РБС/ВТ/Глотов, Степан

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Глотов, Степан
Русский биографический словарь А. А. Половцова
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Герберский — Гогенлоэ. Источник: т. 5 (1916): Герберский — Гогенлоэ, с. 333—334 ( скан · индекс )РБС/ВТ/Глотов, Степан в дореформенной орфографии
 Википроекты: Wikipedia-logo.png Википедия Wikidata-logo.svg Данные


Глотов, Степан, Яренский мещанин, мореход, водивший суда в первые путешествия русских к Алеутским островам, искусством и предприимчивостью своею приобрел от сибиряков доверенность и уважение. В 1758 (1757) г. вышел он в море на боте, принадлежавшем московскому купцу Ивану Никифорову, имея повеление не приставать к известным островам, но стараться отыскивать новые. Проведя зиму на Беринговом острове, отправился он на восток и пристал к неизвестному еще тогда острову Умнаку, где и провел три зимы. Богатый груз черно-бурых и других лисиц, им доставленный, оценен в 130450 рублей. Г. первый доставил известие об острове Умнаке и первый привез в Россию меха черных лисиц. По его поручению, бывший с ним для сбора ясака, казак Пономарев вместе с купцом Петром Шишкиным составили довольно обстоятельную карту Алеутских островов. 1 октября 1762 г. Г. на судне купца Лапина "Адриан и Наталия" с товарищами (38 русских и 8 камчадалов) выступил в путь; проведя зиму на острове Медном, 26 июля следующего года он возобновил плавание, пошел на восток и, миновав 24 августа Умнак, а затем 8 маленьких островов, увидел большой гористый остров, до которого не доходил ни один из прежних плавателей. Остров этот назван Кадьяком. Здесь Г. расположился зимовать. Не заметив доброго расположения в жителях, он решился провести зиму на корабле, содержа бессменный караул. Чрев несколько дней островитяне на заре подкрались к судну и стали пускать в него стрелы. Караул отвечал ружейными выстрелами; дикари, испуганные незнакомым им огнем, тотчас убежали. По уходе их нашли лестницы, серу и бересту; Г. после этого усилил караул. 4 октября дикари, в числе 200 человек, сделали вторичное нападение, но, предохраняя себя от пуль, несли перед собою деревянные щиты и из-за них метали стрелы. Сильная пальба скоро обратила их в бегство. 26 октября островитяне, около 300 человек, укрываясь за семью щитами, вновь подступили к судну; Г. склонял их чрез толмача к миролюбию, но, когда дикие пустили в него стрелы,. приказал открыть пальбу. Дикие под охраной щитов продолжали наступать; тогда Г. ссадил людей на берег, стремительно бросился на толпу и скоро прогнал ее. После этого Г. построил зимний шалаш. Хотя дикари больше не беспокоили русских, но они не отходили далеко и только ловили в близлежащем озере рыбу. В течение зимы 9 человек умерли от цинги. С 4 апреля островитяне сделались смирнее и начали променивать меха на пряности и бисер. 24 мая Г. снялся с якоря, поплыл к острову Умнаку и здесь стал на якорь 3 июля. Десять человек, отправленные на берег, пошли к прежнему своему жилищу и с ужасом увидели за печкою заколотого русского. Испугавшись, бросились они к байдаре, преследуемые множеством стрел, пущенных из-за камня, но благополучно достигли до судна. Несмотря на это, Г. решился остаться здесь на зиму для промысла, сошел на берег, отразил дикарей, противившихся высадке, и принудил их удалиться с острова. На этом же острове Г. встретился с другим мореходцем — Коровиным. В течение зимы туземцы не были на острове, летом же они стали появляться и обменивать меха лисиц и бобров на пронизки. В июле 1766 г. Г. предпринял обратное путешествие и в августе возвратился с большим грузом.

"Биографический Словарь" Казадаева (рукопись); П. Паллас, "О Российских открытиях на морях между Азиею и Америкою" ("Собрание сочинений, выбранных из месяцесловов на разные годы", ч. IV, стр. 333—362).

О. Жукова.