РБС/ВТ/Ганчар (Гончаров), Осип Семенович

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Ганчар (Гончаров), Осип Семенович
Русский биографический словарь А. А. Половцова
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Гааг — Гербель. Источник: т. 4 (1914): Гааг — Гербель, с. 220—221 ( скан · индекс ) • Другие источники: БЭЮ : МЭСБЕ : ЭСБЕРБС/ВТ/Ганчар (Гончаров), Осип Семенович в дореформенной орфографии
 Википроекты: Wikipedia-logo.png Википедия Wikidata-logo.svg Данные


Ганчар (Гончаров), Осип Семенович, атаман некрасовцев (потомки донских казаков, раскольников-поповцев, удалившихся после Булавинского бунта под предводительством атамана Некраса сначала на Кубань, а потом в Турцию, в Добруджу); родился 3 ноября 1796 г. в селе Сарыкиой, в Добрудже, умер в 1879 г. в Хвалынске Саратовской губ. Предки его не были коренными некрасовцами, а переселились в Добруджу из гор. Литина Подольской губ. Рано лишившись родителей, он некоторое время жил у деда, поселившегося в окрестностях Константинополя, а в 1811 г., по смерти деда, вернулся на родину и здесь сумел снискать уважение своих односельчан. Во время русско-турецкой войны Г. участвовал во встрече Императора Николая І и неоднократно являлся к начальствующим лицам по общественным делам в качестве представителя некрасовцев. В 1829 г. он с частью своих единоверцев переселился в Россию, где они в окрестностях Измаила образовали селение Новую Некрасовку. И здесь Г. был поверенным односельчан в сношениях с русскими властями. Однако некоторые его действия возбудили недоверие некрасовцев, и Г. в 1837 г. тайно возвратился на родину. Он занялся торговлей и ходил с караванами по разным городам турецких владений и в качестве атамана некрасовцев являлся ходатаем за них перед турецким правительством. Г. стал одним из самых видных представителей старообрядчества поповщинского толка, интересам которого был всецело предан. Он знакомился и вступал в союз со всяким, кто, по его мнению, мог помочь старообрядцам. Этим объясняются его последующие сношения с польскими эмигрантами. Чайковский (Садык-паша), мечтавший организовать в Добрудже казацкую силу для создания независимой ополяченной Украины, вел переговоры с Г., оказывавшим ему содействие в надежде на помощь старообрядцам со стороны поляков. Но их сношения возбудили неудовольствие некрасовцев; пошли толки, что Г. продал мир польским панам, обязавшись идти на помощь полякам, когда те забунтуют. На Г. был сделан донос властям, и ему пришлось безвинно просидеть 7 месяцев в Рущуцкой крепости в заключении. Когда в 40-х годах у русских старообрядцев возникло намерение учредить свою собственную иерархию в Белой Кринице, Г. принимал деятельное участие в поисках греческого епископа, который согласился бы перейти к ним. Возведение грека в сан старообрядческого митрополита вызвало раскол среди добруджских поповцев, и Г. снова пришлось вынести много неприятностей. Во время русско-турецкой войны 1853—55 гг. Г. помогал Чайковскому в формировании отряда султанских казаков. Когда русские войска заняли Добруджу, ему пришлось удалиться в Константинополь. Генерал Ушаков, командовавший войсками в Добрудже, арестовал двух старообрядческих епископов и одного священника; они были сосланы в Суздальский Спасо-Евфимьевский монастырь. Г. усиленно хлопотал о их возвращении перед правительствами турецким и французским, но безуспешно. По окончании войны он возвратился в Добруджу и продолжал агитацию в пользу своих единоверцев. В 1862 г. он ездил в Париж, куда его вызвали русские и польские эмигранты в надежде через него организовать казацкую и старообрядческую военную силу, враждебную русскому правительству, представлялся министру иностранных дел и даже, говорят, самому императору Наполеону, затем побывал в Лондоне для свидания с Герценым и Огаревым, но разочаровался в последних, найдя их людьми неверующими. Надежды врагов русского правительства не оправдались: добруджские казаки не последовали за агитаторами во время польского восстания. В 1864 г. Г. оказал последнюю важную услугу некрасовцам: исходатайствовал у турецкого правительства отмену казацкого положения, т. е. некрасовцы освобождены были от бесплатной казацкой службы и, наравне с прочими христианскими подданными султана, обязались вносить ежегодно в казну денежную рекрутскую повинность. Несмотря на неоднократные приглашения русского правительства, Г. отказывался от переезда в Россию, но наконец, уже в преклонном возрасте, он с Высочайшего разрешения поселился в Хвалынске, в окрестностях которого находятся известные старообрядческие скиты, и перед смертью принял там монашество с именем Иоасафа. Погребен там же.

A. Кудрявцев дает такую характеристику Ганчара: «Он был бескорыстен, как Аристид. Этот низенький, тщедушный старик обладает страшной физической силой и невероятной ловкостью движений; он скороход необыкновенный; писать он умеет только уставом, но пишет чрезвычайно проворно, пишет стихи, свои мемуары, поучения, богословские трактаты. Деятельности и подвижности его нет пределов. Он вечно занят, вечно в хлопотах, вечно снует от Тульчи до Константинополя, до Ясс и до Парижа».

«Русск. Стар.», 1883 г., № 4 (жизнеописание Г., составленное его другом А. В. Никитиным, с предисловием и прим. Е. П. Бахталовского). — «Славянский сборник», 1875 г., т. І, (ст. А. Кудрявцева). — Словарь Брокгауза-Ефрона. — «Большая энциклопедия». — Портреты Ганчара приложены к «Русской Старине», 1883 г., № 4, и «Древней и Новой России», 1881 г.