РБС/ВТ/Долгоруков, Иван Михайлович (писатель)

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Долгоруков, Иван Михайлович (писатель)
Русский биографический словарь А. А. Половцова
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Дабелов — Дядьковский. Источник: т. 6 (1905): Дабелов — Дядьковский, с. 537—541 ( скан · индекс ) • Другие источники: МЭСБЕ : ЭСБЕРБС/ВТ/Долгоруков, Иван Михайлович (писатель) в дореформенной орфографии


Долгоруков, князь Иван Михайлович (писатель), владимирский губернатор, писатель; сын князя Михаила Ивановича от брака его с баронессой Анной Николаевной Строгановой, родился в Москве 7-го апреля 1764 года; до восьмилетнего возраста рос под надзором француженки, а затем к нему был взят гувернер, тоже француз, Руле; общее же наблюдение за ходом занятий принадлежало отцу князя И. М.; последний в детстве не отличался быстротою соображения, и учение давалось ему очень туго; к тому же золотушное сложение заставляло его часто хворать. Когда мальчику минуло 11 лет, дядя его, барон Ал. Ник. Строганов, командовавший кирасирским полком и стоявший с ним в Польше, выхлопотал у короля Станислава своему племяннику патент на чин полковника польских войск. Но эта радость, замечает кв. Долгоруков, "по времени обратилась в дым: патент, преогромный, только умножил собою число детских моих игрушек". В это же время к молодому князю был взят новый гувернер Совере, о котором ученик его сохранил самые лучшие воспоминания. Совере со своим питомцем занимался преимущественно латинским языком и достиг того, что князь свободно читал Непота, Виргилия и Горация. Отец стремился определить сына на дипломатическое поприще и с этою целью хотел отправить его за границу в один из университетов, но советы его друга И. И. Шувалова поколебали его в этом намерении, и молодой князь в 1777 году, по выдержании экзамена, был записан в Московский университет и ходил слушать лекции профессоров Барсова, Аничкова, Рейхеля, Чеботарева, Роста и от. Алексеева, под непрестанным наблюдением Совере. В 1779 году кн. Долгоруков получил сер. медаль за похвальное слово на латинском языке, а осенью был принят авскультантом (протоколистом) в Вольное Российское собрание при Московском университете. Поводом к этому послужил перевод князем с французского языка сочинения Mercier "Les songes philosophiques", который и был издан в Москве в 1780—1781 г. с заглавием: "Философических снов 2 части, содержащие в себе 8 сновидений", с посвящением И. И. Шувалову. 3-го июля 1780 года князь Долгоруков окончил курс университета, но, решив пойти в военную службу, получил из Военной Коллегии патент на чин прапорщика и записался в первый Московский пехотный полк; вскоре он был зачислен в штат кн. В. М. Долгорукова-Крымского и произведен в поручики. Со смертью же своего начальника, князь И. M. был переведен в Петербург, с чином прапорщика, в л.-гв. Семеновский полк (1782), через 3 года пожалован в поручики и назначен полковым адъютантом. Спустя два года 31 янв. 1787 г. кн. Долгоруков женился на воспитаннице в. к. Натальи Алексеевны — Евг. Сер. Смирновой, с которой познакомился в Павловске, при дворе, и с которой участвовал на любительских спектаклях, устраивавшихся в. кн. Марией Феодоровной. 1 января 1788 г. он был произведен в капитан-поручики. К этому времени относятся его первые напечатанные стихи "На смерть Горича" (при Моск. Вед. 1788 г.); тогда же он выступил со своей переделкой комедии Poinssinet "La soirée à la mode"; комедия была дана 3 раза на сцене, но напечатана не была. В 1789—1790 г. кн. Д. принимал участие в Шведской войне; веденные им в это время "записки шведского похода", оставшиеся ненапечатанными, он привел в порядок лишь в 1809 году. 1 января 1790 года он был произведен в капитаны; но ровно через год (1-го же января 1791 года) вышел в отставку с чином бригадира "для определения к статским делам" и 19-го сентября того же 1791 года был назначен вице-губернатором в Пензу. Деятельность князя на новом поприще отличалась большой энергией, но была непродолжительна; романтическое приключение его с женою предводителя дворянства Улыбышева заставило его покинуть Пензу 17-го дек. 1797 г. и перебраться в Москву. В Пензе князь Долгоруков деятельно занимался литературою; так, здесь им написано (1793) послание "Приказ швейцару", обратившее на автора большое внимание; "Камин", стихотворение, заучивавшееся тогда наизусть и приобревшее князю, которого стали с того времени называть "Певцом Камина", громкую известность; изданный в 1795 г. в Рузаевке Пензенск. губернии в типографии известного Н. Е. Струйского, "Камин" был переведен на французский язык профессором французской словесности Московского университета Карлом Авиатом де Ватэ (Ch. Aviat de Vatay) и напечатан вторично в 1799 г. в Москве. Вскоре же, по ходатайству жены, князь получил назначение в главную Соляную контору в Москве с пожалованием в действительные статские советники. В продолжение последующих 5 лет князь жил в Москве, занимаясь литературою, устраивая спектакли и посещая театр и высшие светские кружки, где, между прочим, встретился с княжной Варварой Петровной Волконскою, которую и воспевал в своих стихотворениях под именем "Глафиры". В это время он написал комедию (1798) "Отчаяние без печали"; трехактную оперу "Любовное волшебство" (изд. в Москве в 1799 году) и много мелких стихотворений. Кн. Д. издал в 1802 г. в Москве под заглавием "Бытие моего сердца" стихотворения, с посвящением "женскому полу", которому он "был обязан столь многими счастливыми воспоминаниями". 8 февраля того же 1802 года князь Долгоруков получил назначение гражданским губернатором во Владимир. Приехав на место нового служения, он прежде всего совершил поездку по вверенной ему губернии, причем впечатления свои излагал на бумаге. Так, он написал "Историческое повествование о Спасо-Ефимиевском монастыре" в Суздальском уезде; в Переяславле-Залесском он нашел ботик Петра Великого и спас его от разрушения. В начале 1804 года князь был произведен в тайные советники, а несколько раньше получил от императора Александра I благодарственный рескрипт. В том же году князь лишился своей нежно любимой супруги, скончавшейся от чахотки во Владимире, 12-го мая; смерть эта очень опечалила князя, и он долго не мог забыть своей потери. Лучшим свидетельством любви князя к усопшей служит сборник его стихотворений, посвященных ее памяти, "Сумерки моей жизни" (М. 1808). Все пьесы носят на себе отпечаток глубокой скорби. Свою грусть он старался заглушить кипучей деятельностью. 7-го августа того же 1804 года им была открыта во Владимире губернская гимназия с дворянским пансионом и библиотекой, составившейся, главным образом, из его личных пожертвований, причем для помещения гимназии он уступил свой губернаторский дом. В это время Долгоруков занимался литературой и постоянно ездил по губернии и ревизовал подведомственные ему учреждения. Пo его же ходатайству были открыты в губернии приходские училища. В это же время Московский университет избрал князя своим почетным членом (1805 г.). После трехлетнего вдовства, князь Долгоруков женился вторично (13 янв. 1807 г. во Владимире), на вдове Аграфене Алексеевне Пожарской, урожденной Безобразовой. В этом году он написал свою "Речь, произнесенную в полном собрании купечества Владимирской губернии при объявлении оному Высочайшего манифеста о Земском войске" с приложением "Оды князю Пожарскому" (М. 1807 г.). Труды князя на пользу вверенного ему края не могли остаться незамеченными: и 25 августа 1808 года он, в бытность в Петербурге, получил свой первый и последний орден — Анненскую звезду; затем он совершил поездку в Одессу и описал ее в сочинении "Славны бубны за горами, или путешествие мое кое-куда" (отрывки напечатаны в "Вестнике Европы" 1811 г., ч. 56, № 6; стр. 123—133, в собрании сочинений, а затем в "Русском Архиве" 1867 г. и в "Чт. Моск. Общ. Ист. и Древн. Российских" за 1867 г. с предисл. М. О. Бодянского). Вернувшись во Владимир, князь Долгоруков был озабочен устройством суконной фабрики и постройкой новых зданий в пользу города; так, по его ходатайству устроены: дома для незаконнорожденных и недужных, аптека от приказа общественного призрения, театр при губернской гимназии, засыпан овраг в городе, улучшены дороги и улицы и т. под. С наступлением 1812 года для князя начинается ряд несогласий с вице-губернатором Дюнантом по поводу последнего рекрутского набора. Князь ездил в Петербург для личного объяснения с государем, но его недоброжелатели добились своей цели: 23 марта 1812 года вышел указ, которым князь Долгоруков получил отставку. В это же пребывание свое в Петербурге князь Долгоруков, за которым уже упрочилась известность литератора, был избран в почетные члены Беседы любителей русского слова, Вольного Общества любителей словесности, наук и художеств и Общества Соревнователей просвещения и благотворения, а проездом из Петербурга в Москве — почетным же членом недавно перед тем основанного Общества любителей российской словесности при Московском университете. Пребывание князя в Москве было непродолжительно, ибо приближение неприятеля заставляло жителей бежать из столицы; князь с семьею удалился в Шую, где пробыл до начала 1813 года и только в конце этого года устроился на постоянное жительство в Москве, где родовой дом его не погиб во время пожара. Летом 1814 года князь сделал несколько поездок по Московской и Тульской губерниям. В этом же году он написал и напечатал "Рассуждение о судьбе, взятой в смысле французского слова fatalité, по латыни fatum", M. 1814; был занят переводом с французского языка романа Коцебу "Филибер, или отношения общественные" (изд. в 4 ч. М. 1815, рец. в "Соврем. Наблюд. Росс. Словесн." 1815 г., ч. I, № 2, стр. 56—61) и описал свое "Путешествие в Нижний", совершенное им еще в 1813 г. (изд. в Чт. Москов. Общ. Ист. и Древн. Росс. 1870 и отдельно. М. 1870 г.). С новым 1816 г. князь Долгоруков положил начало своим домашним спектаклям, которые давались в продолжение многих лет в его доме, приспособленном к театральным требованиям. Труппа была составлена из молодых людей лучших фамилий. На этом театре, между прочим, выступал с большим успехом в 1821 г. юноша С. Т. Аксаков; об этих спектаклях и и их устроителе он с любовью вспоминает в своих записках, где между прочим говорит, что "кн. И. М. Долгоруков был не только сам в душе страстный и отличный, по тогдашнему, актер, но не менее того любил щеголять постановкою благородных спектаклей в своем доме". Пьесы ставились, конечно, небольшие, на русском и французском языке, часто сочинения самого князя. Эти спектакли посещали известные люди лучшего общества, и число зрителей часто доходило до ста человек. Другим развлечением для князя Долгорукова после выхода его в отставку были литературные вечеринки, которые он устраивал у себя по субботам. Эти вечера посещали, между прочим, М. Н. Загоскин и С. Т. Аксаков, который так рассказывает о них в своих воспоминаниях: "В продолжение великого поста 1821 года князь Долгоруков, которого живая природа требовала деятельности современной; общественной, составил у себя в доме приятельское литературное общество, над которым", впрочем, "и тогда подсмеивались иные члены и посетители. Некоторые из нас, конечно, из одного желания утешить любезного хозяина, согласились принять участие в его стариковской забаве. Заседаний было 5, и в каждое я, как и другие, представлял по одному и по два стихотворения". Сам хозяин также принимал деятельное участие в беседах, читая свои произведения. Вечеринки зачастую бывали очень многолюдны, и на следующий год общество разрослось, но потом почему-то заглохло. Сам князь Долгоруков, свободный от всяких служебных обязанностей, посвящал очень много времени занятиям литературой. Каждое утро он отдавал на это, то сочиняя стихи или театральные пьесы, то занимаясь составлением своих воспоминаний. Лето проходило обыкновенно в загородных поездках и прогулках в Кусково, Кунцево, Петровское, в пикниках, душою которых был веселый и вечно юный, увлекающийся князь И. М. Дамское общество было необходимо для него; он всегда был влюблен в какую-нибудь светскую красавицу, посвящал ей свои стихи и, несмотря на свою весьма некрасивую наружность (его прозвище было "Губан"), пользовался у них большим успехом. В этот период времени он издал свои произведения: "Невинность", стихи, написанные им против обвинений вице-губернатора Дюнанта (М. 1817 г., два издания); "Бытие моего сердца", издание 3-е (М. 1817—18, 8°, в 4 частях с портретом); "Дурылом, или выбор в старшины", комедия в 3 д. (М. 1818), в которой он осмеял своего знакомого Дурова, большого чудака; "Стихи на кончину Е. В. королевы Виртембергской" (Екатерины Павловны). М. 1819. Тогда же описал он свое "Путешествие в Киев в 1812 году" (изд. в Чтениях Моск. Общ. Ист. и Др. Росс. 1870 г., отд. изд. 1870) и составил любопытный альбом своих знакомых, под заглавием "Капище моего сердца, или словарь всех тех лиц, с коими я был в разных отношениях в течение моей жизни" (издано с пред. М. О. Бодянского в Чт. Общ. Ист. и Древн. Росс. 1872—3 г., отд. изд. в Москве в 1874 г. и в полном виде — П. И. Бартеневым при Русск. Архиве 1890).

Князь И. М. Долгоруков скончался в Москве после непродолжительной болезни 4 декабря 1823 года. "Все знакомые, и званые и незваные", говорит его биограф М. А. Дмитриев, "собрались отдать последний долг доброму человеку; не дали поставить его гроб на погребальную колесницу и несли на своих руках до самой могилы", — в Донском монастыре, рядом с его первой женой и детьми.

Стихотворческая деятельность князя Долгорукова отличается своею оригинальностью, которая была отмечена еще современниками поэта и которая объясняется тем, что он писал свои произведения, отдаваясь единственно своему душевному настроению, которое всегда было искренно. Вот почему стихотворения, писанные в молодости, в пору, когда жизнь улыбалась князю Долгорукову, отличаются веселостью, беззаботностью и шутливостью; стихотворения же, писанные в зрелом возрасте, носят на себе печать грусти, разочарования и горькой иронической насмешки. В этом смысле сам Долгоруков метко охарактеризовал свои стихотворения, назвав их "бытием своего сердца". "Стихотворство (говорит он) я почитаю целителем моего уныния, товарищем в скуке, способом наиприятнейшим коротать нечувствительно время, когда досады и злоключения из минут делают нам годы". "Я писал не для образования системы нового вкуса, а собственно для удовольствия своего и тех, кому перо мое нравится; я никого не назидаю, никому не даю уроков, не ищу прозелитов. Читать и писать всегда были мои стихии и ими я живу морально так, как и все люди живут воздухом, по естеству". — Внешняя форма, в которой изливал Долгоруков свои мысли и чувства, весьма разнообразна и не подходит под условные рамки пиитики, рабами которой было большинство писателей той эпохи. "Его стихотворения ", говорит M. A. Дмитриев, "чисто лирические содержат в себе иногда чувство элегическое, иногда философическое, иногда горький упрек судьбе и людям, иногда легкую шутку. Послания содержат все роды дидактики: описание, поучение, размышление, сатиру"; но эти сатиры не бранчливые, не оскорбительные: он изображает современные пороки в грустных, иронических шутках и насмешках, обыкновенно над самим собою.

Иные же стихотворения, чисто дидактические, обнаруживают порывы лиризма. Одним словом, он дал себе простор, которым не смели пользоваться современные ему стихотворцы. Это выводило его из ряда других, которые смотрели на него более, как на дилетанта, не принадлежащего к их корпорации; но это же самое и доставляло ему читателей, которым должна была несколько надоедать чинность и великосветскость тогдашней поэзии. Язык его стихотворений — чрезвычайно простой, безыскусственный, лишенный обветшалых славянизмов, но очень бойкий и пересыпанный живыми, чисто русскими народными оборотами речи. Наиболее ценились современниками следующие стихотворения кн. Долгорукова: "Приказ швейцару", "Камин", "Везет", "Живет", "Плач над Москвою", "Черты свободного писателя", "Нечто для весельчаков" (1815), одна из лучших наших сатир, направленная против условных светских приличий, столь стеснительных для человека, и некоторые другие. Театральные пьесы князя Долгорукова не отличаются никакими достоинствами и стоят в ряду скромной посредственности. Оставшиеся после него "Записки", начатые им в 1788 г. в Москве и веденные вплоть до 1823 г., были печатаемы по частям в "Москвитянине" в 1844—45 гг., в издании сочинений 1849 г. и в "Русском Архиве" 1865 г. Произведения свои кн. Долгоруков печатал в "Приятном и полезном препровождении времени", "Аонидах", "Ипокрене", "Аглае", "Сыне Отечества", "Амфионе", "Новостях русской литературы", "Дамском журнале", "Северном Наблюдателе", "Вестнике Европы" и "Соревнователе Просвещения". Собрание сочинений издано Смирдиным в 2-х томах в 1849 г., некоторые же сочинения до сих пор не изданы и хранятся в рукописях в библиотеке Московского университета.

С.-Петербургские Ведомости 1791 г. № 1, стр. 1; Современный Наблюдатель Российской словесности 1815, ч. I, № 2, стр. 56; Московский Наблюдатель 1803 г., ч. III, стр. 117—127; Вестн. Европы 1816, ч. 85, № 3, стр. 186—188; Вестн. Европы 1817, ч. 93, № 10, стр. 101—103; Греч: Опыт ист. русск. литер. СПб. 1822, стр. 211—212; Русск. Инвал. 1823 г. № 302, стр. 1208; Дамск. журн. 1824 г. ч. 5, стр. 35 и 83; Историч. Статистич. и Географич. журнал 1827 г.,ч. 2, № 4, стр. 46—51; Атеней 1828 г., ч. I, № 2, стр. 93—94; Дамск. журн. 1829 г. ч. 25, № 13, ч. 26, № 17 и 18 и ч. 27, № 35 (письма кн. И. M. Долгорукова к M. H. Макарову); кн. П. Долгоруков: Сказания о роде кн. Долгоруковых. СПб. 1840, стр. 159—163; Словарь Плюшара, т. 17, стр. 91—92 (стат. B. Т. Плаксина); Москвитянин 1842 г., ч. І, № 1, стр. 180, 1845 г. № 2, стр. 21—43; Словарь светских писателей митр. Евгения СПб. 1845, ч. І, стр. 187; С. П. Шевырев, История Московск. университ. М. 1855, стр. 208 и 240; М. А. Дмитриев: Кн. И. М. Долгоруков и его сочинения, изд. 2-е М. 1863 (1-е изд. —1851.); Русское Слово 1863 г. № 11—12 (рецензия на сочинение М. А. Дмитриева); Современная летопись 1863 г. № 41 (ст. М. Н. Лонгинова); Труды Владим. Губернск. Статистич. Комитета, 1867 г., вып. 6 (статья М. Ранеа); Русский Архив 1865 г., стр. 958—971; 1866 г. стр. 738, 739; 1867 г., стр. 3, 26, 54, 58, 59, 673, 1103, 1176, 1266; 1868, стр. 642; 1875, т. І, стр. 310; Кашпирев: "Памятники новой русской истории", т. III, СПб., 1873, отд. І, стр. 1—2; А. Н. Неустроев. "Историч. разыскание о русск. поврем. изданиях и сборниках". 1874 г., Г. Н. Геннади: Словарь писателей, Берлин 1876 г., кн. П. А. Вяземский. Сочинения, т. 8, СПб. 1883, стр. 476—480 и т. 9, СПб. 1884, стр. 62; С. П. Шевырев: "Лекцию русск. литературе" в сборн. 2-го отд. Акад. Наук. СПб. 1884, т. XXXIII, стр. 228—229. Благово. Рассказы бабушки. СПб. 1885, стр. 266—267; C. Т. Аксаков: Собр. сочинений. СПб. 1886 г., т. 4, стр. 38—42 (Воспоминания); Ровинский Словарь гравирован. портретов. СПб. 1889, стр. 610; Л. Н. Майков: "Очерки из истории литературы XVII и XVIII вв." СПб. 1889, стр. 422 и 423; Русский Арх. 1891, т. І, стр. 27, 398; Н. В. Губерти. Материалы для русской библиографии, вып. III, М. 1819, стр. 869—872; Е. С. Шумигорский. Императрица Мария Феодоровна. СПб. 1892, стр. 335—336; Барсуков. Жизнь Погодина, т. VII, СПб. 1893, стр. 211—213; В. Иконников: Опыт историографии. Киев 1892, т. І, кн. 2, стр. 918; Русск. Ведом. 1895, № 176; "Увлечение поэта" — Русск. Стар. 1897, № 1, стр. 71—79.