий называет Эдуей (совр. Отен), завязав дружбу с римским народом и пользуясь его поддержкой, был первым почти во всей Галлии. В свою очередь сеноны, опираясь на свои силы, не убоялись взять в осаду сам Рим, столицу мира, который и захватили. Города же Битуриги (совр. Бурж) и Туроны (совр. Тур) находятся, согласно представлению Орозия, который Аквитанию определяет от реки Лигера (совр. Луара) до Пиренейских гор, не в Галлии Кельтике, но, скорее, в провинции Аквитании, а за ним следуют современные авторы.

Реки в Лугдунской Галлии многочисленные, но из них выделяются Родан (совр. Рона), который с востока служит ей границей и который, говоря словами Юлия, нашу Провинцию (совр. Прованс), под которой понимаем ту землю, которая и получила это собственное имя, отделяет от гельветов; далее Арар (совр. Сона), который через владения эдуев и секванов так невероятно медленно впадает в Родан (совр. Рона), что взором едва можно различить, в какую сторону течет. Мы это также заметили и были удивлены, что такой величины река столь медленно течет. После Арара выделяется Лигер (совр. Луара), который землю, что лежит между ним и Секваной (совр. Сена), превращает в полуостров.

Многочисленны леса, из которых выделяется Пертик. Это вот о Галлии Кельтике, которая называется и Лугдунской. Сейчас же сделаем обзор провинции Бельгики.

Владения бельгов начинаются от крайних границ Галлии. Доходят же до низовий реки Рейна, простираясь на северо-восток. Города в ней знаменитые и известные: Колония Агриппина (совр. Кельн), Тунгр (совр. Тонгерен), Треверы (совр. Трир), Мец), он же Медиоматрик, Ремы (совр. Реймс), Лаудун (совр. Лан), Свессион (совр. Суассон), Амбиан (совр. Амьен), Вероманд (совр. Верман), Белловаг (совр. Бове), Атребат (совр. Аррас), Лингоны (совр. Лангр) и паг гельветов, который сейчас населяют алеманны. Реки этой провинции: Скальда (совр. Шельда), Матрона (совр. Марна), также Моза (совр. Маас), текущая с гор Вогезов, которые расположены на территории лингонов. Моза, приняв из Рейна некоторый приток, который называется Ваккулом, в народе же именуется Валисом (совр. Ваал), образует остров батавов, который на языке крестьян называется Батуей (совр. Бетюве). Другая река, которая есть в стране бельгов, – Аксона, протекающая через крайние владения ремов. Там же и Арденский лес, который во всей Галлии самый большой и который простирается от берегов Рейна и области треверов более чем на пятьсот миль в длину. Рассказанного о стране бельгов, пожалуй, будет достаточно. Теперь надо бы рассказать об Аквитании то, что достойно упоминания.

Аквитания, как представляется Плинию, а также Юлию, простирается на северо-запад от реки Гарумны (совр. Гаронна) вплоть до Пиренейских гор и до той области, которая относится к Испании. В наше же время более актуально разделение Орозия, показанное нами выше. Согласно его повествованию, в Аквитании находятся значительные города: Нарбонна, Арверн, который сейчас называется Кларусмонтом (совр. Клермон-Ферран), Кадурк (совр. Каор), Толоза (совр. Тулуза), Андерит (совр. Жаволь), Рутены (совр. Родез), Лемовики (совр. Лимож), Петрокорий (совр. Перигё), Пиктавы (совр. Пуатье), Бурдигала (совр. Бордо), Сантония (совр. Сент) и Энголизма (совр. Ангулем). В этой же провинции есть также реки немалой известности: Элавер (совр. Алье), которая ненамного меньше Лигера (совр. Луара) и впадает в его русло. Также Дордония (совр. Дордонь) которая с гор, называемых Дор (совр. Мон-Дор) и находящихся во владениях арвернов, струясь двумя потоками, имя одного из которых – Дор, другого – Дония, и которые невдалеке от самих гор соединяются [4], впадает в Гарумну (совр. Гаронна). Наконец, Аквитания так названа оттого, что изобилует источниками и реками более других провинций. Есть в ней и лес, именем Леценна, величины, заслуживающей внимания, граничащий с областями битуригов и арвернов, в котором даже в наше время показывают каменный дом Брунгильды, некогда королевы франков, расположенный в довольно живописном, как мы тоже заметили, месте. Ибо небольшая речка, протекая мимо него, в стороне образует заливные луга. Поля же, расположенные перед фасадом, окружены лесом, удобным для охоты.

Когда франки заняли все эти провинции, они разделили занятое всего лишь на две области. Первую, которая простирается на север и находится между Мозой (совр. Маас) и Рейном, назвали Австрией; ту же, которая тянется от Мозы (совр. Маас) к Лигеру (совр. Луара), – Нейстрией. Область же Лугдунской Галлии, которую заняли бургунды, удержала за собой имя Бургундии. Аквитания же была удостоена чести не менять свое стародавнее имя.

Когда показано то, что мы смогли найти в книгах древних авторов о расположении Галлии иГермании, сейчас расскажем то, что знал Юлий об обычаях и нравах древних галлов, его же словами.

Глава 6[править]

Об обычаях и нравах галлов.

Сообщает, стало быть:

– Во всей Галлии из всех ее обитателей есть два рода людей, которые достаточно многочисленны и которые пользуются определенным влиянием. Ибо плебс практически занимает место рабов, ничего не значит сам по себе, не допускается к принятию решений. И многие отдаются в рабство из-за того, что или задавлены долгами и тяжестью налогов, или страдают от притеснений более сильных. У знатных в отношении их те же все права, как у хозяев в отношении рабов.

Но из этих двух родов один – друидов, другой же – всадников. Друиды участвуют в богослужениях, в их ведении публичные и частные жертвоприношения, они толкуют предзнаменования. К ним для обучения приходит большое число юношей. Друиды у галлов в большом почете, ибо они выносят постановления практически по всем публичным и частным спорам. И если произошло какое-либо преступление, если совершено убийство, если есть спор о наследстве или о границах, они решают эти вопросы, назначают награды или наказания. Если какое-либо частное лицо или община не подчинятся их решению, их отстраняют от жертвоприношений. Это наказание у них – тяжелейшее. Кому так запрещено, считаются в числе нечестивых и преступных. Их все покидают, избегают подходить к ним и заводить разговор, дабы от общения с ними не нажить какой беды. Если они просят, им отказывают в судебном рассмотрении их дел, им не оказывается никакого уважения.

Над всеми же этими друидами верховенствует один, который среди них имеет высший авторитет. Когда он умирает, если из них выделяется кто-нибудь, то он занимает его положение; если же есть многие равные, вопрос о первенстве решают голосованием друидов, а иногда даже оружием.

В определенное время года они заседают в освященном месте в области карнутов, которая считается центром всей Галлии. Сюда отовсюду приходят те, у кого есть какие-либо споры, и подчиняются их суждениям и вынесенным решениям.

Считается, что учение друидов было открыто в Британии и оттуда привнесено в Галлию. И сейчас те, которые желают его глубже познать, большей частью отправляются туда с целью его изучения.

Друиды обычно не участвуют в войне и не платят подати вместе с остальными. Они освобождены от воинской и всех других обязанностей. Привлеченные такими льготами, многие отправляются в учение по своей воле, многих отправляют и родители или близкие. Говорят, что здесь они заучивают множество стихов. Так некоторые остаются в учении двадцать лет, но считают, что это нельзя записывать, хотя почти во всех остальных делах, публичных и частных взаимоотношениях пользуются греческими буквами. Мне представляется, что они это установили в силу двух причин: потому, что не хотят, чтобы учение становилось известным в народе и чтобы те, которые его изучают, надеясь на записи, не стали бы меньше запоминать, что случается со многими, когда, надеясь на записи, теряют усердие в учении и отказываются от запоминания.

В первую очередь друиды стремятся доказать то, что души не погибают, но после смерти переходят от одних к другим, и считают, что это в наибольшей степени возбуждает доблесть, когда отрицается страх смерти. Помимо этого, много рассуждают и рассказывают молодежи о небесных светилах и их движении, о величине мира и земли, о природе, о силе и могуществе богов.

Другой род – всадников. Они все участвуют в войне, когда есть необходимость, когда случается какое-либо военное столкновение, что до прихода Цезаря обыкновенно происходило почти каждый год, когда они или сами нападали, или защищались от нападения. И кто из них знатнее и могущественнее, тот имеет вокруг себя большее число амбактов и клиентов. Они признают лишь в этом единственном силу и влияние.

Глава 7[править]

О религии галлов.

Весь народ галлов весьма предан религии и по этой причине те, которые либо поражены тяжелыми болезнями, либо участвуют в сражениях и переносят опасности, или приносят в жертву людей, или дают обет, что совершат такое жертвоприношение. Помощниками в этих жертвоприношениях им служат друиды, ибо считают, что если за жизнь человека не будет отдана жизнь другого человека, то нельзя умилостивить могущество бессмертных богов, и имеют установленные публично такого рода жертвоприношения. Другие имеют огромной величины чучела, члены которых, сплетенные из прутьев, наполняют живыми людьми. Когда их подожгут, люди погибают, охваченные огнем. Полагают, что жертвоприношения тех, которые уличены в воровстве, разбое или каком-либо ином преступлении, более угодны бессмертным богам. Но когда количество людей такого рода недостаточно, решаются на жертвоприношения безвинных. Больше всех из богов почитают Меркурия. Имеются многочисленные его идолы. Его считают изобретателем всех искусств, полагают, что он является проводником на всех путях и дорогах, имеет большое влияние в вопросе зарабатывания денег и торговле. После него – Аполлона и Марса, Юпитера и Минерву. О них имеют почти то же представление, что и остальные народы: Аполлон предупреждает болезни, Минерва учит началам ремесел и искусств, Юпитер держит власть над небом, Марс ведет войны. Когда решаются вступить в бой, ему по большей части посвящают то, что захватят военным путем. Все побежденное и захваченное живое приносят в жертву, а все остальное сносят в одно место. Во многих общинах можно заметить в освященных местах кучи, составленные из таких вещей. Очень редко случается, что кто-либо, пренебрегая религией, осмелится утаить у себя захваченное или что-либо унести из кучи. За это установлена тяжелейшая казнь с пыткой.

Глава 8[править]

О происхождении галлов.

Галлы говорят, что все они происходят от отца Дита и что это известно от друидов. По этой причине любой промежуток времени они определяют не числом дней, но числом ночей. Дни рождения, начала месяцев и лет они соблюдают так, что за ночью следует день. В остальных обычаях жизни тем лишь отличаются от остальных, что не допускают к себе прилюдно своих детей, если они еще не выросли и не могут выполнять обязанности военной службы, и считают позорным сыну младенческого возраста находиться на публике в присутствии отца. Мужья, сколько денег получают от жен в качестве приданного, столько же, произведя оценку, из своего имущества объединяют с приданным. Учет всех этих денег производится нераздельно, включая и прибыль. И кто из супругов переживет другого, к нему переходят доли обоих и прибыль за прошедшее время. Мужья в отношении жен, как и в отношении детей, имеют право жизни и смерти. И когда умирает отец семейства, происходящий из достаточно знатного рода, его родственники собираются и, если есть подозрения, ведут расследование о смерти в отношении жен как рабынь. И если преступление доказано, убивают их, измученных огнем и всяческими пытками.

Погребения у галлов по сравнению с их образом жизни роскошные и затратные и все, что, как считается, было дорого живым, бросают в огонь, даже животных. А незадолго до нашего времени рабы и клиенты, о которых было известно, что их любил господин, после проведения достойных похорон сжигались все вместе.

Те общины, про которых говорят, что они управляют всеми общественными делами надлежащим образом, имеют записанное в законах положение о том, что если кто узнает из слухов или сплетен соседей что-либо касающееся общины, рассказал бы это магистрату, но не сообщал никому другому, ибо известно, что часто ложными слухами устрашаются и подталкиваются к преступлению и мятежу люди легкомысленные и необузданные. Магистраты то, что посчитают нужным, утаивают, а то, что сочтут полезным, сообщают народу. Об общественном дозволено говорить не иначе, как только на совете.

Глава 9[править]

О других установлениях галлов.

Также он сам в другом месте сообщает:

– Есть то, я скажу, в обычае галлов, что и путешественников, даже против их воли, заставляют останавливаться, и расспрашивают, что кто из них слышал или знает о всяческих вещах, и купцов в городах окружает народ, расспрашивая, из каких стран они прибыли и вынуждая рассказывать, что им известно. Движимые этими фактами и слухами, часто затевают мятежи, в чем вскоре вынуждены бывают раскаиваться, ибо полагаются на недостоверные известия, и многие к их желанию рассказывают им вымыслы.

Предпослав эти сведения из книги Юлия, да не покажется читателю утомительным, если добавим сведения о выдающейся доблести галлов двух других известнейших мужей: Орозия и Саллюстия. Хотя в предисловии это и не было обещано, но все же представляется подобающим включить в повествование свидетельства двух или трех авторов, с тем чтобы, когда будет показано, сколь велика была доблесть галлов, стало очевидным, что доблесть победивших их франков еще больше. Итак, Орозий сообщает: «Всякий раз, когда галлы восставали против Рима, разумеется, всеми своими силами, Рим бывал побежден так, что при нынешнем нашествии готов стоит в большей мере помнить о галлах». Нашествие же готов называет настоящим потому, что в его времена готы в первый раз взяли Рим, которых позже победили франки, о чем будет рассказано в последующем. Саллюстий же пишет так: «В то же время очевидно, что, когда римлянами велась война с Югуртой, наши военачальники Квинт Сципион и Меммий Манлий терпели поражение от галлов. Из-за этой опасности страхом была охвачена вся Италия. С тех времен вплоть до нашего времени римляне считали, что все должно быть покорным их силе, а с галлами необходимо сражаться не ради славы, но ради спасения».

Заканчивается вступление


Примечания[править]

  1. Краткое перечисление содержания глав отсутствует в манускриптах и добавлено Бадием Асцензием (фр. Josse Bade) в (XI). См. (III), стр. 22, прим. (d).
  2. … пользуются шкурами, точнее говоря, небольшими накидками из шкур ренонов, – таково название животного … – В подлиннике: … pellibus aut parvis rhenonum (id est nomen animalis) tegumentis utuntur … В иных списках «Записок о Галльской войне» слова «id est nomen animalis» отсутствуют, что приводит к несколько другому переводу: «…пользуются шкурами или небольшими накидками-ренонами …» Реноном (лат. rheno) назывался короткий, доходивший до пояса плащ, сшитый из шкур. См. (VI): rheno.
  3. Аббат Лёбёф (фр. Jean Lebeuf) утверждает, что Геннаб (Genabum) – это не Аврелиан, и полагает, что это город Гиемаг (лат. Giemum, фр. Gien). См. (III), стр. 25, прим. (b).
  4. Здесь Аймоин ошибается, ибо Дордонь течет одним потоком.