РБС/ВТ/Бантыш-Каменский, Николай Николаевич

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Бантыш-Каменский, Николай Николаевич
Русский биографический словарь А. А. Половцова
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Алексинский — Бестужев-Рюмин. Источник: т. 2 (1900): Алексинский — Бестужев-Рюмин, с. 468—471 ( скан · индекс ) • Другие источники: МЭСБЕРБС/ВТ/Бантыш-Каменский, Николай Николаевич в дореформенной орфографии


Бантыш-Каменский, Николай Николаевич, замечательный археограф, управляющий московским архивом коллегии иностранных дел, род. 16-го декабря 1737 года в гор. Нежине, Черниговской губ., ум. 20-го января 1814 г. Родина предков его (Бантышей) — Молдавия, с господарями которой (Дабизою, Дуком, Кантемирами) Бантыши связаны были близким родством. Отец Николая Николаевича, Николай Константинович, на восьмом году от роду был привезен матерью из Ясс в Россию, куда последняя приехала в 1717 г. по приглашению ее двоюродного брата, князя Дмитрия Кантемира, оставившего княжество и нашедшего покровительство после Прутского похода (1711 г.) у Петра Великого. Николай Константинович был женат на дочери молдавского дворянина Зертиса-Каменского, Анне Степановне, родной сестре архиепископа московского Амвросия, и присоединил к своей фамилии фамилию жены; скончался он в 1739 г., а жена его в 1770 г. Первоначальное образование Н. Н. Бантыш-Каменский получил в нежинской греческой школе; в 1745 г. отправлен в киевскую академию, в которой оставался до 1754 г., когда по предложению дяди Амвросия, тогда епископа переяславского, перешел в московскую духовную академию. Изучая науки богословские, он свободное время посвящал чтению латинских авторов с товарищем по академии, Петром Левшиным (впоследствии митр. Платоном), а с открытием московского университета слушал в нем лекции по физике, математике, истории и французскому языку настолько успешно, что произведен в звание университетского студента. Кроме того, Бантыш-Каменский изучал языки: еврейский, греческий, немецкий и итальянский (последнему языку, по свидетельству сына, он выучился в три месяца, по особой страсти к итальянской опере, которую он слушал в 1760 г. в Петербурге, отлучившись сюда, среди учебных занятий, для перевода первой части «Истории Петра Великого» Вольтера). По окончании в 1762 г. курса, он поступил 31-го декабря того же года актуариусом в московский архив коллегии иностранных дел, хотя канцлер гр. М. И. Воронцов, обративший внимание на лингвистические познания молодого человека, предлагал ему избрать дипломатическую карьеру. Бантыш-Каменский решил посвятить себя тяжелой археографической работе — разборке и описанию драгоценных древних актов, лежавших без присмотра в сырых подвалах. Вскоре он нашел себе опытного руководителя в лице историка Г. Ф. Миллера, назначенного в 1765 г. помощником управляющего архивом. Первыми трудами Бантыша связанными с его архивными занятиями, явились в 1766 г.: 1) «Историческое описание о времени соцарствования и о форме титулов Царевны Софии Алексеевны»; 2) Ответы на заданные проф. Таубертом два вопроса: а) «Кто из великих князей начал писаться Государем всея России и с которого года?»; б) «Великий Князь Василий Иоаннович писался ли царем в публичных документах и с которого года»? Затем, Бантыш описал и привел в порядок, в 1767 г., старинные грамоты новгородских и великих князей а в 1769 г. занимался разбором дел Киево-Печерской лавры, с приписными к ней монастырями; кроме того, в 1769—1770 гг., он составил «Историческое известие о бывших во время царя Алексея Михайловича, с 1642 по 1652 г., с имеретинским владельцем Александром переписках о принятии его с Имеретинскою землею в Российское подданство», «О братских в Сибири калмыках» и, наконец, по поручению Миллера, для Императрицы Екатерины II, «Историческую выписку из всех дел, происходивших между Российскою и Турецкою империями, с 1512 по 1700 год». Моровая язва, посетившая Москву в 1771 г., приостановила на некоторое время архивные занятия Бантыша; вместе с архиепископом Амвросием, он выехал из Москвы в Донской монастырь, где ему суждено было видеть мученическую смерть святителя, умерщвленного разъяренною чернью. Самому Бантышу тоже угрожала смерть, если бы он не откупился деньгами и бывшими при нем драгоценными вещами. После смерти дяди он проживал, пока не прекратилась в Москве язва, в московском селе Царицыне, принадлежавшем князю Мат. Дм. Кантемиру, который купил для Бантыша каменный дом и подарил 150 крестьян, что дало ему возможность в 1775 г. жениться на дочери владимирского помещика М. И. Куприяновой. После женитьбы он столь же ревностно продолжал свои любимые занятия. Так, он составил «Реестр историческим и церемониальным делам», хранящимся в архиве и содержащим в себе известия об избрании, короновании и браках российских государей, известия об обрядах, сопровождавших другие случаи в жизни царской фамилии, описание титулов и гербов, известия о наместничествах, древних и новых чинах, о самозванцах, изменниках и проч.; далее Бантыш-Каменский разобрал дела князя Меньшикова, сделал выписку о караванах в о Китай и «Выписку обстоятельную о выборе на польский престол кандидата в случае смерти Августа II и об избрании потом в короли сына его Августа III»; последняя напечатана в «Русском Вестнике» 1841 г., т. IV, и занимает 200 стр. мелкого шрифта. Составив в 1777 г. «Реестр, по алфавиту дворов, бывшим в России европейским и азиатским послам, посланникам и гонцам, от древних времен до восшествия на престол Императрицы Елизаветы Петровны», Бантыш-Каменский затем, около четырех лет (1780—1784), посвятил на пятитомный труд, носящий заглавие: «Дипломатическое собрание дел между Российским и Польским дворами, с самого оных начала по 1700 год». Этот труд, которым впоследствии руководствовался Карамзин, потребовал прочтения 255 книг и множества столбцов на польском языке. Часть этого труда была напечатана в «Чтениях Московского Общества истории и древностей», 1860 г., кн. IV, 1861, кн. II и 1862, кн. IV. Несмотря на неутомимую деятельность, Бантыша-Каменского награждали очень медленно. Только благодаря лестному отзыву Миллера, незадолго до кончины своей указавшему на него как на своего преемника тогдашнему управляющему коллегией иностранных дел, гр. Н. И. Панину, Бантыша-Каменского 7-го ноября 1783 г. назначили вторым управляющим архива, с жалованием по 900 руб. в год. Впрочем, по своей скромности, он не искал карьеры, доказательством чему может служить его отказ от места обер-секретаря в коллегии иностранных дел, которое предлагал ему вице-канцлер граф Остерман еще в 1781 г.: привычка к архивным трудам была в нем сильнее честолюбия. Продолжая свои занятия, он составил в 13-ти томах «Дневную записку всем делам входящим и исходящим в коллегии иностранных дел с 1727 по 1738 г.» и «Известие о хранящихся в архиве бумагах». Приводя в порядок дела архива, Бантыш-Каменский в тоже время занимался двухтомным «Дипломатическим собранием дел между Российским и Китайским государствами, с 1619 по 1792 год», которое издано, в 1882 г., в Казани, в память 300-летнего юбилея Сибири. Возникший в конце царствования Екатерины II вопрос о воссоединении униатов в западнорусских областях, живо интересовавший Императрицу, вызвал появление в 1794 г. труда, исполненного Бантышем-Каменским по поручению Мусина-Пушкина, тогдашнего обер-прокурора Святейшего Синода, всего в три месяца и носящего заглавие: «Историческое известие о возникшей в Польше унии, с показанием начала и важнейших, в продолжение оной, чрез два века, приключений». Впервые этот труд появился в печати в 1805 г., по повелению Императора Александра I, который, получив печатный экземпляр, пожаловал сочинителю бриллиантовый перстень; второе издание вышло в 1864 г. в Вильне. 24-го сентября 1799 г. Бантыш-Каменский был произведен в действительные статские советники, а 9-го мая 1800 г. назначен управляющим московским архивом коллегии иностранных дел. За три года перед этим он окончил «Описание дел греческих духовных и светских лиц, бывших в России, китайского двора, Молдавии и Валахии», в 1798 г. описал «Дела о выездах в Россию иностранцев», а в следующем составил «Реестр и описание малороссийских и татарских дел». В день своего назначения управляющим архивом Бантыш-Каменский пожалован почетным командором ордена св. Иоанна Иерусалимского за два портрета Императора Петра III, препровожденные им для Государя через гр. Ростопчина. В то время он приводил в порядок сделанные им в течение 37-ми лет выписки из дипломатических бумаг и составил из них в 4-х томах: "Сокращенное дипломатическое известие о взаимных между российскими монархами и европейскими державами посольствах, переписках и договорах, хранящихся в государственной коллегии иностранных дел в московском архиве, с 1481 по 1800 г., расположенное по алфавиту дворов. За представление первого тома этого труда Государю Бантыш-Каменский удостоился Высочайшего рескрипта, по которому, между прочим, все получаемое им содержание жаловалось ему в пенсию. Вскоре после этого Бантыш-Каменский получил от Императора Павла І бриллиантовый перстень за присылку креста, сделанного по велению царя Алексея Михайловича и хранившегося в архиве. В 1802 г. Император Александр I пожаловал Бантышу-Каменскому орден св. Владимира 3-й степени, а вслед за тем, канцлер граф А. Р. Воронцов поручил ему составить: «Акт о российско-императорском титуле» и «Выписку из всех конференций бывших в России иностранных дворов». Посылая первый из этих трудов, Бантыш-Каменский препроводил графу Воронцову и раньше составленное «Дипломатическое собрание дел между Российским и Китайским государствами», посвятив рукопись Императору Александру I, который пожаловал Бантышу-Каменскому бриллиантовый перстень. В 1804 г. сослуживцы поднесли ему портрет его, прося поместить в комнатах архива. Несмотря на то, что здоровье его стало заметно ослабевать, он продолжал свои архивные труды с прежнею энергиею, заканчивая предпринятое им систематическое извлечение дипломатических документов. Так в период времени с 1805 по 1810 г., Бантыш-Каменский составил: «Описание дел турецкого двора пограничных с Польшею, сербских и других славянских, грузинских и имеретинских, а также азиатских», «Реестр делам бывшей между Россиею и Пруссиею войны с 1756 по 1763 г.». «Описание дел царствования Императрицы Елизаветы Петровны» и «Алфавит всем входящим и исходящим делам архива с 1720 по 1811 г.». Последний труд, составленный на основании 94 книг архива, является важным вспомогательным пособием для служащих и занимающихся в архиве. Еще 1-го января 1808 г. Бантыш-Каменский получил орден св. Анны 1-ой степени — последнюю награду за свои неутомимые труды. В 1810 г. Бантыш-Каменский принял на себя издание «Собрания государственных грамот и договоров», предпринятое графом Н. П. Румянцевым. Этот труд был прерван вторжением в Москву Наполеона, когда пришлось спасать архив, отправив его, 23-го августа 1812 г. в 105 сундуках на подводах сначала во Владимир, а затем в Нижний Новгород. Архивные здания уцелели, но дом Бантыша и подмосковное имение были уничтожены неприятелем. 25-го января 1813 г. Бантыш-Каменский вернулся в Москву и в том же году закончил издание первой части «Государственных грамот и договоров». Это был его последний труд. H. H. Бантыш-Каменский похоронен в церкви Донского монастыря, в которой похоронен и дядя его, архиепископ Амвросий.

Бантыш-Каменский охотно сообщал собранные и извлеченные им материалу другим исследователям, как, напр., Голикову, Рубану, кн. Щербатову, Новикову, митрополиту Евгению и др., вел записки и обширную переписку с разными лицами, напр., с кн. А. Б. Куракиным, которая, к сожалению в большей своей части сделалась жертвою пожара 1812 г., издал множество сочинений, переводов и книг по части богословия, философии, истории, словесности, а также элементарных учебников, в которых особенно нуждались тогда духовные семинарии. Так, он издавал латинские буквари, латино-французско-русские прописи, латинскую грамматику, им составленную, греческую грамматику, краткую еврейскую грамматику, риторику Бургия, философию Баумейстера, богословие Феофана Прокоповича, Феофилакта Горского, Иакинфа Карпинского, и проч. (полный перечень, с точными указаниями года и места издания, можно найти в «Словаре достопамятных людей русской земли», т. I, 1847 г.). В 1783 г. был издан сделанный им перевод «Истории о жизни и делах молдавского господаря князя Константина Кантемира», соч. Байера. В библиотеке Бантыша-Каменского находилось весьма ценное собрание (до 30-ти) исторических рукописей («Летописец Ростовский», «Степенная книга», «Псковский летописец», «Иерархия российская» Адама Селлия и др.), принесенное им в дар московскому архиву. Бантыш-Каменский состоял почетным членом российской академии, московского университета и разных ученых обществ, а также вице-президентом библейского общества, для которого успел собрать до 40000 рублей. В 1821 г. Император Александр I пожелал, чтобы были изданы на казенный счет следующие труды Бантыша-Каменского: «Собрание дел польского двора» в 5-ти томах, «Китайского» в 2-х и «Сокращенное известие о сношении нашего двора с европейскими» в 4-х частях; однако предположение это тогда не было исполнено, и лишь с 1894 г. стало печататься последнее сочинение, под заглавием: «Обзор внешних сношений России, по 1800 г.» (до сих пор вышло 3 тома). По отзывам позднейших исследователей архивных материалов — Калачова, Мартенса и Карпова, — дипломатическое собрание Бантыша-Каменского, равно как и его описи архива принадлежат к образцовым трудам в этом роде.

«Словарь достопамятных людей русской земли» т. I, изд. 1847 г. — Словари: митр. Евгения, Снегирева, Плюшара, Старчевского, Геннади, Андреевского и Венгерова, в котором биография H. H. принадлежит проф. В. С. Иконникову. — «Русский Архив» 1876, III (письма H. H. Бантыш-Каменского к кн. А. Б. Куракину 1791—1795 гг.) и 1875, IIІ (переписка H. H. с гр. Ростопчиным и московским губернатором Обрезковым в 1812 г. об архиве) — А. А. Кочубинский, «Адмирал Шишков и канцлер Румянцев» (переписка Румянцева с Б.-К. об издании государственных грамот). — Воспоминания Вигеля, I. — «Русская Старина» 1889, № 10, стр. 191—194. — Архив князя Воронцова, т. XXX. стр. 405—416.