РБС/ВТ/Геронтий (митрополит всея Руси)

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Геронтий (митрополит всея Руси)
Русский биографический словарь А. А. Половцова
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Герберский — Гогенлоэ. Источник: т. 5 (1916): Герберский — Гогенлоэ, с. 83—85 ( скан · индекс ) • Другие источники: МЭСБЕ : ЭСБЕРБС/ВТ/Геронтий (митрополит всея Руси) в дореформенной орфографии


Геронтий, митрополит всея Руси, митрополит всея Руси, из архимандритов Московского Симонова монастыря, "неизвестно когда до 1455 года" (по Голубинскому) был поставлен в епископы Коломенские. После смерти митрополита Филиппа избранный собором на митрополию, Геронтий 4 июня 1471 г. был возведен на митрополичий двор, а 29 июня поставлен в митрополиты. Время правления Геронтия было ознаменовано усиленным церковным и домовым строительством. После пожара, истребившего в апреле 1471 г. митрополичий дом, Геронтий отстроил свое жилище с большим по тому времени великолепием: были выстроены кирпичные ворота и "палата кирпична на четырех подклетях каменных", в которую Геронтий перешел на житье 13 ноября 1474 г. В 1484 г. Геронтий заложил у своего двора каменную церковь "Пречистыя Ризы Положение" и освятил ее 21 августа 1486 г. Геронтию пришлось достраивать Успенский собор, но 20 мая 1474 года благодаря неумелости московских мастеров обрушились своды, столпы, северная стена и часть западной. 12 мая 1476 г. Геронтий совершил закладку нового собора, сооружение которого было поручено итальянскому архитектору Аристотелю Фиораванти. 12 августа 1479 г. Успенский собор был освящен Геронтием с большою торжественностью. Геронтий не показал себя ни искусным политиком, ни хорошим администратором. Он не сумел поставить себя в подобающее его сану положение в отношении к великому князю и его придворным архиереям и архимандритам. Он не имел сил поставить свой авторитет выше посягательств на него светской власти и ее клевретов; но в то же время иногда сам задирал своих противников, а потом малодушно отступал, создавая для себя унизительное и возбуждавшее среди паствы соблазн положение. В 1478 г. Геронтий завел "брань" с духовником великого князя Ростовским архиепископом Вассианом, изъял из-под его власти Кириллов-Белоезерский монастырь и дал "грамоту свою, что князю Михаилу (удельному Белозерскому) ведать Кириллов монастырь во всем, а Ростовскому архиепископу в него не вступаться". Великий князь отстаивал права своего Духовника, но Геронтий не слушал его. Но, когда Иван Васильевич созвал собор, Геронтий, "убояся сборного суда", упросил великого князя помирить его с Вассианом, и кончилось тем, что "грамоту митрополичью изодраша". Но враги Геронтия, называемые в летописи "прелестниками", успели "воздвигнуть" на митрополита "гнев" великого князя. Они воспользовались тем, что при освящении Успенского собора "не по солнечному восходу (т. е. с запада на восток, а не с востока на запад, не "посолонь") ходил митрополит со кресты около церкви", и успели смутить и раздражить великого князя, составившего себе убеждение, что благодаря такому нарушению церковных постановлений "гнев Божий приходит". Эта "распря" продолжалась с перерывом, вызванным нашествием хана Ахмата, более двух лет. Великого князя поддерживали тот же Вассиан (и после смерти его преемник его архиепископ Иоасаф из князей Оболенских) и влиятельный при Дворе Чудовский архимандрит Геннадий. Геронтий уехал в Симонов монастырь, делая вид, что "хочет до конца оставити сан митрополской и в келье жити", оставил в соборе свой посох; но ризницу увез с собою. Видя сочувствие к митрополиту "священников, и книжников, и иноков, и мирян" Иван Васильевич счел нужным уступить, сам поехал в Симонов звать Геронтия на митрополию и обещал его "слушати и в хождении в воле митрополиту дать". Торжество Геронтия было далеко не полное: соглашение с великим князем состоялось на словах, "устава же не учиниша", т. е., как полагает Е. Е. Голубинский, великий князь "от своего мнения не отказался, а поэтому и воспрепятствовал положить для будущего времени формальный устав". Геронтий воспользовался первым удобным случаем для того, чтобы отмстить архимандриту Геннадию. В 1483 г. в крещенский сочельник, пришедшийся на воскресенье, Геннадий разрешил Чудовской братии "воду богоявленскую едши пити". Митрополит поднял шумное дело. Утверждая, что Геннадий этим "такую священную воду обесчестил", Геронтий добился того, что великий князь выдал ему Геннадия, которого митрополит тотчас же сковал и посадил "под палатою в ледник". Великий князь и бояре "выпечаловали" Геннадия у митрополита, но Иван Васильевич затаил неудовольствие и ждал удобного случая, чтобы отделаться от Геронтия. 1 ноября 1483 г. Геронтий, будучи болен, съехал опять в Симонов монастырь; в летописи сказано, что он "хотел оставить митрополию", но на этот раз он захватил с собою не только ризницу, но и посох, символ митрополичьей власти. Выздоровев, Геронтий пожелал возвратиться на свой престол, но Иван Васильевич "не восхоте его", и произошла соблазнительная борьба между митрополитом и великим князем. Геронтий "многажды убегал из монастыря, и имаша его", а затем снова водворяли в Симонов. Только 1 ноября 1484 г. великий князь согласился возвратить Геронтия , "тужившего много по митрополии", на его престол, главным образом, кажется, потому, что отказался от митрополии великокняжеский любимец бывший Троицкий игумен Паисий Ярославов. Геронтий возвратился, но в виде не особенно приятной для него компенсации великому князю в декабре должен был поставить ненавистного Геннадия в архиепископы Новгородские. Вражда между Геронтием и Геннадием вредно отзывалась на ходе церковных дел. Когда благодаря энергии и проницательности архиепископа Геннадия была разоблачена ересь жидовствующих, долгие годы таившаяся в Новгороде, Геронтий "не показал о деле ни малого попеченья"; Геннадию пришлось опираться более на "грозу государскую" (т. е. светскую силу), чем на содействие митрополита; собор в Москве осудил лишь трех новгородских попов, ругавшихся иконам, но Геронтий не осудил жидовствующих, "положи то дело ни за что". Геронтий, кажется, не всегда удачно выбирал епископов. По крайней мере, одна летопись по поводу поставления трех епископов в 1481 г. жалуется на то, что "погибе благоверный от земли... оскуде преподобный", как бы давая понять, что "в епископы были поставлены люди недостойные или они достигли епископства путями недостойными". Геронтий несколько раз выступал в качестве учителя своей паствы. В 1480 г. он с собором духовенства отправил послание к великому князю, стоявшему на Угре против хана Ахмата. Это послание, по выражению E. E. Голубинского "краткое и официально бледное", наполнено молитвенными пожеланиями "пособления и укрепления благородного ополчения", перечисляет святых, на которых должно уповать православному воинству, и обещает "вечных благ восприятие" тем, которые падут в бою. Известны две увещательные грамоты Геронтия к жителям Вятской земли, но, по замечанию Е. Е. Голубинского, они показывают, что Геронтий "ни сам не обладал способностью писать грамоты и не имел у себя хорошего дьяка", так как его грамоты "почти буквально сходны" с грамотами, посланными в ту же Вятку митрополитом Ионою. Геронтий умер 27 мая 1489 г., накануне Вознесеньева дня, и был погребен в Успенском соборе. В XVII веке в Успенском соборе находилась "икона" митрополита Геронтия, и в "подлинниках" указывалось, как писать его наравне с Киприаном, Фотием и другими. Е. Е. Голубинский предполагает, что "эта икона-портрет была написана вскоре после смерти митрополита", и что "первое некоторое время после смерти он был действительно почитаемым в соборе усопшим".

"П. С. Л.", IV, 151, 155; VI, 33, 34, 221, 222, 233, 239; Макарий, "Ист. Рус. Церкви", VI, 63—79; Голубинский, "Ист. Рус. Церкви", II, ч. І, 549, 566; Голубинский, "История Канонизации", 351; "Акты Истор.", І, № 90 (послание на Угру), № 97 и № 98 (послания на Вятку).