РБС/ВТ/Андреев, Николай Агапиевич

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Андреев, Николай Агапиевич
Русский биографический словарь А. А. Половцова
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Алексинский — Бестужев-Рюмин. Источник: т. 2 (1900): Алексинский — Бестужев-Рюмин, с. 125—127 ( скан · индекс ) • Другие источники: МЭСБЕ : ЭСБЕРБС/ВТ/Андреев, Николай Агапиевич в дореформенной орфографии
 Википроекты: Wikipedia-logo.png Википедия Wikidata-logo.svg Данные


Андреев, Николай Агапиевич, ординарный профессор Варшавского университета, доктор медицины, род. в 1830 г. ум. 15-го февраля 1883 г. Среднее образование получил в вологодской гимназии, а высшее — в медико-хирургической академии, в которой окончил курс в 1854 году лекарем с отличием и золотою медалью. Поступив на службу в военное ведомство, Андреев в 1859 году был прикомандирован ко второму военно-сухопутному госпиталю; по получении, 24-го декабря 1862 года, степени доктора медицины за диссертацию "О кровяном шарике в гистологическом отношении" (вышла отдельно и была напечатана в №№ 3—7 "Медицинского Вестника" за 1862 г.), назначен старшим доктором 7-й конно-артиллерийской бригады, а в 1864 г. переведен на ту же должность и Волынский уланский полк. Получив ученую командировку за границу для приготовления к профессорскому званию, Андреев, между прочим, слушал лекции Вирхова и занимался в Боннском институте. По возвращении из-за границы, в 1865 г., он был назначен старшим ординатором Уяздовского военного госпиталя в Варшаве, через год сделан помощником главного врача, а в 1867 году — членом медицинского совета Царства Польского. Вскоре после основания Варшавского университета, Андреев, успевший зарекомендовать себя целым рядом ценных медицинских работ, 30-го ноября 1869 года был назначен экстраординарным профессором по кафедре частной патологии и терапии, 8-го января 1870 г. прочитал первую лекцию ("Об основах современной патологии и терапии"), а 31-го октября того же года утвержден ординарным профессором по кафедре терапевтической госпитальной клиники; впоследствии, с 1875 года, Андреев снова вернулся к преподаванию специальной патологии и терапии. Как в своей диссертации, так в других работах, Андреев впервые высказал много новых мыслей, подтвердившихся позднейшими наблюдениями таких ученых, как Вирхов и Нимейер. Так, в диссертации Андреев указал на возможность прижизненных морфологических изменений красных кровяных телец в сосудах, и в 1865 г. Вирхов в своих лекциях ("Взгляд Вирхова на собственное клеточковое учение" в "Медицин. Вестн.", 1865 г. № 16) признал эту возможность. В двух статьях, появившихся в свет в 1862 г. ("Клинико-патологические наблюдения над развитием бугорчатки легких" (в "Военно-Мед. Журн.", октябрь) и "О вторичных бугорчатых новообразованиях", (в "Медиц. Вестн", № 51), Андреев впервые с клинической стороны показал, что большая часть случаев легочной чахотки развивается из хронического катара дыхательных трубок и катарального воспаления легких и что так называемые туберкулы, как новообразования, развиваются извнутри кровеносных и лимфатических сосудов, в стенках последних и при участии морфологических элементов их. Эти взгляды были повторены проф. Нимейером в 1867 году, о чем и заявил Андреев в статье: "По поводу появления нового взгляда проф. Нимейера на бугорчатку" ("Мед. Вестн." 1868 г., № 1—3). Ценные для науки наблюдения были сообщены Андреевым в статье, появившейся в № 22 "Медиц. Вестн." 1865 г. — "Две формы первичного мозговика в печени". Любопытен взгляд Андреева на патолого-физиологическую сущность лихорадочного состояния и на клиническое значение его для распознавания, предсказания и лечения, высказанный в статье: "Практическое значение лихорадочно-возвышенной температуры тела" ("Мед. Вестн." 1868 г. № 52). Из других статей Андреева необходимо отметить его "Заметку" для истории русской медицинской литературы", в которой приведены те места его диссертации и статьи "К учению о тканях" ("Воен.-Мед. журн." 1865 г., май — июнь), где прямо говорится о развитии гноя из белых и красных шариков крови, что с 1868 года, после отчетливых наблюдений Конгейма для белых шариков — признано всеми. Нельзя также не упомянуть о ряде статей, пои заглавием: "Ангионеврозы, как особый класс болезней", помещенных в "Журнале для гистологии, фармакологии и клинич. медицины" за 1872 г. (февраль, апрель, май, июль и август), равно как и о нескольких работах Андреева относительно происхождения и лечения колтуна. Последний вопрос, видимо, сильно интересовал даровитого ученого и он посвятил ему следующие статьи: 1 ) "Секреторно-трофический невроз волосовых сосочков кожи с последовательным склеиванием волос" (колтун), помещено в "Протоколах заседаний IV-го съезда русских естествоиспытателей и врачей в Казани", в 1873 г.; 2) "О связи волос с кожею и организмом" ("Варш. Унив. Изв." 1874 г., № 2); 3) "Эндемический сосудисто-трофический невроз с нарушением перспирационной функции кожи при участии волосовых аппаратов" (колтун) — ibidem 1875 г., №№ 2, 3, 4 и 5; 4) "Колтун с точки зрения гистологической и опытной" — ibid. 1875, № 5; 5) "Идиопатический и симптоматический секреторно-потовой невроз волосовых аппаратов кожи", Варшава, 161 стр., 1875 г., и друг.

"Варш. Унив. Изв." 1875 г., № 1, стр. 17—20 ("Ученые труды проф. H. Андреева с 1862 по 1874 г."). — Д. Д. Языков, "Обзор жизни и трудов покойных рус. писателей), выпуски III и IV. — Л. Ф. Змеев, "Русские врачи-писатели", вып. I, стр. 6. — "Новости" 1883 г., № 54. — С. Венгеров, " Критико-биогр. Словарь", т. І, стр. 560 (неполный список трудов, без биографий).