РБС/ВТ/Анна Феодоровна

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Анна Феодоровна
Русский биографический словарь А. А. Половцова
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Алексинский — Бестужев-Рюмин. Источник: т. 2 (1900): Алексинский — Бестужев-Рюмин, с. 193—195 ( скан · индекс )РБС/ВТ/Анна Феодоровна в дореформенной орфографии


Анна Феодоровна, Цесаревна и Великая Княгиня, первая супруга Великого Князя Константина Павловича, дочь наследного принца (впоследствии герцога) саксен-заальфельд-кобургского Франца-Фридриха-Антона, до миропомазания Юлиана-Генриетта-Ульрика, род. 11-го (22-го) сентября 1781 года, в Готе, ум. 12-го авг. 1860 г. в Эльфенау, близ Берна, погребена в Готе. По вызову Императрицы Екатерины, в конце 1795 года, герцогиня саксен-кобургская приехала в Петербург с тремя дочерьми, из которых четырнадцатилетняя принцесса Юлиана, небольшого роста брюнетка, умная и находчивая, более других понравилась Великому Князю Константину Павловичу и вскоре сделалась его невестою. Помолвка последовала 25-го октября 1795 года, а 6-го ноября герцогиня с двумя дочерьми уехала за границу. По отъезде матери, принцесса Юлиана жила, вместе с Великими Княжнами, под попечением баронессы Ливен. Она обучалась Закону Божьему православного исповедания и русскому языку, преподавал который майор Муравьев, состоявший при Константине Павловиче. До свадьбы Константин Павлович писал, между прочим, Лагарпу: "Я нахожусь в приятнейшем жизни положении; я жених принцессы Юлианы саксен-кобургской. Очень сожалею, что вы ее не видели, она прекрасная молодая особа, и я люблю ее всем сердцем. Мать ее, добрейшая женщина, какую можно себе вообразить, также как и сестры ее, принцессы София и Антуанетта". 2-го февраля 1796 года принцесса Юлиана приняла православие и наречена при св. миропомазании Анною Феодоровною, а на другой день обручена в церкви Зимнего дворца с Константином Павловичем. Одновременно с манифестом об обручении последовал именной указ генерал-прокурору об отпуске Великой Княжне на ее расходы ежегодно по 30000 рублей, начиная с 1-го февраля 1796 года; в том же месяце, 15-го числа, совершилось бракосочетание; свадебные празднества продолжались при Дворе с промежутками до 27-го февраля. Несходство характеров, сказавшееся с первых же дней супружества, не обещало счастья юной Великой Княгине. Константин Павлович, не достигший в то время 17-летнего возраста, не понимал важности сделанного им шага, и при своей резкости, несдержанности и упрямстве не мог внушить прочной сердечной привязанности кроткой Анне Федоровне. Хотя вскоре после свадьбы Константин Павлович и писал Лагарпу, что он "женат на прелестнейшей из женщин", но, очевидно, это было только скоропреходящее увлечение, быстро сменившееся холодностью. Весьма характерны для понимания отношений между юными супругами следующие строки из письма Великого Князя Александра Павловича к Лагарпу, от 21-го февраля 1796 года: "Я очень счастлив с женой и с невесткой, но что касается до мужа сей последней, то он меня часто огорчает; он горяч более, чем когда-либо, весьма своеволен и часто прихоти его не согласуются с разумом. Военное искусство ему вскружило голову, и он иногда груб с солдатами своей роты". В 1801 году Анна Феодоровна принуждена была уехать из России, в которой она не знала счастья. После того Великая Княгиня жила большею частью в Париже и Швейцарии, пока, в 1820 году, 20-го марта, по настоянию Константина Павловича, не последовал формальный развод, несмотря на старания Анны Феодоровны и Императрицы Марии Феодоровны предотвратить его. В манифесте о разводе говорилось: "Наш любезный брат, Цесаревич и Великий Князь Константин Павлович, принесенною Любезнейшей Родительнице Нашей, Императрице Марии Феодоровне и Нам просьбою, обратил внимание наше на его домашнее положение в долговременном отсутствии супруги его, Великой Княгини Анны Феодоровны, которая еще в 1801 году, удалясь в чужие края, по крайне расстроенному состоянию ее здоровья, как доныне к нему не возвращалась, так и впредь, по личному ее объявлению, возвратиться в Россию не может и вследствие сего изъявил желание, чтобы брак его с нею был расторжен. Вняв сей просьбе с соизволения любезнейшей родительницы нашей, мы предавали дело сие в рассмотрение Святейшего Синода, который, по сличении обстоятельств оного с церковными узаконениями, на точном основании 35 правила Василия Великого, положил: брак Цесаревича с Великою Княгинею Анною Павловною расторгнуть с дозволением ему вступить в новый, если он пожелает. Из всех сих обстоятельств усмотрели мы, что бесплодно было бы усилие удерживать в составе Императорской нашей фамилии брачный союз четы, девятнадцатый год уже разлученной, без всякой надежды быть соединенною; и потому, изъявив соизволение наше, по точной силе церковных узаконений на приведение вышеизъясненного положения Святейшего Синода в действие, повелеваем повсюду признавать оное в свойственной ему силе". В конце манифеста было следующее дополнительное постановление, несомненно вызванное предстоявшим вторым браком (12-го мая 1820 г.) Константина Павловича на графине Иоанне Грудзинской, которой манифестом 8-го июля пожалован в удел город Лович и титул княгини Лович: "Если какое лицо из Императорской фамилии вступить в брачный союз с лицом, не имеющим соответственного достоинства, т. е. не принадлежащим ни к какому царствующему и владетельному дому, в таком случае лицо Императорской фамилии не может сообщить другому прав, принадлежащих членам Императорской фамилии, и рождаемые от такового союза дети не имеют права на наследование Престола". После развода Анна Феодоровна поселилась в Швейцарии и чаще всего жила в вилле Буассьер, около Женевы.

"Полное собрание законов", т. XXIII, №№ 17.436 и 17.437. — "Сенатские Ведомости" 1820 г. (манифест о разводе). — "Сборник Имп. Рус. Истор. Общества", т. V, стр. 19, 23, 60, 61 и 62. — Masson, "Mémoires secrètes", I, 275; II, 160. — "Русская Старина" 1877 г., июнь и ноябрь (Историко-биогр. очерк Е. П. Карновича: "Цесаревич Константин Павлович"). — "Чтения в Общ. ист. и древн. росс." 1871, № 3, стр. 138—141 (Письмо Великой Княгини Анны Павловны к Великому Князю Константину Павловичу о разводе); тоже, № 4 (заметка О. М. Бодянского, который сделал весьма вероятную догадку, что письмо "едва ли не принадлежит перу матери Цесаревича, покойной Государыне Императрице Марии Феодоровне"). — Энцикл. словарь, сост. русс. учеными и литераторами, т. IV, стр. 467. — М. Д. Хмыров, "Алфавитно-справочный перечень Государей Русских и замечательнейших особ их крови", СПб., 1870, стр. 13. — "Souvenirs de madame Vigée Le Brun", tome premier, р. 334—335. — "Древняя и Новая Россия" 1876 г., т. 3, №" 11 (выдержки из записок Виже-Лебрень). — Е. С. Шумигорский, "Императрица Мария Феодоровна, т, I, стр. 436—437. — Д. А. Ровинский, "Подробный словарь русских гравир. портретов", стр. 294—295. — "Русская Старина" 1873 г., т. VII ("Воспоминания Колзакова").