РБС/ВТ/Гедеон (Одорский)

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Гедеон (Одорский)
Русский биографический словарь А. А. Половцова
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Гааг — Гербель. Источник: т. 4 (1914): Гааг — Гербель, с. 326—328 ( скан · индекс )РБС/ВТ/Гедеон (Одорский) в дореформенной орфографии
 Википроекты: Wikipedia-logo.png Википедия


Гедеон Одорский, архимандрит; происходил из богатого западнорусского православного шляхетского рода. Сам Гедеон утверждал, что "в благочестивых церквах, Виленской Духа Святого и Минской Петра Святого, вкладчики прадеды и родители его издревле в каменных гробах своих тамо почивают". Отец Гедеона, Даниил (Довмонт) Монивид-Одорский был стольником и городничим Доненборским; в своих вотчинах Одорскове и Толочине он "честно" принимал боярина Б. П. Шереметева и других русских сановников и пользовался особенной приязнью Шереметева. В 1687 г. Д. Одорский поселился в Киеве и в 1693 г. умер на государевой службе "в обозе под Полтавой". Гедеон получил образование в латинских школах и закончил его в Ольмюце. В это время он перешел в унию и 16 лет оставался в этом исповедании. Приняв монашество по униатскому чину св. Василия, он "трудился и служил во всем по повелению старших униатских". Еще будучи за границей, он "во время Венской войны" обратил на себя внимание короля Яна Собесского; расположение короля он поддерживал панегириками, прославлявшими освободителя Вены, "сокрушившего силу рогатого азиатского змия" и "алмазом начертавшего свое имя в бессмертной книге". Как человек "ведомый" королевскому Двору Гедеон получил архимандрию св. Онуфрия в Мстиславле, а затем и привилегию на православную епископию Черниговскую и Белорусскую. Желая приобрести авторитет среди православных белорусов, Гедеон решил получить посвящение от Киевского митрополита и 1 марта 1690 г. прибыл в Киев. Одорский сначала думал скрыть свою "апостасию униатскую" и ни словом не обмолвился об этом на допросе в Киевской приказной избе. Но Киевские духовные и светские власти были осведомлены, что "номинат" Одорский, скрытый униат, не имевший "вольной елекции" от православной Белорусской паствы, "окольными, незаконными путями стремился получить епископский сан". Повредило ему и упоминание в королевской привилегии о Черниговской епархии, находившейся в пределах России и имевшей своего православного архиепископа. Одорский был отдан под строгий надзор, "заключен в узы". Он пытался поправить дело: заявил о своем присоединении к православию, "навеки отрекался" от титула Черниговского епископа, просил митрополита способствовать его избранию православными белорусами. Как раз в это время на приезжего из-за рубежа Одорского пало подозрение в составлении "злого и вымышленного" подметного письма на гетмана Мазепу, и "номинат" подвергся бы допросу под пыткой, если бы сам Мазепа, считавший это письмо делом своих "домашних" врагов, не посоветовал отпустить Гедеона восвояси, "обнадежа Великих Государей милостью". 29 мая 1690 г. Гедеон был отпущен под предлогом невозможности его посвящения за смертью митрополита и с обещанием посвятить его в епископы, если он добудет "вольную елекцию" от Белорусской православной паствы. Но Гедеон, раздраживший зарубежных униатов своим отречением от унии, остался в Киево-Печерской лавре. Было указано смотреть за Гедеоном, чтобы он был "в благочестии крепок и постоянен" и не сносился с людьми "с польской стороны". Лаврское начальство использовало талант европейски образованного и красноречивого неудавшегося епископа и возложило на него обязанности "казнодея", т. е. проповедника. "Через 25 лет, — писал впоследствии Петру І Одорский, — на Киевских церковных амбонах выну в устех моих хвалу господа моего, Вашего Царского Пресветлого Величества, пред Богом и человеки исповедах". Одорский "ревностно в Киево-Печерской обители трудился" и приобрел благоволение митрополита Варлаама Ясинского и гетмана Мазепы. Для устройства своих денежных дел, осложнившихся вследствие доправки долгов с должников своего умершего отца, а главным образом с целью выдвинуться перед Московскими светскими и духовными властями, Гедеон в 1693 году с депутатами Киевских монастырей приехал в Москву, отрекомендованный гетманом и митрополитом как человек "честный и в учении добрый".

В Москве, уже получившей тогда вкус к южно-русской церковной риторике, Гедеон "чел поучение" и остался на 4 года, "от многих понужденный на славу Великих Государей потрудитися". Ловкий Гедеон делал все, чтобы понравиться в Москве. Он поднес царю "икону Богородичну с царскими лицами" с приложением виршей, которые он "на славу Великого Государя восписал"; для любознательного Петра он "видимый мир в сфери небесной на досках медных велел вырезать" и "богоданную царю Азовскую победу в лицах изобразил". Он сочинил похвальное слово в честь патриаршего ангела — мученика Адриана, причем восхвалял и прозой, и стихами не столько мученика, сколько патриарха, по всем правилам тогдашнего витийства и виршеслагания. "Высотою сана ты Едем вознесенный, красотою жития ты рай нареченный, — взывал Гедеон к Адриану, ссылаясь на небесную и на земную протекцию, — покрый мя покровом ти Варлаамом (Ясинским) отдана, усердно молю гласом крове Адриана (т. е. мученика)". 14 апреля 1697 г. Гедеон был отпущен в Киев и выехал из Москвы на целых 15-ти подводах; но все его ухищрения не привели к цели; его униатское прошлое было "неизгладимым пятном", с точки зрения Московского православия, и он по-прежнему был оставлен под особым надзором. Но в Малороссии легче относились к грехам юности бывшего униатского "номината". Благоволение митрополита и гетмана скоро доставило бывшему униату один из важнейших постов в южно-русской православной иерархии. Между 15 мая и 29 июня 1701 г. Гедеон был назначен ректором Киевской Академии и игуменом Киево-Братского монастыря, но без кафедры богословия, которая, по-видимому, уже ранее была предоставлена племяннику митрополита Иннокентию Поповскому. Пользуясь милостью Мазепы, Гедеон выхлопотал универсалы, укреплявшие за Братским монастырем село Плясецкое и спорные с Межигорским монастырем угодья на Влуковом острове, а 21 мая 1703 г. он получил и царскую жалованную грамоту, подтверждавшую гетманские универсалы и предоставившую Братскому монастырю право на владение дворами в Киеве в нижнем городе. При содействии Мазепы Гедеон начал постройку нового академического корпуса. В 1705 г. Гедеон перешел на архимандрию в Крупицкий Николаевский монастырь близ Батурина, гетманской столицы, очевидно, по желанию Мазепы. Но близость к Мазепе не принесла добра Гедеону. Меншиков, мстя за измену Мазепы опустошением Батурина, разрушил в Крупицком монастыре колокольню, кельи и гостиный двор. При окончательной ликвидации заговора Мазепы в 1712 году Киевский губернатор кн. Д. М. Голицын прислал в Москву в числе других мазепинцев и Гедеона, обвиненного в сношениях с Орликом. Царь указал сослать Гедеона в Соловецкий монастырь. Но в Архангельске ученость опального архимандрита была использована в интересах местного духовного просвещения. Гедеон был сделан "ректором школ Архангелогородских". Здесь он составил «Катехизис, еже с греческого толкуется вселенское оглашение веры и закона христианского, основанное на божественном писании Ветхого и Нового Завета, оглашенное проповедью и преданием апостольским, утвержденное правилами святых отец и вселенскими соборами, изъявленное в примории Архангельской пристани в школах Архангелогородских, в общую пользу всем православным христианам, в искоренение и Богу противного расколу, наипаче зде в примории чрез плевелосеятельного врага умножившегося».

Аскоченский, «Киев», I, 291—292; Макарий, «История Киевской Духовной Академии», 109—110; Строев, «Библиологический Словарь» (Сборник 2-го отд. Имп. Академии Наук, т. 29), 50—51; Вишневский Д., «Киевская Академия в первой половине XVIII века», 187—188; «Труды Киев. Дух. Академии», 1900 г., №№ 10 и 12 (статья проф. Голубева, посвященная Гедеону); «Историко-Статист. Описание Черниговской епархии», III, 286—287; Костомаров, «Историч. Монографии», т. XVI (Мазепа и мазепинцы), 652—653.