РБС/ВТ/Давыдов, Иван Иванович (тайный советник)

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Давыдов
Русский биографический словарь А. А. Половцова
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Дабелов — Дядьковский. Источник: т. 6 (1905): Дабелов — Дядьковский, с. 24—27 ( скан · индекс ) • Другие источники: МЭСБЕ : ЭСБЕРБС/ВТ/Давыдов, Иван Иванович (тайный советник) в дореформенной орфографии


Давыдов, Иван Иванович, тайный советник, ординарный академик, председатель Второго отделения Императорской Академии Наук, заслуженный профессор русской словесности в Московском университете, сенатор, родился 15-го июня 1794 года в имении отца своего, небогатого дворянина в Тверском уезде, под самою Тверью, умер 15 ноября 1863 года. Первоначальное образование Давыдов получил в Тверском дворянском училище, где дети бедных дворян получали предварительное образование для поступления в кадетские корпуса. Выдающиеся успехи Давыдова обратили на него внимание попечителя Московского университета М. Муравьева, и, в 1808 г., по экзамену, Давыдов был принят в студенты университета. Он поступил на философский факультет, в состав которого входили тогда и физико-математические, и историко-филологические науки и слушал лекции по словесному и математическому отделениям. В 1810 г., Давыдов написал, под руководством профессора Буле, диссертацию на латинском языке: „О различии греческого и римского образования“, за которую получил золотую медаль; в 1812 г., он был произведен в кандидаты по словесному отделению и затем находился в кругу Лобачевского и В. Панаева в казанском университете, до половины 1813 г., где преимущественно изучал древнюю филологию. В 1814 г., за рассуждение, написанное на латинском языке, „О критике в древней филологии“, Давыдов удостоен степени магистра, а в следующем году и степени доктора словесных наук за диссертацию: „О преобразовании в науках, произведенном Бэконом“, большая часть которой была напечатана в „Вестнике Европы“ Каченовского и послужила потом основою для изданного в 1820 г. „Опыта руководства к истории философии“. Чтобы ознакомиться с библиографиею, Давыдов поступил письмоводителем в университетскую библиотеку и занимался здесь разбором библиотеки графа А. К. Разумовского. Будучи магистром, в 1814 г., Давыдов поступил преподавателем сначала русской словесности, а потом и чистой математики в университетский благородный пансион, а с 1815 г. занял в нем и должность инспектора классов. Особенно плодотворно было влияние Давыдова в пансионе на литературных собраниях воспитанников, которые происходили под его руководством через каждые две недели. Вместе с тем, Давыдов был последовательно адъюнктом по кафедре философии в университете (1817), экстраординарным (1820), а потом и ординарным (1822) профессором латинской словесности и философии. Ko времени бытности Давыдова в пансионе относятся его ученые труды: „Commentatio de studiis humanitatis praecipue respectu litteratum Komanarum habita“, M. 1820; „Commentatio de natura et indole philosophiae graecorum et romanorum“ (с лат. перевод Чирикова) M. 1820. „Греческая грамматика“, 1820 г. (II изд. 1831 г.); „Начальные правила русской грамматики“, (1-е изд. 1821 г. и 2-е 1843 г.); „Начальные основания логики“, „Речи Цицерона“ 1821; „Латинская христоматия“ по руководству Гедике 1822 г., „Учебная книга русского языка“ 1823 г. „Чертеж наук“; „Учебная книга латинского языка“, 1826 г. Как почитатель математика Франкера, Давыдов, в 1824 г., перевел на русский язык его „Высшую алгебру“, а в следующем году и его „Интегральное и вариационное исчисление и исчисление разностей“. Кроме того, он редактировал речи и стихотворения, произносимые на актах в пансионе, а также и труды собрания воспитанников под названием: „Каллиопа“; в „Вестнике Европы“ 1824 г. поместил разбор Сольгерова сочинения и эрвин и напечатал в „Трудах Общества любителей русской словесности“, в котором Давыдов, после Каченовского, был сначала секретарем, а потом временным председателем и редактором „Трудов Общества“, — несколько статей: „О порядке слов“, „Воспоминание о Салареве“, переводы из Цицерона и др. В 1826 г., Давыдов, при занятии кафедры философии прочел вступительную лекцию: „О возможности философии, как науки по Шеллингу“, M. 1826., в которой выказал себя сторонником математической точности и чисто немецкой систематизации; работал вместе с проф. Снегиревым над собранием речей русских профессоров московского университета, изданных Обществом любителей российской словесности, с краткими биографиями. Перемещенный на физико-математический факультет, Давыдов, приступая к чтению лекций по кафедре высшей алгебры, напечатал в „Магазине естественных наук“ проф. Двигубского рассуждение: „Об исчислении вероятностей“ и читал курс чистой математики до 1831 г., когда занял освободившуюся, после кончины Мерзлякова, кафедру русской словесности, на которой и оставался до 1847 г., в звании заслуженного профессора (с 1845 г.). Во время службы в университете Давыдов, кроме профессорских обязанностей, постоянно нес обязанности или декана, или члена различных комитетов, непременного заседателя и был визитатором гимназий новгородской, (1825) воронежской и орловской (1829) и т. д. Этот же московский период деятельности Давыдова был наиболее плодотворным и в литературном отношении: в 1832 г. появилась его „Система словесности“, в 1834 — „Программа по классу красноречия и поэзии“, в 1833—1836 гг. Давыдов издавал, вместе с профессором Перевощиковым, „Ученые Записки“, в 36 книгах, где печатал свои лекции и поместил свой перевод с французского языка „Слова в память Гете“, произнесенного в Академии Наук графом С. С. Уваровым. В 1836 г., на университетском акте, Давыдов произнес речь: „О содействии московского университета успехам отечественной словесности“, в 1837—1838 гг., он издал свои лекции под заглавием „Чтения по словесности“, в четырех частях (II изд. 1837—1843 г.). В 1841 г. Давыдов напечатал в „Москвитянине“ статью: „О преподавании латинского языка“ и другую в pendant к Шевыреву: „Возможна ли y нас германская философия?“, в которой, как представитель крайней „официальной“ народности, доказывал, что „германская философия невозможна у нас по противоречию ее нашей народной жизни… Святая вера наша, мудрые законы, из исторической жизни нашей развившиеся в органическую систему, прекрасный язык, дивная история славы нашей, — вот из чего должна развиваться наша философия“. В том же 1841 г. Давыдов напечатал в „Московских Ведомостях“ две явно льстивые статьи, пред графом С. Уваровым: „О назначении русских университетов и участии их в общественном образовании“ и „Описание Поречья“ — села, в котором, в гостях у графа Уварова, Давыдов иногда проводил летнее вакационное время. В той же газете Давыдов напечатал в 1842 г. и жизнеописание проф. Каченовского. Несмотря на сложные служебные обязанности по университету и на литературные занятия, требовавшие усидчивости, Давыдов находил еще время нести обязанности и инспектора над частными пансионами и быть инспектором в Лазаревском и в Александровском сиротском институтах, а в последнем, кроме того, быть и преподавателем педагогики. К этому же времени относятся и труды его по вопросу о воспитании и образовании: в „Библиотеке для Чтения“ 1834 г. — „О согласовании воспитания с развитием душевных способностей“, „Письма о воспитании“, в „Московских Ведомостях“ 1837 г. и др. За свои многочисленные труды по службе, Давыдов получал чины и ордена, — в 1840 г. он был уже в чине действительного статского советника, в 1846 г. получил орден Станислава 1-ой степени, и, в то же время, неоднократно удостаивался Высочайших подарков — бриллиантовых перстней и изъявлений Монарших благоволений. В 1841 г., по учреждении при Академии Наук особого отделения русского языка и словесности, Давыдов удостоен был звания ординарного академика, потом был избран в почетные члены московского (1847), казанского (1849) и дерптского (1852) университетов. В 1847 г., Давыдов был вызван на службу в Петербург, получил место директора главного педагогического института и читал здесь, в продолжение первых четырех лет, лекции по русской словесности. По вступлении в управление институтом, он коренным образом изменил внутреннее устройство и направление его деятельности. В 1850 г., Давыдов назначен членом главного правления училищ и председателем комитета для рассмотрения руководств, в следующем году избран председательствующим по Второму, русского языка и словесности, отделению Академии наук, причем его председательство ознаменовалось изданием „Известий Академии“, а в 1854 году он был назначен и членом консультаций при министерстве юстиции. Из литературных трудов Давыдова, относящихся к этому времени, известны: „Введение к словарю церковно-славянского и русского языка“, несколько критических разборов книг, представленных к соисканию Демидовских премий, по поручению Отделения; исправленный „Курс словесности“, в четырех частях, профессора Зеленецкого „Опыт общесравнительной грамматики Русского языка“ (1852 г., третье изд. 1854 г.) и др. В „Ученых Записках“ 1855 г., Давыдов напечатал статью; „Памяти графа С. Уварова“ (она же вышла отдельным оттиском, при „Петербургских Ведомостях“ 1856 г. № 45 и немецкий ее перевод в St. Pet. Zeitung 1856 г. № 98 и 99), а в „Журнале министерства народного просвещения“ 1856 г. поместил статью: „Об изучении древних языков и преимуществах латинского“ (№ 8 и отдельно СПб., 1856).

Лет через пять разочаровался в институтской реформе и сам ее виновник, Давыдов. В 1858 г., он подал заявление главному правлению училищ о необходимости нового преобразования института в смысле возвращения к прежним основаниям педагогического образования, чем особенно дорожил прежний директор, Ф. Миддендорф. Однако, главное правление училищ на этот раз категорически решило упразднить главный педагогический институт и устроить взамен его педагогические курсы, а директор Давыдов был назначен присутствующим сенатором в Москву, по шестому департаменту.

Как человек, Давыдов оставил по себе до известной степени недобрую память: личные счеты у него часто стояли на первом плане. Цензор, Давыдов запретил было печатать почти общепринятую теперь в гимназиях, хрестоматию Галахова только за то, что в ней нигде не были указаны, в качестве пособия, „Чтения по словесности“ самого Давыдова. Математик, физик, философ, историк и словесник на кафедре в университете, профессор, владевший редким даром красноречия, Давыдов, вместе с М. Павловым, начал в московском университете эпоху „шеллинговской философии“, которая произвела переворот в университетском преподавании не только философии, но и логики, эстетики, истории, физики и даже агрономии. Спокойный, объективный мыслитель, Давыдов постоянно находился под влиянием идей то Бэкона, то Локка, то Кондильяка, то Шеллинга; наконец, его философские труды в этом отношении представляют любопытный пример борьбы Локковского эмпиризма с идеализмом Шеллинга. Погодин находил рассуждения Давыдова „О невежестве дворянства и о рабстве“ даже либеральными, а Панин удачно аттестовал его министру народного просвещения, сказав о нем: „У этого философа ума палата, а смотрит в лес“. Интриган и в жизни, и в науке, особенно в Обществе любителей российской словесности, профессор, впервые заговоривший у нас с кафедры об общесравнительном изучении языка, согласно господствовавшим тогда воззрениям на филологию Боппа, Беккера, В. Гумбольдта, Я. Гримма и др., Давыдов мало-помалу отказывался от идеалистических увлечений своей молодости и понемногу приближался к профессорам — антикам московского университета, наконец, в минуту критического вдохновения, объявил на своих лекциях Гоголя писателем высокобезнравственным и неприличным. Враждебно относясь к философскому направлению молодых ученых, Давыдов и на кафедре являлся выразителем крайностей официальной народности, соперничая в этом отношении с профессором Шевыревым. Каково было мнение о нравственном характере Давыдова в современном ему обществе видно из того, что однажды похвальный отзыв Давыдова о статье Хомякова глубоко огорчил последнего.

„Отчеты Академии Наук“, 1864 г. — Словарь профессоров Московского университета, ч. I. — M. Филиппов: „Судьбы русской философии“, V, в „Русск. Бог.“ 1894 г. № 8, стр. 108—146. — А. Введенский: „Судьбы философии в России“, в „Вопр. философии и психол.“ 1898 г., кн. 42. — „Краткое историческое обозрение действий главного педагогич. института“, СПб., 1859 — Барсуков: „Жизнь и труды Погодина“, т. VII и друг. — Галахов: „Сороковые годы“, „Историч. Вестн.“ 1892 г., 1 и 2. — К. Аксаков: „Воспоминание студентства“ 1832—1835 („День“ 1862 г. № 39—40). „С.-Петербургские Ведомости“ 1863 г. № 250. — Геннади, Справочн. словарь, 275—276 и Русский Архив 1865 г. № 1. — Добролюбов: „Собр. соч.“, изд. Поповой т. I, 184—192, там же Скабичевского „Биография Добролюбова“ и др. Часть переписки Давыдова напечатана в „Чт. М. О. И. Др. Р.“ 1869, IV и „Русск. Арх.“ 1889, III. — „Дневник“ Никитенко. — Гончарова „Университетские воспоминания“.

А. Черкас.