РБС/ВТ/Зарянко, Сергей Константинович

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Зарянко, Сергей Константинович
Русский биографический словарь А. А. Половцова
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Жабокритский — Зяловский. Источник: т. 7 (1897): Жабокритский — Зяловский, с. 253—255 ( скан · индекс ) • Другие источники: МЭСБЕ : ЭСБЕРБС/ВТ/Зарянко, Сергей Константинович в дореформенной орфографии


Зарянко, Сергей Константинович, художник, брат Василия, Иосифа и Николая З., родился 24 сентября 1818 года, умер 20 декабря 1870 года. Уроженец Могилевской губернии (в имении князя Любомирского), по одним сведениям получил предварительную художественную подготовку в селе Сафоновке, Вышневолоцкого уезда, в школе Венецианова, а по другим — у некоего Аврорина, певчего, а потом диакона Троицкого подворья. Учился в 3-ей Петроградской гимназии и одновременно, "как посторонний", занимался в Академии Художеств, где оказывал значительные успехи. 16 мая 1836 года, т. е. 18 лет от роду, получил 2-ю серебряную медаль за перспективную картину "Фельдмаршальский зал в Зимнем Дворце." В этом же году ему было дано "ободрение" за портрет с натуры. Через два года, 30 сентября 1838 года, З. получает звание неклассного художника, 14 января 1842 г. серебряную медаль 1-го достоинства, а в марте того же года Академия Художеств, признав его "по известным Академии живописным работам назначенным в академики", поручила ему программную работу на звание академика: "внутренность Петербургской Никольской церкви в верхнем этаже", причем указывала, что картина должна быть не менее 1½—2 аршин ширины. Это известная картина, в настоящее время находящаяся в Русском Музее Императора Александра III, написанная в 1842—1843 гг. Затем, через 7 лет, З. возбуждает ходатайство о задании Академией Художеств программы на звание профессора исторической живописи. Подчеркиваем желание З. стать профессором исторической живописи: это обстоятельство очень характерно. Академия Художеств удовлетворяет желание своего талантливого ученика, назначив ему программу: "Смерть св. Павла Фивейского", причем фигуры этой картины должны были быть в рост человека. Но З., видимо, не выполнил этой картины и получил звание профессора в том же 1850 году за портрет вице-президента Академии Художеств гр. Ф. П. Толстого. Таким образом художник, получивший звание художника и академика "по классу живописи перспективной" и желавший стать профессором "исторической живописи", был удостоен этого звания за портрет. В то же время З. был преподавателем рисования в Дворянском полку (ныне Константиновское училище). В 1855 году в Академии Художеств открылась вакансия профессора перспективной живописи, и З. начал хлопотать о назначении его на эту должность, но не имел успеха в своем стремлении и уехал в Москву, где поступил преподавателем в Московское училище живописи и ваяния, сделавшись там с 1859 года инспектором училища. В 1865 году З. был снова вызван в Петроград, чтобы исполнять недостававшие в Эрмитаже портреты Императорской фамилии. Над этою работой он трудился 5 лет и вернулся в 1870 году снова в Москву, где скоропостижно умер от разрыва сердца.

С раннего детства З. чувствовал материальный гнет и уже 15 лет должен был зарабатывать деньги, чтобы поддерживать семью. Представив в Академию Художеств свою картину "Внутренний вид Никольского собора", З. обратился в Академию с прошением, прося выдать ему эту картину, чтобы он мог ее продать и получить таким образом "способы для принятия новых занятий по части художеств". Академия Художеств картины не вернула, но назначила художнику пособие в размере 300 рублей из "суммы, назначенной на ободрение художников". Та же материальная необеспеченность, видимо, заставляла художника принимать место учителя рисования сперва в Дворянском полку, а затем в Московском училище живописи, и умер художник, оставив свою семью в большой нужде.

Учился З., как мы указывали выше, по классу живописи перспективной, и у него имеется целый ряд работ в этом направлении, как-то: "Вид террасы в Московском Кремле с семейством Владиславлева" (1847 г.), "Внутренний вид собора св. Марка в Венеции", "Внутренний вид Троицкого собора Сергиевской лавры", "Внутренность комнаты золотопромышленника Латкина с портретами его семейства" (1848 г.), "Внутренность Никольского Морского собора" (1843 г.), "Зала в училище Правоведения" (1843 г.), "Зала в доме кн. А. Н. Голицына", "Кабинет Императора Александра II в Царском Селе", "Лестница в Зимнем Дворце", "Тронный зал Зимнего Дворца". Особенностью всех этих картин является присутствие в них лиц, даже целых групп людей, причем художник обращал внимание на последние никак не меньше, чем на перспективу. Таким образом для нас ясно, что "перспективная живопись" не удовлетворяла художника, и он искал чего-то другого. Искания эти ясны и в желании З. стать профессором живописи исторической. Но появление портретов З. на выставке 1850 года было положительной неожиданностью. "До сих пор мы не слыхали о Зарянко, и вдруг он выставкою двух портретов, писали в 1850 году, сосредоточил на себе внимание всей столицы и заставил говорить о себе". Отзывы о портретах З. в настоящее время поражают своею похвалою. "Я говорю решительно и утвердительно, читаем мы далее, что г-н Зарянко гений, что лучших портретов не было со времени изобретения портретной живописи (с портретами Ван Дика включительно) и быть не может, потому что работы г-на Зарянки совершенство в полном значении этого слова". Далее, портреты З. характеризовались как "оживление натуры", утверждалось, что он "доказал представлением живой натуры, что натура выше всякого искусства", и что он "создал совершенно новый род портретной живописи, который можно назвать пластической действительностью. Портреты г-на Зарянки живут и дышат. Он сообщает удивительную живость глазам". Такое восторженное отношение к портретам З. сменилось к концу 60-х и началу 70-х годов прямо противоположным; доказывалось, что "перспективный живописец остался и в портретисте, и может быть именно этой своей стороне, этому перспективному изображению голов, этому микроскопическому вычерчиванию деталей, этому однообразному выражению лиц, этой мундирности и бестипичности их обязан был Зарянко в 50-х годах своею известностью".

Конечно, ни первые отзывы, ни последний не могут считаться правильными. З. написал около 100 портретов, и главный недостаток даже самых лучших из них заключается в том, что в этих портретах больше сходства внешнего с изображаемою им личностью, чем внутреннего. З. не мог уловлять психологии своей натуры, но этот недостаток объясняется, во-первых, тем временем, в которое жил художник, а во-вторых, и самими обстоятельствами жизни его, вечною необеспеченностью, вечною погонею за куском хлеба. При таких условиях человек не может предаваться тонкостям психологического анализа. Поэтому если мы и можем говорить о недостатках портретов З., то во всяком случае должны принять во внимание и причины появления этих недостатков. Но зато сила лепки, сходство, тщательная разработка мельчайших подробностей, превосходная передача освещения поражают в портретах З. и в настоящее время. Лучшими портретами З. могут считаться: портрет покойного наследника престола великого князя Николая Александровича и портрет графа Ф. П. Толстого. Еще при появлении первых портретов З. стали задавать вопрос, возможно ли подражание ему, и в то время давался ответ: нет, невозможно. До известной степени этот ответ справедлив, так как безусловно в мастерстве З. было слишком много индивидуального, присущего только этому художнику.

Кроме картин перспективной живописи и портретов, З. оставил после себя одну религиозную картину "Ангел молитвы" и ряд образов (образ Богородицы, иконостас для 2-го кадетского корпуса и голова Спасителя и Божией Матери для Царскосельского Софийского собора). Но эти произведения весьма посредственны.

Необходимо отметить и педагогическую деятельность З. главным образом в Московском училище живописи и ваяния; в этом отношении достаточно сказать, что учениками его были Перов, братья Маковские, Граф Бортневский и др.

"Северная Пчела" 1848 г., № 231; 1849 г., № 234; 1850 г.. ст. 922; 1851 г., № 241; 1852 г., ст. 907, 924, 925; 1863 г., ст. 924; 1854 г., ст. 1094, 1160, 1342. — "С.-Петер. Вед." 1839 г., стр. 341:1850 г., №№ 234, 275:1851 г., №№ 111, 241, 247; 1852 г., № 229; 1853 г., №№ 219, 228; 1854 г., №231. — "Моды" 1851 г., № 2. — "Иллюст. Газета" 1865 г.,№ 44. — "Всем. Илл.", 1871 г., № 121, — "Голос" 1871 г., № 62. — "Рус. Стар.", тт. X, ст. 154, XXV, стр. 754, т. XXX, стр. 601, 602, ХХХІІI, стр.152, LХХХII, стр. 247, LXXXVI, стр. 655, LXXXII, стр. 205. — "Стар. Годы" 1908, № 12 (684—685). — Божерянов, "Невский пр.", 422 — Каталог выставки коллекций Деларова. — Каталог путеводителя по Акад. Худ. — Сборник Им. Истор. Общ., т. 60. — Кондаков, "Юбилейный Сборник", II, 73. — Отчет Имп. Акад. Худ. за 1870—71 гг., стр. 82—90.