РБС/ВТ/Жихарев, Степан Петрович

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Жихарев, Степан Петрович
Русский биографический словарь А. А. Половцова
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Жабокритский — Зяловский. Источник: т. 7 (1897): Жабокритский — Зяловский, с. 49—52 ( скан · индекс ) • Другие источники: ЭСБЕРБС/ВТ/Жихарев, Степан Петрович в дореформенной орфографии


Жихарев, Степан Петрович, сенатор, автор "Записок", родом из древней дворянской фамилии Тамбовской губернии, сын секунд-майора Петра Степановича Ж. от брака его с княжной Александрой Гавриловной Барятинской, родился 18 февраля 1788 года в деревне, в Данковском уезде, обучался в Московском пансионе Ронка, а в 1805—06 гг. в Московском Университетском Благородном Пансионе в одно время с братьями Тургеневыми, Жуковским, Д. В. Дашковым, Д. Н. Блудовым и М. С. и А. С. Кайсаровыми, и в то же время посещал лекции Московского Университета. 14-го июня 1806 г., бросив Университет, Ж. переехал в Петербург и поступил на службу — актуариусом в Государственную Коллегию Иностранных Дел и, занимая последовательно должности переводчика (с 31 декабря 1810 г.) и секретаря (с 31 октября 1811 г.), 21 мая 1812 г. поступил в Канцелярию статс-секретаря П. С. Молчанова для занятий по Комиссии прошений и Комитету Министров, в то же время состоя производителем дел Театрального Комитета. В 1816, 1817 и 1818 гг., во время трех путешествий императора Александра 1-го по России и Польше, Ж. находился в свите государя, причем, как сказано в его формуляре "один исправлял все по Собственной его императорского величества канцелярии дела". В конце 1818 г. Ж. снова был назначен сопутствовать государю — на Ахенский конгресс, но "по расстроенному здоровью" уволился от службы, а вскоре женился на Феодосии Дмитриевне Нечаевой, взяв за нею довольно большое приданое и тем поправив свои весьма расшатанные финансовые средства. В отставке Ж. пробыл до 21 июня 1823 г., когда при посредстве друзей, получил должность Московского Губернского Прокурора, через два года произведен в действительные статские советники, 23 марта 1827 г. назначен обер-прокурором 8 Департамента Сената, несколько раз исправлял должность обер-прокурора Общего собрания Сената, наконец получил чин тайного советника (31 декабря 1836 г.) и звание сенатора (31 декабря 1839 г.). За тем Ж. был уволен от присутствования в Сенате (29 декабря 1843 г.), и назначен членом Центральной Комиссии по испытанию лошадей в России. С конца 1850-х годов, до своей смерти, Ж. был председателем Театрально-литературного Комитета при Дирекции Театров, в каком звании и умер в Петербурге 31 августа 1860 г., погребен на Митрофаниевском кладбище.

Имя Ж. пользуется большой известностью, ибо связано со многими выдающимися именами русской литературы первой четверти нынешнего столетия. Он был в дружеских отношениях со всеми современными ему литераторами от Пушкина до Шишкова и знал всех актеров своего времени. Такие связи Ж. объясняются любовью его к литературе и страстью к театру, которые проявлялись в нем еще с юношеских лет — на пансионной скамье и развивались под руководством его наставников — А. А. Прокоповича-Антонского и А. Ф. Мерзлякова. Эта страсть к литературе и театру была настолько велика, что уже в 1804 г. Ж. попробовал свои силы, сделав перевод оперы "Любовные шутки" (оказавшийся, впрочем, неудачным), а вскоре (1805 или 1806 г.) написал и самостоятельную трагедию "Артабан", которую, однако, Мерзляков прозвал "барабаном". Переехав в 1806 г. в Петербург, Ж. явился со своим детищем к Державину, актеру И. А. Дмитревскому, князю А. А. Шаховскому, но и от них услышал такие же нелестные отзывы об "Артабане", наконец и сам должен был признать, что его трагедия просто "смесь чуши с галиматьей, помноженных на ахинею". Однако, поселившись в Петербурге, он сразу же вошел в театрально-литературный кружок и уже тогда, по свидетельству тогдашнего своего приятеля и сожителя — М. М. Муромцева, "считался литератором, сочинял куплеты и переводил водевили для актеров и актрис, которые к нам часто ходили". Вскоре Ж. переселился к известному драматургу — князю А. А. Шаховскому и сумел приобрести его дружеское расположение. Это знакомство еще более содействовало развитию любви Ж. к театру и литературе. Он сделался в то же время своим человеком в доме Державина и Шишкова, сблизился с Гнедичем, актером Яковлевым и многими другими, не оставляя при этом и литературных занятий. Так в 1807 г. он написал поэму "Барды", а в 1808 г. мы встречаем его имя под двумя стихотворениями ("К моей родине" и "Осень") в Драматическом Вестнике (ч. III, № 53 и 70); наконец, в 1809 г. он, в сотрудничестве с князем Шаховским, Гнедичем, М. Е. Лобановым и А. Полозовым перевел трагедию Вольтера "Заира", которая была представлена в пер вый раз 18 октября 1809 г. Дальнейшими попытками Ж. были: перевод трагедии в 5 действиях Кребильона "Атрей и Фиест", игранной только один раз в бенефис А. С. Яковлева 11 декабря 1811 г. и перевод же комедии "Черт розового цвета", не имевшей успеха и данной лишь однажды — 18 декабря того же 1811 г. Сверх того, по преданию, Ж. было написано еще до 30 других театральных пьес, которые не были никогда играны и остались совершенно неизвестными.

Близко познакомившись с Державиным и начав посещать его литературные вечера и собрания у его друзей — А. С. Шишкова, А. С. Хвостова и И. С. Захарова, послужившие началом будущей "Беседы любителей русского слова", Ж. с образованием последней немедленно был избран в члены-сотрудники ее во втором разряде, где председательствовал Державин; вскоре же в издании "Беседы" — "Чтениях" было напечатано стихотворение Ж. "К другу в его уединении" (ч. VI, 1812, стр.60—64). В то же время Ж. не замедлил вступить действительным членом в лучшее тогда общество передовых людей — "Общество любителей словесности, наук и художеств". Здесь он сошелся с представителями нового литературного движения, между которыми находилось и несколько его товарищей по Московскому Благородному Пансиону, и вскоре по особенному свойству характера, сумел, не порывая связей с членами "Беседы", сойтись с членами недавно перед тем возникшего "Арзамаса". В конце 1815 г. он был принят в число Арзамасцев с именем "Громобоя", причем, при вступлении в члены, должен был, как "поганый беседчик", быть отпет секретарем Арзамаса — Жуковским. Пресловутый "Атрей", писал тогда же Д. В. Дашков князю П. А. Вяземскому "был представлен в виде некоего царственного волдыря, а остальные 27 трагедий, комедий, трагикомедий, драм, опер и водевилей, сочиненные и переведенные Ж., представлены волдырьками и сыпью, окружающими большой нарост". Ж. умел сойтись с Арзамасцами как нельзя более близко и впоследствии искусно поддерживал с ними свои отношения, постоянно исполняя их мелкие поручения и просьбы; в свою очередь и сам он умел извлекать пользу из дружеских отношений своих с некоторыми влиятельными членами Арзамаса, пользовался их предстательством пред сильными мира сего, вошел в высшее петербургское общество... Занятый службою, Ж. вскоре же и надолго покинул литературу и лишь в 1856 г. снова попробовал свои силы в области театра, выступив с антологической интермедией "Предпоследняя репетиция трагедии Дмитрий Донской", игранной в первый раз 9 января 1856 г. в бенефис Орловой, но не имевшей никакого успеха и повторенной всего один раз.

Гораздо большую и вполне заслуженную известность приобрел Ж., уже в позднейшее время жизни, своим замечательным дневником, который он, по собственным словам, вел в течение 48 лет. Но к сожалению, большая часть дневника до сих пор не увидала света и даже неизвестно где находится; до настоящего же времени из него изданы только незначительные отрывки, а именно: 1) "Дневник студента", напечатанный без имени автора в "Москвитянине" 1853 г. (кн. 3, 5 и 8), а в 1859 г. вышедший в Петербурге отдельным изданием, под заглавием "Записки современника с 1805 по 1819 г. Ч. I. Дневник студента", обнимающий собою пребывание Ж. в Москве и Липецке, с 1 января 1805 по 31 июля 1806 г., 2) в "Отечественных Записках" 1855 г. было напечатано (чч. ХСІХ—СІІ) семь статей, под заглавием "Дневник чиновника", где рассказывается о жизни автора в Петербурге, с 25 августа 1806 по 31 мая 1807 г.; 3) небольшой отрывок — "Воспоминание старого театрала", напечатанный в ХСVІ части "Отечественных записок" за 1854 г. (причем некоторые места их вызвали возражения со стороны другого старого театрала С. Т. Аксакова (см. Собрание его сочинений, т. III, СПб., 1886, стр. 125—127), здесь читатель найдет любопытную театральную и литературную хронику Петербурга первой четверти текущего столетия. Наконец 4) в 1890 г. редакцией "Русского Архива" изданы снабженные указателем имен "Записки С. П. Жихарева", заключающие в себе перепечатку только дневников студента и чиновника.

"Записки" С. П. Ж., веденные им в виде ежедневных заметок, в которые автор вносил все, что, по его мнению, стоило замечания, представляют из себя чрезвычайно любопытный материал для изучения эпохи царствования Александра 1-го. Автор Записок, чуждый по своему характеру каких-либо партийных интересов, наблюдательный, умевший быть желанным гостем в самых разнообразных кружках Москвы и Петербурга и обладавший при этом прекрасною памятью, отметил в своих Записках множество фактов, правда, большей частью мелких, однако, дающих в общем известный колорит эпохе и являющихся весьма ценными для всякого знающегося с историей этого времени; близость же записей к совершившимся фактам позволяет относиться к ним с большим доверием. Поэтому нужно только быть благодарным Ж. за сохранение для потомства многих небезынтересных черточек и случаев из жизни видных и второстепенных деятелей на всевозможных поприщах современной ему общественной жизни. "Какая разнохарактерность и своебытность личностей", писал в 1859 г. М. Н. Лонгинов об этих записках, по поводу выхода в свет "Дневника студента": "Какое смешение старого, отживающего, с новым, только нарождающимся! Что за суета, шум, безрассудная роскошь! Кого вы тут не встретите! Во главе всех — удаленные от двора тузы, — предмет какого-то благоговейного изумления публики, памятники блестящего Екатерининского века, бывшие участники дел славных и бесславных... Около них лепится огромный круг сенаторов, отставных статских и военных превосходительств, богачей без чинов, но с громкими титулами, людей с громкими титулами, но без богатства, а все-таки живущих таровато и беззаботно; наконец, толпа их сотоварищей, или клевретов из мелкого шляхетства, сорящих деньгами и поддерживающих связи в большом свете кто картами, кто рысаками или скакунами, или собаками, кто музыкантами, кто пирушками, — словом, всеми затеями, дорогими праздной роскоши и пустому чванству. Автор вводит вас в их заколдованный круг, где слушают, как оракулов, этих коноводов общественного мнения, где, несмотря на независимость образа мыслей и жизни каждого, во всяком экстренном казусе, по случаю войны, какого-нибудь торжества и т. п., все эти бесчисленные голоса сливаются в дружный хор, который безусловно повторит то, что велят старшие, то есть, удаленные от дел андреевские или александровские кавалеры с сиятельными именами".

Иллюстрация 1860 г., № 135, стр. 159; Месяцеслов Академии Наук на 1862 г. стр. 106; "Книжный Вестник" 1860 г. № 19 и 20, стр. 227; Геннади: Русский Архив. 1864 г., стр. 1073 и Справочный Словарь о русских писателях, Берлин 1880, стр. 7; Сочинения Батюшкова, изд. под ред. Л. Н. Майкова и В. И. Саитова, СПб. 1886, т. III, стр. 621—624 и др.; Формулярный список в Императорском Историческом Обществе; князь А. Б. Лобанов-Ростовский, Русская Родословная книга, т. І, СПб. 1895, стр. 197 и 438; Сушков. Московский Университетский Благородный Пансион, M. 1858, стр. 81; С. П. Шевырев. История Московского Университета, М. 1855, стр. 381; М. Н. Лонгинов в Русском Вестнике 1859 г. № 21; M. H. Мазаев — в Историческом Вестнике 1893 г. № 6 (с портретом); Записки А. В. Кочубея. СПб. 1890, стр. 26; Ф. Ф. Вигель. Записки, M. 1891, т. IV. стр. 175 и др.; П. Н. Арапов. Летопись русского театра, СПб. 1861, стр. 178— 179, 194 и 213; А. И. Вольф, Хроника петербургских театров, СПб. 1877, ч. II, стр. VII; Сочинения Державина под ред. Я. К. Грота, т. VIII, стр. 957; М. М. Муромцев. Воспоминания, Русский Архив, 1890, т. І, стр. 69; Письма Жуковского к А. И. Тургеневу, М. 1895. по указателю; А. В. Никитенко, Дневник, СПб. т. II, стр. 111—113, 177; Сочинения Жуковского, т. VI, СПб. 1878, стр. 425; Сочинения С. Т. Аксакова, т. 3, СПб. 1886, стр. 125—127; Русский Архив: 1866 г. стр. 499 и 764; 1873, стр. 1530, 1548; 1874, стр. 437; 1893, т. II. стр. 573 и 584; Русская Старина: 1884, т. XLIII, стр. 110 и 111; 1892 г. т. LXXIII, стр. 507; Исторические Вести, 1890, т. 39, стр. 233; Чтения в Беседе любителей русского слова, книга 6, СПб. 1812 и книга 13, СПб. 1813; Драматический Вестник, ч. III, № 53 и 70; Собрание Образцовых сочинений, изд. 2-е, СПб. 1821—1822, ч. V, стр. 108—110 и Сын Отечества 1816 г. № 31, стр. 205—207; — Отзывы современников: Н. П. Барсуков: Жизнь и труды М. П. Погодина, кн. 12-я, СПб. 1898, стр. 263—266.