РБС/ВТ/Исидор (Никольский)

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Исидор (Никольский)
Русский биографический словарь А. А. Половцова
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Ибак — Ключарев. Источник: т. 8 (1897): Ибак — Ключарев, с. 145—147 ( скан · индекс )РБС/ВТ/Исидор (Никольский) в дореформенной орфографии


Исидор (Яков Сергеевич Никольский), митрополит новгородский, с.-петербургский и финляндский, сын дьякона, род. 1 октября 1799 г. в с. Никольском, каширского уезда, тульской губернии, умер 7 сентября 1892 г. Пройдя полный курс в Тульской семинарии, в 1821 г. поступил в С.-Петербургскую духовную академию, где окончил курс в 1825 г.; 22 августа того же года принял монашество, 28-го определен, как первый студент, бакалавром в Академию по предмету Св. Писания; 29-го посвящен во иеродиакона, а 5 сентября во иеромонаха. В 1826 г. утвержден в степени магистра богословия. 14 августа 1829 г. произведен в сан архимандрита и определен настоятелем мценского Петропавловского монастыря, 24 августа — ректором Орловской семинарии. В 1833 перемещен на должность ректора в Московскую семинарию и назначен настоятелем московского Заиконоспасского монастыря. 11 ноября 1834 г. хиротонисан во епископа дмитровского, викария московской епархии. В 1837 г., июля 5, назначен на самостоятельную полоцкую кафедру, а 5 июля 1840 г. перемещен в Могилев и в следующем году возведен в сан архиепископа. 12 ноября 1844 назначен архиепископом карталинским и кахетинским, с званием члена Св. Синода и экзарха Грузии. 26 августа 1856 г. «за неусыпную при долговременном архипастырском служении заботливость о вверенных постах и за ревностные на проходимом поприще труды по общему управлению церковными делами Закавказского края к постоянному в нем благоустройству духовной части» лично возведен в сан митрополита. 1 марта 1858 г. назначен митрополитом киевским и галицким, а 1 июля 1860 г. митрополитом новгородским, с.-петербургским, финляндским и эстляндским, священно-архимандритом Александро-Невской лавры и главным попечителем Императорского человеколюбивого общества. Преосвященный Исидор имел все награды, присвоенные духовным лицам, со включением патриарших отличий: ношения двух панагий и предношения креста в священнослужении и кроме того состоял членом (почетным или действительным) следующих ученых обществ (по хронологическому порядку избрания): Копенгагенского северных древностей, Императорского русского географического, Киевской академической конференции, Императорской Академии Наук, С.-Петербургской и Московской академических конференций, Комитета грамотности при Московском обществе сельского хозяйства, Императорского русского археологического общества, С.-Петербургского университета, Медико-Хирургической академии, Общества восстановления православия на Кавказе, Музея Цесаревича в Москве и Московского университета.

Деятельность митрополита Исидора, продолжавшаяся целых 67 лет, из которых в сане епископа 58 л. и в качестве первоиерарха русской церкви и первенствующего члена Св. Синода — 32 года, представляется чрезвычайно обширною и разнообразною. Особенно рельефно выступают его труды как епископа в Полоцке и Могилеве по присоединению униатов к православию, на Кавказе по распространению православия среди тамошних инородцев и вообще по организации церковного управления и хозяйства в этом исключительном по этнографическим, историческим и географическим условиям крае. Наконец петербургский период ознаменован его непосредственным и весьма деятельным участием в переводе книг Св. Писания на русский язык. Обладая ровным характером, никогда неувлекающимся и неволнующимся, большою начитанностью и житейскою опытностью и от природы одаренный тонкой наблюдательностию, преосв. Исидор в своей разнообразной и широкой деятельности хотя и не являлся выдающимся инициатором-руководителем известного направления, но зато был совершенно чужд и тех теоретических, партийных, страстных и личных увлечений, которые для иных становятся иногда выше интересов самого дела; митрополит Исидор был человек по природному складу своего ума и образованию не столько теорий, идей, направлений, сколько практики, дела и во всякое дело он вносил опытность, твердость, последовательность. Этим объясняется и то странное на первый взгляд обстоятельство, что он мог не только уживаться с самыми разнообразными течениями и направлениями в области церковной жизни, но и быть проводником и исполнителем их. Правда, если ему приходилось осуществлять такие мероприятия, с которыми он в душе не был согласен, то он всегда умел их ослабить, даже совсем парализовать, но делалось это всегда тихо, спокойно, практично, без всякой личной борьбы с виновниками этих мероприятий, без всякого обострения с ними отношений. Соответственно этому общему характеру и направлению деятельности митрополита Исидора проходила и вся личная жизнь его. Его рабочий день обыкновенно начинался с 6 ч. утра и непрерывно продолжался до тех пор, пока он не прочитывал всех поступивших к нему синодальных и епархиальных бумаг и частной корреспонденции. Две громаднейших по пространству, населению и количеству церквей и монастырей епархии — новгородская и с.-петербургская — с их консисториями, семинариями, училищами и академиею и третья — Финляндия, хотя небольшая в численном отношении, но зато поставленная в исключительные условия во всех отношениях, требовали при управлении ими непрерывного напряжения, внимания и опытности; кроме того, как первенствующий член Св. Синода и старейший из всех русских иерархов (почти всех их хиротонисавший) он получал от них массу запросов по разным сомнительным случаям архипастырской практики и на все предложенные запросы давал советы и указания. Как митрополит с.-петербургский он постоянно должен был принимать лично, кроме подчиненного ему и разного приезжего духовенства, еще массу светских высокопоставленных лиц. Со всею этою разнообразнейшею деятельностию митрополит Исидор успевал справляться исключительно благодаря своей неизменной аккуратности в делах, не нарушавшейся никакими событиями, никакими величайшими праздниками. Каждый день в известное время неизменно сдавались им вороха официальных и частных бумаг с положенными на них резолюциями. Его положением, как митрополита объясняется и то, что он обнаруживал всегда большую склонность к бумажной переписке, чем к непосредственному живому общению с подчиненными ему лицами. Он просто не находил времени с ними беседовать. Нравственное влияние митрополита Исидора среди русской иерархии и светских чиновников духовного ведомства было громадное. Он являлся живою летописью текущего столетия; каждый не мог не знать, что митрополит начал свою деятельность еще в то отдаленное время, когда все отрасли церковного управления: административная, духовноучебная и экономическая были сосредоточены, согласно регламенту, непосредственно в Св. Синоде; на его глазах совершались все выдающиеся реформы и преобразования в духовном ведомстве за настоящее столетие и потому он мог подвести всегда живую оправку о скрытых мотивах некоторых из этих реформ и преобразований и об отношении и участии в них тех или других деятелей. Бывали случаи, когда он одним словом мог затормозить или совсем отклонить какой-нибудь проект. Поэтому все прислушивались к его словам и взглядам и всем приходилось считаться с ними. Этот маститый иерарх так недавно сошел в могилу, что еще не настало время судить подробнее о его деятельности. Подробная и беспристрастная история оценит степень его личного участия и отношения к церковным реформам, совершившимся за тот период, когда он был первенствующим членом Св. Синода и определит его влияние на церковные дела. Теперь же, до обнародования многих документов, всякие суждения были бы рановремены или субъективны. По случаю его 50 летнего юбилея архиерейства (11 ноября 1884 г.) и смерти во всех духовных журналах были помещены весьма подробные сведения о его деятельности. Из печатных трудов преосвященного Исидора имеются только его «Слова и речи», изданные отдельными брошюрами и за тем в одном томе, в Петербурге, в 1876 г.