РБС/ВТ/Гваренги, Джакомо

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к: навигация, поиск

Гваренги, Джакомо
Русский биографический словарь А. А. Половцова
Brockhaus Lexikon.jpg СловникГваренги — Гербель.   Источник: т. 4: Гааг — Гербель, с. 288—292 • Другие источники: МЭСБЕ : ЭСБЕ 

Редакции


Гваренги, Джакомо или, правильнее, Кваренги (Giacomo Quarenghi) — знаменитый архитектор императрицы Екатерины II и императоров Павла I и Александра I. Он родился 8 сентября 1744 г. в Бергамо, небольшом городке северной Италии, — родине целого ряда превосходных зодчих и живописцев. Отец и дед Г. были тоже живописцами, но они очень не хотели, чтобы из мальчика вышел художник. Как видно из его автобиографии, написанной им в 1785 г. по просьбе приятеля, Луиджи Маркези, для книги Тасси о Бергамских художниках, отец всячески отговаривал его от мысли сделаться артистом, несмотря на природное влечение и рано обнаружившиеся способности к рисованию. Из Джакомо он хотел сделать юриста или священника и отдал его в обучение к славившемуся своей ученостью местному аббату Гваринони, "великому мастеру риторики". Под его руководством мальчик принялся за изучение классических авторов и переводил итальянскими стихами Катулла, Тибулла, Проперция и Вергилия. Между тем страсть его к рисованию не только не исчезала, но, напротив того, с годами все усиливалась, и в конце концов отцу пришлось уступить. Он отдал сына в школу живописцев Бономини и Раджи, двух лучших художников, какие были тогда в Бергамо. Но в XVIII веке образование живописца не могло считаться законченным, если он не побывал в Риме и не поработал в мастерской одного из известных тамошних мастеров. И вот юноша едет в Рим, где ему посчастливилось попасть в число учеников самого популярного художника тогдашней Италии, немца Рафаэля Менгса. Вскоре, однако, последний переехал по приглашению испанского короля в Мадрид, и Г. поступил в мастерскую другого живописца, своего земляка Стефано Поцци, у которого занимался несколько лет. Здесь он подружился с несколькими товарищами по школе, перешедшими с живописи на архитектуру. Частые беседы на архитектурные темы до такой степени увлекли любознательного юношу, что ему захотелось узнать как можно больше об этом искусстве, и тут он понял, что судьба предназначила ему быть зодчим, а не живописцем. Недолго думая, Г. бросает школу Поцци и поступает в мастерскую архитектора Паоло Пози. Вскоре он убеждается, что у этого человека многому не научишься, и переходит к французскому архитектору Деризе, приверженцу модной тогда теории "музыкальных пропорций". Беседы о музыке надоумили Г. заняться и этим искусством, и он быстро подружился со знаменитым музыкантом Иомелли, под руководством которого стал изучать музыку. Он начал в то же время подыскивать себе нового руководителя в архитектуре, так как вычурное искусство Деризе его мало удовлетворяло. Третьим его учителем оказался Никколо Джансимони, у которого Г. пробыл три года, не приобретя никаких знаний и опыта: новый учитель не обладал ни вкусом, ни чутьем и давал ученику копировать свои собственные ничтожные чертежи. Г. был близок к отчаянию, ясно понимая, насколько далеко от истинного искусства было все то, что он слышал от этих трех учителей, но в то же время сознавал, что без посторонней помощи он не в силах найти настоящую дорогу. В это время в его руки случайно попала книга "І quattro libri dell' Architettura di Andrea Palladio", та самая, которую знаменитый зодчий Виченцы издал в Венеции в 1570 г. Изложенные им здесь великие принципы древнеримской архитектуры, а также гравюры с проектов его собственных гениальных построек — дворцов и вилл в Виченце и ее окрестностях — явились для молодого художника целым откровением. "Вы не можете себе вообразить того впечатления, какое произвела на меня эта книга, — писал Г. своему другу Маркези. — Только теперь я увидел, что имел все основания сомневаться в пригодности своих учителей". И он с жаром принялся за изучение античных памятников искусства, без устали их срисовывая и измеряя. Он объездил всю Италию, побывал в Англии и Франции, и когда вновь вернулся в Рим, то в его лице Италия имела уже одного из самых образованных зодчих своего времени, знавшего, чего он хотел, и обладавшего той волей и верой в свои силы, при наличности которых только и возможно достижение великих задач.

Летом 1779 г. императрица Екатерина II обратилась к своему литературному другу, барону Гримму, жившему в Риме, прося его подыскать двух хороших архитекторов-итальянцев, которым она могла бы поручить затеянные ею новые грандиозные постройки. Выбор Гримма пал на Г. и на Джакомо Тромбара, которые согласились поехать в Петербург. К этому времени Г. успел уже сделать несколько проектов для каких-то англичан, в числе их одно казино и надгробный памятник; в 1770 г. он реставрировал церковь S. Scolastico в Субиако, принимал участие в работах в церкви Santa Maria in Gampitelli и исполнил несколько проектов для сенатора Редзонико. Он уехал на короткое время в Бергамо проститься со своими родными, и затем отправился вместе с женой в Петербург, куда прибыл в январе 1780 г. Первыми работами Г. по его приезде были проекты небольших церквей в окрестностях Царского Села и Павловска, выстроенных им по поручению императрицы в 1780—1790-х годах. Это церкви: в Павловске — госпитальная, —в Кузьмине, в Царском Селе на Казанском кладбище, в Пулкове, в Московской Славянке и в Федоровском посаде. Церковь в Павловске скомбинирована вместе с больницей, которую он строил одновременно в 1780 году. В 1781 году Г. начал постройку Английского дворца в Петергофе, оконченного в 1789 г. Тогда же им выстроен в Английском парке, недалеко от этого дворца, павильон "Березовый домик", а в 1782 г. он построил прелестный "Храм дружбы", или "Концертную залу", в Царском Селе, на островке, и там же "Руину-кухню". В 1782—85 гг. он строил Эрмитажный театр на Дворцовой набережной, в 1783—87 гг. — здание Академии Наук с колонным портиком, в 1783—88 гг. — здание Ассигнационного — ныне Государственного банка, в 1784 г. — здание Биржи, оставшееся недоконченным и перестроенное позже Томоном, в 1788—89 гг. — Рафаэлевы ложи, вдоль Зимней канавки, против Эрмитажного театра, в 1792—96 гг. — Александровский дворец в Царском Селе; в конце 1780-х и в 1790-х годах перестроил для императрицы ряд покоев в восточной части Зимнего дворца, а также создал величественные залы для торжественных аудиенций — так называемый Тронный зал и Георгиевский зал. При императоре Павле I им выстроена Мальтийская церковь в Пажеском корпусе (1798—1800 гг.), а в царствование императора Александра I — здание Кабинета при Аничковом дворце (1803—1806 гг.), Мариинская больница на Литейном (1803 г.), Екатерининский институт (1804 г.), Конногвардейский манеж (1804 г.), Смольный институт (1806—1808 гг.), деревянные Триумфальные ворота у Нарвской заставы (1814 г.), Англиканская церковь (1814 г.). Кроме этих зданий, им выстроены еще следующие частные дома в Петербурге и в провинции: дом кн. А. А. Безбородко на Почтамтской улице, ныне принадлежащий почтовому ведомству; дача князя А. А. Безбородко в Полюстрове, руина и ротонда в парке (ныне не существуют); дом Ланского на Малой Миллионной улице (позже снесен); дом кн. Юсупова на Фонтанке (ныне дом министерства путей сообщения); дом кн. Гагариной (Лопухиной) на Дворцовой набережной (перестроен); картинная галерея при доме гр. Шереметева на Фонтанке (перестроена); дом Главной аптеки на Миллионной улице (перестроен); Шепелевский дом на Миллионной улице (не существует). В Москве Г. не выстроил ни одного здания, хотя делал немало проектов для кн. А. А. Безбородко, для графа Н. П. Шереметева, гр. Воронцова и др. В провинции им выстроен дом в Ляличах Черниговской губ. для гр. Завадовского; остальные, приписываемые Г., провинциальные постройки — дом в Пануровке Черниговской губ., для Миклашевского, дом в селе Стольном Черниговской губ., для кн. А. А. Безбородко, дом в Степановском Тверской губ., для кн. Куракина — сомнительны. Из заграничных построек Г. надо назвать манеж в Мюнхене. Остальные проекты его остались, по-видимому, невыполненными. Сохранилось огромное количество чертежей Г. в публичной библиотеке города Бергамо, куда их завещал сын знаменитого мастера. Всего здесь почти до 1000 листов, считая мелкие наброски и различные дорожные альбомы. Очень большое собрание оригиналов Г. хранится в Императорском Эрмитаже, есть несколько в Историческом музее в Москве, а также в музее П. И. Щукина, в Румянцевском музее, в галерее И. Е. Цветкова, в музее Старого Петербурга, в собраниях Е. Г. Швартца, С. С. Боткина, кн. В. Н. Аргутинского-Долгорукова, П. Я. Дашкова, Александра Бенуа и у других лиц.

Значение Г. в истории русского зодчества конца XVIII и начала XIX века очень велико. Величайший мастер своего времени, не знавший себе равного в целой Европе, он является в значительной степени создателем той архитектурной физиономии, которую имеет Петербург. Ибо здесь еще до сих пор стоят почти нетронутыми десять грандиознейших зданий из числа выстроенных им. Но со смертью Г. дух его архитектуры не умер, и он нашел себе достойного продолжателя в лице даровитого К. И. Росси, довершившего начатое им дело украшения столицы. В Европе нет столицы, которая была бы так богата архитектурными сокровищами строгого вкуса. Приобретя все свои обширные знания в Италии путем изучения памятников древнего мира, а также дворцов и вилл Палладио, Г. развернул все свое огромное дарование только в России. Он не копировал рабски ни построек римских зодчих, ни произведения Палладио, а старался воскресить лишь дух великих мастеров, создавая архитектуру, отвечающую новому времени. Подобно тем, он никогда не забывал, что архитектура должна быть прежде всего приспособлена к жизни и обязана отвечать своему прямому, практическому назначению. Оттого он меньше всего думал о тех мелочных украшениях фасадов, которыми нередко стараются заменить отсутствие внутренней, логической и конструктивной красоты здания. Его фасады необыкновенно просты и даже суровы, их декоративное убранство крайне сдержанно, но они всегда поражают изумительным благородством, красотой общих масс и стройностью пропорций. Лучшими из его произведений являются: Английский дворец в Петергофе, Александровский — в Царском Селе, Эрмитажный театр и Государственный банк. Первые три сохранились нетронутыми, последний, к сожалению, сильно пострадал. Любимый зодчий Екатерины II, Г. пользовался большим расположением Павла І, который возвел его в кавалеры Мальтийского ордена и поручил постройку Мальтийской церкви. При Александре I он должен был уступить место новым мастерам, но все же император и особенно императрица Мария Феодоровна поручали ему неоднократно значительные постройки. Г. был превосходным рисовальщиком и недурным гравером. Известны его гравюры "Porta salara а Roma", "Руины в саду гр. Безбородко в Полюстрове" и офорт "Развалины". В 1787 г. он издал большой увраж с 7 таблицами гравированных чертежей Эрмитажного театра: "Théâtre de l'hermitage de Sa Majesté l'impératrice de toutes les russies MDCCLXXXVII. St.-Pétersbourg". В 1810 г. он издал свои постройки в особом томе, озаглавленном им: "Edifices construits à Saint-Pétersbourg, d'après les plans du chevalier de Quarenghi et sous sa direction. Tome premier. S.-Pbg. De l'Imp. du Sénat dirigeant. 1810". Всего здесь 33 рисунка, в том числе три повторены из издания Эрмитажного театра. 18 февраля 1817 г. Г. умер в Петербурге.

Сын его, Джулио, выпустил в 1821 году в Милане 2-е издание произведений отца с 58 чертежами, в числе которых 33 повторены из предыдущего издания. Оно носит следующее заглавие: "Fabbriche et Disegni di Giacomo Quarenghi architetto di S. M. L'Imperatore di Russia cavaliere di Malta et di S. Walodimero illustrate dal cov. Giulio suo figlio. Milano. Presso Paolo Antonio Tosi. MDCCCXXI". Наконец, в 1843 г. тот же Джулио Г. выпустил в Мантуе 3-е издание этой книги, добавив ко второму еще 66 чертежей, а в 1844 г. он повторил то же издание, изменив лишь заголовок и прибавив посвящение великому князю цесаревичу Александру Николаевичу и адрес гр. Толстому.

Tassi, "Vita di pittori, scultori e architetti bergamaschi", Bergamo, 1797. — "Fabbriche e disegni di Giacomo Quarenghi", Mantova, 1844. — Nagler, "Künstlerlexikon". — Ровинский, "Подробный словарь русских граверов". — "Письма Императрицы Екатерины II к Гримму" ("Сборник Имп. Русск. Истор. Общ.", т. 23). — П. Петров, "Джакомо Гваренги" ("Зодчий", 1872 г., № 5). — Игорь Грабарь, "История Русского Искусства", т. III. — "Альбом исторической выставки архитектуры", СПб., 1911. — Louis Hautecoeur, "L'architecture classique à Saint-Pétersbourg à la fin du XVIII siècle", Paris, 1912. — Совершенно фантастические сведения о деятельности Г. помещены в книге Paul Klopfer, "Von Palladio bis Schinkel", Eszlingen А.N. 1911, в итальянском журнале "Emporium" за 1910 г., издающемся, кстати, на родине Г., в Бергамо, и в некоторых других новейших книгах, трактующих вопрос о классицизме XVIII в. в архитектуре. — Архив Имп. Академии Наук, Дела бывшей канцелярии Академии 771/1783, № 1. — Моск. Отд. Общ. Арх. Мин. Имп. Двора, Протоколы Канцелярии строений, кн. 747, л. 41; кн. 771, л. 241; кн. 776, л. 136; кн. 833, л. 113; кн. 871, л. 216; кн. 934, л. 69; кн. 955, л. 19, 144; и др. — Государственный Архив, разр. XIV, д. 20. — Гейрот, "Описание Петергофа", СПб., 1868. — И. Яковкин, "Описание Села Царского", СПб., 1830. — "Павловск. Очерк истории и описание", СПб., 1877. — Рукописи П. Н. Петрова и Н. П. Собко в Императорской Публичной библиотеке. — Georgi, "Versuch einer Beschreibung der Russisch Kaiserlichen Residenzstadt St.-Petersbourg", St.-Pet., 1790. — Пушкарев, "Описание С.-Петербурга". — "Архив кн. Воронцова", кн. ХVІІ, стр. 519; кн. XII, 253. — С. Горяинов, "Художественные впечатления короля Станислава-Августа о своем пребывании в С.-Петербурге в 1797 г." ("Старые Годы", 1908 г., октябрь). — Ф. Ф. Горностаев, "Строительство графов Разумовских в Черниговщине", М., 1911, стр. 31. — Н. Макаренко, "Ляличи" ("Старые Годы", 1910 г., июль-сентябрь). — М. Н. Лонгинов, "Петербургские дворцы" ("Русский Архив", 1873 г.). — "Записки Ф. Ф. Вигеля" ("Русский Архив", 1891 г., № 10, стр. 42).

Игорь Грабарь.