РБС/ВТ/Бельский, Дмитрий Федорович

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Бельский, Дмитрий Федорович
Русский биографический словарь А. А. Половцова
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Бетанкур — Бякстер. Источник: т. 3 (1908): Бетанкур — Бякстер, с. 663—665 ( скан · индекс ) • Другие источники: МЭСБЕ : ЭСБЕРБС/ВТ/Бельский, Дмитрий Федорович в дореформенной орфографии
 Википроекты: Wikipedia-logo.png Википедия Wikidata-logo.svg Данные


Бельский, князь Дмитрий Федорович, в иноках Изосима, боярин, старший сын кн. Федора Ивановича Бельского, родился в 1499 г. Первое известие о нем относится к 1519 г., когда он был послан Василием Иоанновичем в Казань для возведения на казанский престол Шиг-Алея. Д. Ф. с успехом исполнил возложенное на него поручение, а через два года после этого был пожалован в бояре, имея от роду всего около 22 лет; в том же 1521 г. он начальствовал над ополчением, высланным против крымского хана Магмет-Гирея, который свергнул с престола Шиг-Алея, вооружил громадные полчища и, соединившись с атаманом литовских казаков Евстафием Дашковичем, «безвестно и скороустремительно», по выражению летописца, двинулся на московские пределы. Великий князь в эту опасную минуту выслал на берег Оки рать под начальством юного князя Бельского. С ним находился и меньший брат государя, князь Андрей Иванович. Поход этот был крайне неудачен: Бельский с князем Андреем в «безрассудной надменности» не слушали советов опытных воевод, стали не там, где надлежало, допустили хана «перелезть через Оку», сразились не вовремя, без устройства, и малодушно бежали. Опрокинутые, они, конечно, не могли удержать многочисленного неприятеля от грабежа, который беспрепятственно производился на всем пространстве от Коломны до самой Москвы. Между тем, юный воевода с остатками своего ополчения стал в Серпухове. После ухода из-под Москвы Магмет-Гирея полководцы были преданы царем суду. Все упрекали Бельского в безрассудстве и малодушии, а он, в свою очередь, всю вину слагал на князя Андрея Ивановича, который первый показал тыл врагу и тем увлек за собой и других. Василий, щадя брата, наказал только одного воеводу, кн. Ивана Воротынского, мужа весьма опытного и дотоле храброго. Вина его, будто бы, состояла в том, что он, будучи оскорблен надменностью Бельского, с тайным удовольствием видел ошибки юного воеводы и не принял зависящих от него мер.

Весной следующего 1522 г., в ожидании хана, к Коломне было стянуто огромное войско с большим количеством пушек, которые раньше никогда в походах не употреблялись. Великий князь всем руководил сам, желая отомстить за прошлогоднее поражение и бесчестие. Воевода Бельский и некоторые другие были отпущены туда заранее, а по приезде Василия, 19 мая, Бельский назначен был стоять в большом полку под Девичьим. Однако, ожидаемый враг не появлялся. Следующее о Бельском известие относится к 1523 г. — он был в дружках на свадьбе Василия III с Еленой Глинской и за столом на этом торжестве сидел против боярынь. 20-го сентября 1524 г. кн. Бельский дал запись, по поручительству Московского митрополита Даниила и прочих духовных особ, государю Василию Ивановичу о продолжении впредь своей службы верно, усердно, без побегов в Литву и Польшу, о неимении переписки с государевыми неприятелями ни ему, ни детям его, о принятии его в прежнюю любовь и о прощении учиненного им перед великим князем проступка (по всей вероятности, имеется в виду позорное бегство воевод в 1521 г.), а в феврале 1527 г. он в поручной грамоте дает с другими поручительство в уплате великому князю 5.000 руб. в случае побега кн. Глинского в Польшу. В 1533 г. Бельский был назначен главным воеводой над войском, высланным для отражения крымских татар. Однако, ополчение в борьбу с врагом не вступало, так как последний, сверх ожиданий, не появлялся.

Осенью этого же года Д. Ф. находился в числе немногих в Волоке при больном Василии III, а затем встречаем его с братьями у постели уже умирающего великого князя среди бояр, к которым Василий обращается со своей последней волей. Между прочим, он сказал: «не оставьте моих племянников, князей Бельских». Назначенный еще покойным великим князем, он в первый год правления Елены (1533—34) был членом Верховной Думы. В 1534 г., году гонений, он и после бегства брата своего, Семена, был оставлен в покое, в то время как кн. Иван Федорович Бельский был заключен в темницу. В этом же году он стоял в Коломне воеводой в большом полку в ожидании прихода крымского царя; также и в следующем, 1535 г. Бельский был военачальником ополчения, высланного против того же врага. В августе 15.000 крымцев, подкупленные Литвой, напали на рязанские земли. Кн. Д. Ф. вместе с Мстиславским отразил хищников от берегов Оки и, преследуя их, заставил бежать в степи. В 1535 г. он был воеводой в Муроме, а в 1538 г. — в Коломне. В конце 1540 г. он опять ведет войска против крымцев, которые, миновав Нижний Новгород, беспрепятственно дошли до Мурома, где воины и граждане бились мужественно на стенах и вылазках. Кн. Бельский шел к Мурому из Владимира, где он в то время стоял, и по пути, в Мещерской земле и муромских селах, истреблял рассеянные толпы неприятелей. Сафа-Гирей бежал и так быстро, что московские воеводы не догнали его. Около этого времени, когда срок перемирия с Литвой приходил к концу, литовское правительство прислало посла Клиновского к боярам Бельскому и Захарьину с просьбой уговорить великого князя до истечения перемирия отправить великих послов к королю для заключения вечного мира или нового перемирия. В 1541 г. крымский хан опять шел на московские земли всей ордой. Кн. Д. Ф., с приготовленным на этот случай большим полком, стоял под Ростиславлем. Он вывел войско в поле и встретил хана на берегах Оки. Последний, однако, не дав настоящего боя, ночью бежал, полный злобы и стыда за свою неудачу. В следующем (1542) году, после смерти брата своего Ивана, убитого в Белоозере, кн. Д. Ф. занял первое место в Совете, как старший именем боярин и при возобновлении перемирия с Литвой сидел подле государя. В этом же и следующем годах он был воеводой в большом полку в Коломне на случай нападения крымского хана. В феврале 1547 г. он присутствовал со своей княгиней на свадьбе Ивана IV с Анастасией Романовной, причем был в дружках со стороны великого князя, а после вступления Иоанна на престол был послан с Палецким в Казань с войском для возведения на престол свергнутого казанцами Шиг-Алея. Исполнив поручение, он возвратился в Коломну, где находился тогда государь; но едва он вернулся, пришла весть, что на Каме появился Сафа-Гирей, что Шиг-Алею изменили и он принужден был бежать из Казани. Следствием этого был новый поход на Казань. Царь ждал только перемирия с Литвой, чтобы заняться татарами. В конце 1548 г. Бельский и Морозов писали к литовским вельможам, что московское правительство ждет их послов для мирного дела. В декабре этого года Иван Васильевич пошел с Москвы во Владимир, чтобы оттуда идти к Казани. Бельский, стоявший в Коломне, соединился с царем, оставаясь воеводой в большом полку; но в феврале 1549 г., вследствие «теплыни великой», царь с Работки вернулся обратно в Москву, а войско продолжало свой трудный путь под главным начальством кн. Д. Ф. Целью похода было желание нанести Казани чувствительный удар. В марте Казань лишилась царя Сафа-Гирея, убившегося в нетрезвом виде; после него остался 2-летний сын Утемиш-Гирей, в Казани не было пока твердого главы и царствовало мятежное безначалие; этим хотел воспользоваться Иоанн для окончательного завоевания Казани и в ноябре велел собираться полкам. Большой полк, собиравшийся в Суздале, был поручен воеводе кн. Д. Ф. Бельскому. 14 февраля 1550 года войска прибыли под Казань, где Бельский и Шиг-Алей с главной силой стали на Арском поле. Этот поход, в котором принимал участие и сам царь, был неудачен: 25 февраля войско должно было отступить с большим уроном. Вина в неудаче вся пала на голову главного воеводы Бельского; передавали даже, будто бы казанцы в своих набегах явно щадили поместья сего боярина, из благодарности за его малодушие и измену. В мае 1550 г., на свадьбе князя Владимира Андреевича с Авдотьей Александровной Нагой, — в первый день князь Д. Ф. сидел в большом (почетном) месте против боярынь. Умер он 11 января 1551 г.

Последние возводимые на него обвинения, однако, не подтверждаются. По справедливому замечанию Карамзина, Бельский не был ни предателем, ни искусным полководцем, ни властолюбивым вельможей, и, несмотря на свое видное положение, оставался в стороне при всех движениях и переворотах; иначе ему не удалось бы избежать той участи, которая постигла его брата, благодаря проискам Шуйских и некоторых других бояр.

Кн. Д. Ф. Бельский, женатый на Марфе Ивановне, урожденной Челядниной (в иноках Александра), оставил после себя сына Ивана и славившуюся благочестием дочь Евдокию, которая была замужем за боярином Мих. Як. Морозовым; она вместе с мужем и детьми была в 1577 году казнена Грозным.

«История Государства Российского» Н. М. Карамзина, изд. 5-ое, Эйнерлинга, т. VII, 66, 69, 101; VIII, 45, 47, 71, 72, 74, 75, 9, 20, 32, 38—42; «История России с древнейших времен» С. М. Соловьева, СПб., изд. «Общ. Пользы», І, 1631, 1656, 1670; II, 7, 12, 30, 53, 55, 57, 58; «История Российская от древнейших времен» кн. М. М. Щербатова, под ред. И. П. Хрущова и А. Т. Воронова, изд. СПб., 1905 г., т. V, ч. І, 155, 220, 223, 256, 269; «Отечественные Записки», изд. П. Свиньиным, ч. 44 (1830 г.), 55, 63, 65, 66, 68, 70, 71, 75, 80, 82; Полное Собрание Русских Летописей, изд. Археограф. Комиссией, СПб., 1859 г., VIII, 267, 283, 296, 298—300; VI, 266, 268, 271, 297; Русский Истор. Сборник, изд. Обществом истории и древностей российских; ред. проф. Погодина, Москва (1838), т. II, 9, 11, 15, 29, 38, 39, 45, 46; т. V (1842 г.), 24, 211, 213, 216, 220, 249, 264, 278; Русская Истор. Библиотека, изд. Археограф. Комиссией, СПб., II (1875 г.), 354; Акты юридические, или Собрание форм старинного делопроизводства, изд. Археограф. Комиссией, СПб., 1838—152; Собрание Гос. грамот и договоров, хранящ. в госуд. коллегии иностранных дел, Москва, т. І (1803 г.), 420, 429, 430; Акты исторические, собр. и изд. Археограф. Комиссией, СПб., т. IV (1842 г.), 319; Н. П. Лихачев, «Разрядные Дьяки ХVІ в.», опыт исторического исследования, СПб., 174, прил. 28. — «Род Шереметевых» Ал. Барсукова, СПб., кн. І (1881 г.), 59, 61, 86, 130, 134; Древняя Росс. Вивлиофика, изд. Новиковым, СПб., ч. VII (1775), 15, 28, 32, 35, 41; VIII, 72; Прод. древней росс. вивлиофики, СПб., ч. V (1789), 155; Российская родословная книга, изд. кн. П. Долгоруковым, СПб., 1857 г., ч. VII, 319, 320; Русская родословная книга А. Б. Лобанова-Ростовского, СПб., изд. 2-е, 1895 г., т. II, 352; Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона, СПб., 1891 г.