РБС/ВТ/Дювернуа, Александр Львович

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Дювернуа
Русский биографический словарь А. А. Половцова
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Дабелов — Дядьковский. Источник: т. 6 (1905): Дабелов — Дядьковский, с. 738—740 ( скан · индекс ) • Другие источники: МЭСБЕ : ЭСБЕРБС/ВТ/Дювернуа, Александр Львович в дореформенной орфографии


Дювернуа, Александр Львович, славист, профессор московского университета, родился в Москве в 1840 году, умер в 1886 году там же. Д. получил домашнее воспитание под руководством матери, затем учился в I-й и ІV-й московских гимназиях и по окончании курса в последней поступил в московский университет, сперва на юридический, а потом на историко-филологический факультет. Обнаружив вскоре склонность к лингвистическим занятиям и основательно изучив языки славянские вообще и литовский в особенности, а также, под руководством профессора П. Я. Петрова, языки санскритский и арабский, Дювернуа, будучи еще студентом, занимался в синодальной библиотеке чтением рукописей и изучением палеи и был уже тогда настолько подготовлен к научной деятельности, что выступил в "Летописях русской литературы и древностей", издаваемых профессором Н. С. Тихонравовым (1859 г., т. II, отд. 3, стр. 44—60) сначала с кратною библиографическою заметкой о только что начавшем тогда выходить в свет журнале Лацаруса и Штейнталя "Zeitschrift für Völkerpsychologie und Sprachwissenschaft", а потом с разбором мнения Костомарова о литовском происхождении Руси под заглавием: "Разбор некоторых филологических объяснений г. Костомарова в статье: "Начало Руси" (там же, 1860 г., т. III, отд. 3, стр. 81—85). По окончании в 1866 году курса в университете, Дювернуа был оставлен на три года при университете для приготовления к профессорскому званию по кафедре сравнительной грамматики индоевропейских языков и затем командирован был за границу, причем слушал лекции в Вене, Праге, Йене, Гейдельберге, Берлине, под руководством Рота в Тюбингене изучал санскрит и вообще с особенной любовью занимался сравнительным языкознанием и славянскою филологиею, результатом чего были его три статьи: "О происхождении варяг Руси" ("Чтения Общества Истории и Древностей" 1862 г., № 2), "О годе изобретения славянских письмен" (там же, 1862 г., № 4) и "Тюбингенские акты славянской книгопечатни в Вюртемберге" ("Московские университетские известия" 1868 г., № 3). Первая из этих статей, особенно ценная по удачной группировке данных в пользу норманского происхождения варяг Руси, представляет собою конкурсную на предложенную факультетом тему студенческую работу, удостоенную московским университетом золотой медали и заключает в себе обилие лингвистического материала для решения вопроса о происхождении Руси и для объяснения русских названий днепровских порогов у Константина Багрянородного, а последняя — содержит в себе неизданные документы о Примусе Трубере и его славянских печатных изданиях. По возвращении из-за границы, Дювернуа приступил к печатанию своего большого труда "Об историческом наслоении в славянском словообразовании", который вышел в свет в 1867 году и доставил автору от московского университета степень магистра славянской филологии. Положение выставленное де Соссюром, что "фонетический состав корня обусловливается взаимоотношением корня с элементами образовательными", с выходом диссертации Дювернуа благодаря обширнейшей научной аргументации и обилию данных из всех почти индоевропейских языков, не исключая языка Вед, и изо всех славянских наречий и говоров, стал научным положением. Избранный советом московского университета в доценты по кафедре сравнительного языкознания, Дювернуа в ноябре 1867 года прочел вступительную лекцию: "О методе и успехах сравнительного языкознания" ("Moсковские университетские известия" 1867 г., кн. II), в которой представил очерк развития этой науки и отметил значение в изучении санскрита трудов миссионеров Шлегеля, Бонна, Лассена, Вильгельма Гумбольдта и др., но вскоре за тем, с января 1869 года, по выходе из университета О. М. Бодянского, занял кафедру славянской филологии и посвятив себя изучению истории славян, напечатал два труда: публичную лекцию, читанную в славянском комитете: "О Юлий Подебраде, избраннике чешского народа" ("Московские университетские известия" 1868 г., № 3) и большую статью: "Станислав Зноемский и Ян Гус. Две главы из истории пражского университета" (там же, 1870 г. № 9). Эта последняя работа Дювернуа вышла в 1871 году отдельным изданием и представлена была автором в московский университет в качестве докторской диссертации, но не была допущена к публичной защите. Неудача заставила Дювернуа вновь обратиться к лингвистике и через несколько времени он начал печатать новый труд: "Система основных элементов и форм славянских наречий" ("Московские университетские известия", 1872 г. № 2—3, и отдельно М. 1872 г.), — произведение слабое в научном отношении, небогатое ни материалом, ни мыслями. Тем не менее в 1872 году работу эту Дювернуа представил в качестве докторской диссертации и получил за нее от московского университета степень доктора славянской филологии, а вскоре потом звание экстраординарного (1872—1877 гг.) и ординарного (1877—1886 гг.) профессора. После "Системы основных элементов и форм" Дювернуа печатал мало: в 1878 году появилась его статья о языке только что приобретенного тогда московским Румянцевским музеем архангельского Евангелия 1092 г. под заглавием: "О критическом достоинстве и историческом значении архангельского Евангелия, хранящегося в московском Румянцевском музее" ("Журнал Мин. Нар. Просв.", 1878 г. ч. CLXXX, кн. 10), в 1883 году им напечатано введение к изданию Святославова Сборника 1073 г., начатому Бодянским, продолжение которого взял на себя Дювернуа: "Археологическое обозрение части Изборника Святославова 1073 года" ("Чтение в импер. Обществе истории. и древн. Российск.", 1882 г., кн. 4, стр. 1—23), и в 1884 г. — статья: "Кого называло древнерусское законодательство колобягом?" (там же, 1884 г., кн. 1). Малое количество трудов Дювернуа в 1872—1884 гг. объясняется тем, что он в это время усиленно работал над собиранием материала для составления задуманного им словаря новоболгарского языка. Он перечитал тогда все, что существует на новоболгарском языке, и затем пополнил знакомство с живым языком во время путешествия по Болгарии. Результатом этих работ был огромный труд, лучший из имеющихся в русской литературе словарей славянских наречий: "Словарь болгарского языка, по памятникам народной словесности и произведениям новейшей печати", первый выпуск которого появился в 1885 году в "Ученых записках московского университета" и в том же году издан отдельно. Следующие восемь выпусков словаря уже вышли после смерти составителя, в течение 1886—1889 гг. Умер Дювернуа на расцвете сил и похоронен в московском Новодевичьем монастыре. Он состоял членом Императорского Общества любителей естествознания, антропологии, этнографии и секретарем этнографического отдела этого общества (с 1867 до 1869 г.) и членом Императорского Общества истории (с 27 апреля 1878 года.). Кроме упомянутых работ Дювернуа напечатал еще следующие: "Памятники чешского искусства в Карловом Тыне" ("Сборник, изданный Обществом древнерусского искусства", M. 1866 г., т. III, стр. 138—143) и "Практическое руководство к изучению наречий: старославянского, польского и чешского" ("Московские университетские известия", 1872 г.), — труд издававшийся и отдельными оттисками для студентов, под названиями: "Польское чтение", "Сербское чтение", "Старославянское чтение" и "Чешское чтение". Кроме того неизданным трудом Дювернуа остается другой словарь под названием: "Glossarium linguae Rossicae veteris dialekti". Начатый еще на cтуденческой скамье древнерусский словарь этот составлен на основании, с одной стороны, печатных изданий, а с другой, на основании рукописей Синодальной библиотеки и Румянцевского музея. Источником для этого капитального труда служили также юридические и исторические акты, летописи, грамоты и договоры, а кроме того и портфели Миллера и рукописи многих библиотек. Особенность древнерусского словаря Дювернуа, владевшего в совершенстве латинским языком, является то, что все значения и объяснения к словарю составлены автором на латинском языке, по примеру изданий Миклошича и Востокова, что отчасти оказалось препятствием и к его изданию. Ученые занятия не мешали Дювернуа заниматься и современным положением славянского вопроса. В "Московских Ведомостях" (1867 г. №№ 103, 105 и 109) он напечатал ряд биографий славянских деятелей, посетивших Россию во время этнографической выставки 1867 года.

"Отчеты московского университета" за 1861—1862 и 1867—1886 гг. "Речь и отчет, читанные в московском университете", М. 1887 г., стр. 254—264. — "Известия Императорск. Общ. любителей естествознания, антропологии и этнографии", М. 1888 г., т. XI, VIII, кн. 2, стр. 20—21. — "Известия С.-Петерб. Славянск. Благотворит. Общества", 1886 года, кн. 4—5, стр. 235—237. — "Русский Филологический Вестник", 1886 г., № 1, стр. 224—225. "Журнал Мин. Нар. Просв.", 1886 г., кн. 5, ст. И. Соболевского. — "Исторический Вестник", 1886 г., кн. 5, стр. 485. — Д. Языков: "Обзор жизни и трудов покойных русских писателей", В. VІ, 1890 г., стр. 51—53. — "Московские Ведомости", 1886 г., № 83. — "Волынские Епархиальные Ведомости", 1886 г., № 11.

А. Ч.