РБС/ВТ/Довмонт

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Довмонт
Русский биографический словарь А. А. Половцова
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Дабелов — Дядьковский. Источник: т. 6 (1905): Дабелов — Дядьковский, с. 486—488 ( скан · индекс ) • Другие источники: OSNРБС/ВТ/Довмонт в дореформенной орфографии


Довмонт (в крещении Тимофей) — св. князь Псковский, скончался 20 мая 1299 года. Довмонт происходил из рода князей Литовских и в 1263 г. был Нальщанским князем в Литве. В это время умерла жена великого князя Литовского, Миндовга, на родной сестре которой женат был Д. Миндовг послал жене Д. приглашение приехать отдать умершей последний долг, но когда она приехала, то сказал ей: "сестра твоя, умирая, велела мне жениться на тебе, чтобы другою женою не огорчить детей" и женился на ней, несмотря на ее сопротивление. Д. не имел силы отнять у Миндовга жену и затаил свое мщение, и, когда Миндовг отправил свое войско против Брянского князя Романа, Д. находился в нем в числе других литовских князей, заранее уговорившись с Тренятей, племянником Миндовга, князем Жмудским, покуситься на жизнь Миндовга. На походе к Брянску Д. оставил войско, ссылаясь на то, что волхвы предсказывают ему дурное, возвратился в Литву и, соединившись с Тренятей, внезапно напал на Миндовга и убил его вместе с двумя его сыновьями. По предварительному уговору с Д., Тренята стал великим князем Литовским, но вскоре убит был приверженцами Миндовга, мстившими за смерть Миндовга. Великим князем Литовским сделался единственный оставшийся в живых сын Миндовга, Воншелг, и начал казнить всех врагов своего рода. Тогда Д. с дружиной и родом своим бежал в 1266 году во Псков и принял там крещение с именем Тимофея. Псковичи в это время вели борьбу с меченосцами, которые, захватив прибалтийское побережье, стремились присоединить и Псков к своим владениям; нуждаясь в опытном и искусном вожде, они избрали Д. своим князем и не ошиблись в выборе. Уже через несколько дней после своего избрания Д., взявши с собою "три девяноста" дружины, повоевал Литву, захватил в полон родную тетку свою, жену князя Гердена, и, отослав ее с двумя девяностами во Псков, с оставшимся у него одним девяносто разбил, при переправе через Двину, посланную за ним погоню, состоявшую из 700 человек. В следующем 1267 г. Д. с новгородцами и псковичами также ходил на Литву. Но особую славу, как защитник Пскова и русской земли, Д. приобрел борьбою с немцами и датчанами, утвердившимися в то время на южном берегу Финского залива. В 1268 г. новгородцы собрали большое под предводительством князя своего, Димитрия Александровича, сына Невского, получили помощь от великого князя Ярослава и, вместе с Д., начали готовиться к походу против датчан. Узнав об этом походе, немцы отправили послов в Новгород, обещая не помогать датчанам, и затем присягнули в этом перед новгородскими послами, приехавшими в Ригу. Но когда русское ополчение приблизилось к Раковору (Везенбергу), то оно неожиданно увидело перед собою многочисленные немецкие полки, стоявшие "как лес дремучий", потому что немцы обманули новгородцев своей присягой, надеясь ложной клятвой ослабить их приготовления к походу. Русские однако не испугались и вступили в бой. Летопись говорит, что побоище было страшное, какого не видали ни отцы, ни деды; в особенности жестока была битва в центре, где стояли новгородцы с псковичами в лицо "железному полку против великой свиньи". Русские сломили немцев и гнали их семь верст до самого Раковора; немцев пало такое множество, что русская конница не могла пробраться по их трупам. Простояв три дня "на костях", новгородцы двинулись обратно, но Д. с псковичами решил воспользоваться победой и опустошил Ливонию до самого моря, набрав великий полон. Собрав остаток сил, немцы с 800 человек пришли было на границу разграбить пановские села, но Д. с 60 дружинниками настиг их и разбил. В следующем 1269 г. магистр ливонский явился ко Пскову с "тяжкой силой" и 10 дней осаждал его, но Д. сам ранил магистра в битве и принудил его оставить осаду. Когда немцы уже отступали, к Д. на помощь явились новгородцы. Д. погнался за неприятелем, который и вынужден был заключить мир на всей новгородской воле. Тогда же и датчане запросили мира: "кланяемся на всей вашей воле, говорили они, Наровы всей отступаемся, только крови не проливайте". На этом условии и заключен был с ними договор. Поход Раковарский сблизил Д. с князем Димитрием Александровичем, который и выдал за него дочь свою Марию; это возбудило против Д. враждовавшего с Димитрием великого князя Ярослава, который и пробовал, хотя неудачно, посадить вместо Д. князем во Пскове какого-то Айгуста, вероятно тоже литовца. Когда, после смерти Ярослава, великим князем сделался Димитрий, Д. помогал тестю в борьбе его с младшим его братом, кн. Андреем Александровичем, и новгородцами. В 1282 г. Д. внезапно захватил Ладогу, вывез оттуда казну Димитрия в Копорье, но, осажденный там новгородцами, должен был возвратиться во Псков. Следующее затем время Д., любимый псковичами, мирно княжил во Пскове, воинскими подвигами своими дав ему продолжительный мир; этим временем Д. воспользовался для того, чтобы обезопасить Псков от нечаянных нападений, и оградил его новой каменной стеною, которая до XVI века носила название Довмонтовой. Лишь в 1299 г. ливонские рыцари, внезапно вторгнувшись во псковское княжество, опустошили его и даже осадили сам Псков, но и на этот раз были разбиты и прогнаны. Ни одного князя псковичи ни любили так сильно, как Д. Ограждая Псков извне, Д. в мирное время показывал справедливость и милость в суде, проявлял любовь и попечительность к бедным, а также истинное благочестие. Д. умер 20 мая 1299 г. и был погребен в Псковском Троицком соборе, где доныне хранятся его меч и одежда. Церковь причислила его к лику святых.

Арцыбашев: Повествование о России, т. II. — Соловьев: "История России", т. III. — Костомаров: "Северорусские народоправства". — Игнатий арх.: "Краткие жизнеописания русских святых", ч. I.

Ш.