РБС/ВТ/Делагарди, Яков

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Делагарди, Яков
Русский биографический словарь А. А. Половцова
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Дабелов — Дядьковский. Источник: т. 6 (1905): Дабелов — Дядьковский, с. 177—180 ( скан · индекс )РБС/ВТ/Делагарди, Яков в дореформенной орфографии


Делагарди, Яков, сын Понтуса Делагарди и Софии Гюлленьельм, родился в Ревеле в 1583 году. Поступив рано на военную службу, Делагарди уже в 1601 году успел прославиться в Ливонской войне, возникшей между Швецией (Карл IX) и Польшей (Сигизмунд III); с редким мужеством и геройством восемнадцатилетний полковник в продолжение трех месяцев защищал слабую крепость Вольмар, осажденную Замойским. Только после штурма, на который должен был решиться Замойский, крепость сдалась. Гарнизону крепости предоставлено было право свободного выхода; военачальники же, в том числе и Делагарди, были отведены в польский плен: полякам выданы были и все военные запасы крепости. Замойский милостиво встретил пленных шведов и с последними в общем обращались довольно гуманно; зиму они провели в Риге, а затем были перевезены в Вильну, где были представлены королю Сигизмунду. Последний вверил пленников попечению одного из своих военачальников (Wiesolowsky). В Вильне положение пленников ухудшилось, исключение сделано было только по отношению к Делагарди. После четырех лет, проведенных в польском плену, Делагарди получил свободу, но не вернулся в Швецию, а поступил в Нидерланды на службу к Морицу Оранскому; под руководством последнего он прошел превосходную военную школу. Французский посол Жанэн предлагал Делагарди поступить на французскую службу, его просил об этом же и Генрих ІV, но Делагарди предпочел в 1608 году вернуться в Швецию. С ним прибыло и несколько иностранных офицеров и ремесленников; Карл IX с радостью приветствовал и возвращение Делагарди, и прибытие иностранцев, которые занялись введением в Швеции новой милиции и мануфактуры.

В Швеции партийная борьба приверженцев Карла и Сигизмунда еще не прекратилась, многие сторонники Карла с недоверием отнеслись к возвращению Делагарди, отец которого, Понтус, служил отцу Сигизмунда, Иоанну III. Саму поездку Делагарди в Нидерланды стали приписывать каким-то враждебным к Карлу намерениям польской партии. Всего враждебнее к Делагарди отнесся знаменитый историк Э. Тегель и это из чисто личных побуждений: в малолетстве Делагарди Тегель присвоил себе часть его имений; не желая теперь возвратить их, он поддерживал недоверие к Делагарди, но все его старания были безуспешны. Делагарди был признан невиновным во враждебных интригах против короля и получил от Карла поручение поехать в Финляндию и там принять на себя главное начальство над военными силами. В Финляндии Делагарди провел два года. К этому времени дипломатические сношения Швеции с царем Шуйским успели значительно пoдвинуться вперед, и Карл назначил Делагарди начальником вспомогательного отряда, который должен был двинуться на помощь осажденной поляками Москвы и очистить столицу от врагов. Шуйский обещал за это уступить Швеции Кегсгольм и обязывался уплачивать вспомогательному отряду Делагарди ежемесячно 32000 рублей. Отряд должен был, по русским источникам, равняться 8000 инфантерии и 4000 кавалерии, но Делагарди явился в Москву с отрядом всего около 4000 или 5000 человек.

Движение Делагарди к Москве ознаменовано было большими трудностями и лишениями, рядом побед и поражений; среди иностранных наемников часто поднимались ропот и недовольство; многие дезертировали. Первую неудачу Делагарди потерпел под стенами Копорья; осада крепости была оставлена за недостатком пушек. Новгород устроил Делагарди торжественную встречу. Боясь столкновения с населением, Михаил Скопин-Шуйский распорядился, чтобы шведский отряд оставался за воротами города. В Новгороде Делагарди получил воззвание от Зборовского покинуть Шуйского и стать на сторону Димитрия, на стороне которого было право и справедливость. Делагарди отвечал, что не для того явился в Россию, чтоб быть судьей в споре о правах Шуйского или Дмитрия, вопрос этот уже решен его королем. Ему следует иметь в виду лишь данное ему дело и с достоинством выполнить возложенное на него поручение. Когда посланец Зборовского стал вызывать в иностранных наемниках Делагарди измену, он был посажен на кол. У Твери стоял отряд в 5000 поляков, под начальством Зборовского. Стычка, возникшая между ним и Делагарди, не увенчалась успехом для последнего, зато в новой битве, происшедшей 24 июня, Делагарди вышел победителем. По совету Михаила Скопина-Шуйского решено было не тратить времени на мелкие стычки с поляками, а спешить к Москве; рассчитывали на подвоз провианта из Казани и Ярославля. В Колязине в отряде Делагарди начались беспорядки, вызванные тем, что обещанное жалованье в срок не выплачивалось; слышались угрозы, в особенности со стороны финнов, бывших в отряде Делагарди; иностранцы были недовольны запрещением грабить села и деревни, через которые приходилось проходить.

Ни угрозы, ни обещания Делагарди и Михаила Шуйского не достигали цели. Многие дезертировали и в особенности из финнов. Делагарди пришлось нагнать один отряд финских солдат и силою принудить вернуться; у Делагарди оставалось уже всего 1200 человек. Новые вспомогательные силы прибыли уже, когда Делагарди близился к Москве; отряд его достиг цифры 4000 человек. Первым делом Делагарди было освобождение Троицко-Сергиевской Лавры, осажденной Сапегой. Лавра сделалась главною военною квартирою Делагарди. При Дмитрове Сапега потерпел новое поражение и должен был отступить в Польшу. Путь в Москву был открыт. Делагарди находился в 8 милях от города, когда поляки сняли осаду. 12 марта 1610 года Делагарди и Скопин-Шуйский вступили в Москву. Василий Шуйский подтвердил данное им обещание об уступке Кегсгольма. В Москве в отряде Делагарди начались новые смуты; ссоры иностранцев, дезертирование, требование денег — все это в высшей степени затруднило дальнейшие действия Делагарди. Он решил покинуть Москву. Положение еще ухудшилось после внезапной смерти Михаила Скопина-Шуйского, в которой обвиняли царя Василия Шуйского. Василий Шуйский делал все, что мог для успокоения возбужденного состояния солдат: возобновил обещание о Кегсгольме, приказал плавить монету из золотой и серебряной утвари, гарантировал полное денежное вознаграждение. Делагарди получил новое подкрепление — отряды Шуйского и Эверта Горна. Решено было двинуться к Смоленску, как снова возникли беспорядки среди наемников. После поражения при Клушине, Делагарди решил отступить на север в шведские владения; по заключении капитуляции с польским военачальником он начал свое отступление. Многие наемники Делагарди уже перешли на сторону поляков; особенно тяжелым стало положение Делагарди после измены Линка с его немецкими наемниками. Делагарди едва избег смерти, которою грозили ему восставшие иностранцы (французы). Через Торжок Делагарди достиг с необходимыми силами шведской границы; отсюда он доносил Карлу о несчастном исходе предприятия, король старался вселить в шведах прежнее мужество, обещал помощь и подкрепление. Делагарди занялся в Выборге новыми наборами. Шведы успели занять Кексгольм и Ладогу. Делагарди начал тогда переговоры с Новгородом, стараясь склонить его к избранию в цари шведского королевича Карла Филиппа, Переговоры ни к чему не привели ввиду чрезмерных требований шведов (Ивангорода, Гдова, Копорья, Нотебурга, Ладоги и Кексгольма). Тогда-то Делагарди с 1000 человек двинулся к Новгороду. Новгород ожидал нападения с торговой стороны, шведы же направили все свои усилия на Софийскую часть. Делагарди поощрял своих воинов, указывая им на неблагонадежность русских: «в Великом Новгороде не осталось ничего великого», говорил Делагарди. В половине июня Делагарди занял Софийскую сторону, все бежало перед победителями; вскоре сдался и Кремль. Новгородцы согласились избрать Карла Филиппа в цари. Ho приезд последнего все отсрочивался: не Московская корона, а территориальное расширение по ту сторону Финского залива занимало всего больше шведское правительство. В это время престол Швеции перешел в руки Густава II Адольфа. С избранием Михайла Феодоровича в цари, положение Делагарди в Новгороде становилось крайне затруднительным; вскоре на театр войны явился и король, чтобы под руководством Делагарди научиться военному искусству. Из Ивангорода, Нотебурга и Ладоги, по распоряжению Делагарди, были удалены все подозрительные для него по своей верности русские войска. При Бронницах разбит был значительный отряд; с Делагарди действовал и Эверт Горн.

На долю Делагарди выпала честь заключения Столбовского мира (февраль 1617 года), обеспечивавшего за Швецией господство над Финским заливом. Густав Адольф назначил Делагарди генерал-губернатором Эстляндии и Ревеля, а после отъезда короля на Делагарди возложена была обязанность высшего надзора за всем, что касалось военного и внутреннего устройства этой шведской области. Скоро и Рига, и часть завоеванной Ливонии перешли в ведение Делагарди. С Акселем Оксенштерною Делагарди должен был заняться внутренними реформами и улучшениями. Во время прусского похода Густава Адольфа Делагарди оставался в Ливонии, причем ему было предписано в особенности щадить жителей соседней Курляндии, но к дворянам применять беспощадную строгость. Известие о деятельности Делагарди с 1622—28 гг. очень скудны. Делагарди успел за это время вполне обеспечить за Швецией владение Ливонией; после мира с Польшей (1629 г.) Делагарди был отозван в Стокгольм для участия в военной коллегии; ему поручено было позаботиться о средствах для новой немецкой войны короля. С 1635 года Делагарди принял участие в походе в Пруссию; здесь он содействовал новому примирению шведов с поляками.

Из реформ, предложенных Делагарди, следует отметить проект наделения солдат землею, проект нового обложения, арендования казенных земель и много других. В совете Делагарди всегда пользовался большим авторитетом наряду с Акселем Оксенштерною; Христина ценила его не меньше своего отца. Отметим еще большой интерес Делагарди к научным и литературным занятиям; близкими ему людьми были Локцений и Бьернклоу.

Делагарди был женат на Эббе Браге. В 1615 году возведен в графское достоинство. Умер в 1655 году. Род Остзейских графов Делагарди вымер в мужской линии в 1856 году, в Швеции же этот род существует и в настоящее время.

Сравни VI том Делагардиевского архива (издание Wieselgren, Stockholm 1831—43.); Adlersparre, IV часть; Historiska Samlingar. 8 том «Handlingar rölr. till skandin. Historie»n. — Gezelij — Biogr. — Lexicon. Общие труды Hallenberg’а и Kronholm’а. — Biographiskat Lexicon öfver namnkunnige svenska män. IV том. — Для русского похода — Widekindi — Thet Swenska Ryssland Tyo ǎbrs Krygs — Historie — 1671, а также — Г. Форстен — Политика Швеции в смутное время, Журн. Мин. Нар. Пр. 1889 и сл. Ср. справочную статейку Веvу Cordt, — Zur Geschichte des Adelgeschlechts und Familienarchiv des Grafen de la Gardie. Dorpat 1892. — Lossius, die Urkundender Grafen De Lagardie in der Universitäts Bibliotek zu Dorpat. 1882.