РБС/ВТ/Кавос, Катерино Альбертович

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Кавос
Русский биографический словарь А. А. Половцова
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Ибак — Ключарев. Источник: т. 8 (1897): Ибак — Ключарев, с. 374—376 ( скан · индекс ) • Другие источники: МСР : ЭСБЕРБС/ВТ/Кавос, Катерино Альбертович в дореформенной орфографии


Кавос, Катерино Альбертович (Саterino Cavos) — известный капельмейстер петербургских театров и композитор, род. в 1775 г. в Венеции, ум. 28 апреля 1840 г. Его отец был директором театра La Fenice в Венеции. Воспитываясь в театральной обстановке, Катерино Кавос с детства проявлял большие музыкальные способности. Музыкой занимался он под руководством Бианки, профессора капеллы св. Марка, и в 12-летнем возрасте уже написал кантату на прибытие императора Леопольда II в Венецию. Эта работа была замечена и заслужила благоволение императора. На 14-м году он по конкурсу получил право занять место органиста в церкви св. Марка, но добровольно уступил его своему сопернику, пожилому человеку, обремененному многочисленным семейством; этот великодушный поступок молодого Кавоса увеличил еще более уважение, с которым относились к нему его товарищи и вообще соотечественники. Огромный успех имела его новая большая кантата, написанная по случаю заключения мира в Кампо-Формио (1797 г.), по которому Венеция присоединялась к Австрии. В это же время он написал музыку к балету "Сильфида". В 1798 г., во время пребывания своего в Германии, он встретил антрепренера Казасси, содержавшего итальянскую оперу в Петербурге и, по его приглашению, поступил в его труппу капельмейстером; но с 1 апреля 1799 г. Кавос поступил уже на службу дирекции. По приезде в Петербург молодой композитор обратил на себя внимание тем, что написал целую арию для одного безголосного певца, основав ее чуть ли не на одной ноте, оказавшейся в силах певца. Певец имел успех, а самая ария так понравилась, что Кавос сделался любимцем публики. Вскоре итальянская опера в Петербурге окончила свое существование и уступила место французской музыке, представителями которой являлись Боальдье и Парис. Кавоса перевели во французскую труппу и ему пришлось писать музыку для французских опереток; из них наиболее обращали на себя внимание "Les trois bossus", "L'intrigue dans les mines", "Les trois sultans" и др. Но главная заслуга Кавоса состоит в том, что он обратил в музыке серьезное внимание на русские народные элементы, изучал русские песни и мотивы и хотя не создал русской оперы в строгом смысле, как М. И. Глинка, но тем не менее стремился к этому всеми силами и до некоторой степени проложил путь другим. Видя, с каким восторгом публика приняла оперу Кауера и Давыдова "Русалка", Кавос усердно принялся за разработку русской национальной музыки и 5 мая 1805 г. шла в первый раз его опера "Князь Невидимка", в 6 действиях; это одна из самых длинных опер того времени; представление ее продолжалось семь часов, но опера очень поправилась публике; 12 мая она была повторена в присутствии Императорской фамилии, но уже с сокращением до 4-х действий. 31 декабря 1806 г. была поставлена вторая опера Кавоса в том же роде "Илья богатырь", на слова И. A. Крылова, в 4-х действиях. Обе эти оперы долго не сходили со сцены и давали хорошие сборы. Весьма долго держалась на сцене и третья его опера "Жар-птица", с сюжетом, заимствованным из русской сказки, но наибольшим успехом пользовалась патриотическая опера "Иван Сусанин (в 2-х действиях), являющаяся самым капитальным произведением Кавоса. В первый раз она была исполнена 19 октября 1815 г. и много лет не сходила со сцены. Последнею его оперою была "Новая суматоха", представлявшая собою сбор музыки из разных авторов и имевшая лишь временный успех. В течение своей деятельности в России Кавос написал музыку к 32-м русским оригинальным операм и к 6-ти переводным, много водевилей и балетов, кантат, интермедий, полонезов и т. п.

Кроме композиторской деятельности Кавос усердно занимался сложными обязанностями по управлению оперным оркестром и труппою, преподавал музыку и пение в театральном училище, в Смольном и Екатерининском институтах и во многих знатных домах. Ни одно большое празднество при Дворе не обходилось без его деятельного участия в сочинении, разучивании и постановке на придворной сцене оперных пьесок, хоров, гимнов, кантат и проч. Во всех принимаемых на себя обязанностях он всегда являлся исполнительным, усердным, знающим и талантливым и благодаря этому постоянно пользовался благосклонностью трех императоров Павла І, Александра I и Николая І, а также других Высочайших особ; преимущественно благоволила к Кавосу супруга императора Павла Петровича, императрица Мария Феодоровна. По ее представлению он разновременно получил за свои занятия с институтками чин 9-го класса и ордена св. Владимира 4 ст. и св. Анны 3 ст., — для музыканта и вообще для артиста эти награды, по тому времени, считались беспримерными. — Кавос работал на пользу музыкального развития русского общества более 42 лет и умер в Петербурге 28 апреля 1840 г. Его музыкальные заслуги признаются всеми. Для русского оперного театра он сделал очень много и в первые 40 лет XIX века русская опера процветала только благодаря его неутомимым трудам и неослабевающей энергии. Как музыкальный педагог он дал русской опере нескольких первоклассных певцов и певиц, но как композитор он может быть оцениваем, разумеется, условно, лишь с точки зрения музыкальных требований того времени. Музыкальная критика установила на Кавоса, такой взгляд: будучи итальянцем, он не мог отделаться ни от влияния родственной ему музыки, ни от традиций школы; поэтому в его русских операх итальянский элемент играет видную роль и постоянно перемежается с русской мелодией; сознательно или бессознательно он старался согласить простую, задушевную русскую песню с фиоритурной вычурной итальянской музыкою; выходило нечто слащавое, иногда эффектное, но далеко не глубокое и не самобытное; впрочем, три четверти столетия тому назад самобытной русской музыки, можно сказать, еще не существовало и не мудрено, что произведения Кавоса казались верхом совершенства. Но если Кавосу и не удалось создать для нашей национальной музыки ничего самобытного, его заслуги все-таки весьма почтенны; он составляет в истории нашей музыки переходную ступень от компилятивно-подражательной эпохи XVIII столетия к сантиментальному творчеству эпохи позднейших талантливых русских композиторов. Еще более важны его заслуги в том отношении, что он впервые популяризировал сокровища русской национальной песни и умел в течение многих лет поддерживать интерес к ним в нашей публике, вообще скорее сторонившейся от всего русского. В известном смысле можно сказать, что в истории русской оперы Кавос составляет собою целую эпоху; А. Н. Серов, собираясь писать историю русской музыки и русской оперы, думал к первому периоду отнести оперу в Россию до Кавоса, а второй посвятить исключительно Кавосу и его времени. — Как человек, Кавос отличался большою живостью, свойственною вообще южанам, веселым, простым характером, добротою и готовностью на всякую услугу. Об этом вполне согласно свидетельствуют все его современники. П. А. Каратыгин, называет его покровителем и отцом для беднейших музыкантов; зачастую он помогал им своими деньгами. Каратыгин указывает, что Кавос, несмотря на то, что сам написал оперу на тот же сюжет, который послужил Глинке для его "Жизни за Царя", усердно и с любовью принялся разучивать оперу нового своего соперника и хлопотал о ней как о своей собственной. Сам M. И. Глинка подтверждает этот факт. Такие качества в характере Кавоса приобрели ему всеобщее уважение его современников, которые сохранили о нем самые лучшие воспоминания.

"Биография капельмейстера Кавоса", в "Репертуаре русского театра", 1840, кн. 10, 1—10; "Пантеон русского и всех европейских театров", 1840, ч. 2, № 4, стр. 62—64; "К. А. Кавос", статья Гилью в "Северной Пчеле", 1840, № 210; М. К. (Кублицкий), "История оперы в лучших ее представителях", 1874, 213—215; В. Морков, "Исторический очерк русской оперы", 1862, 45—49 и др. (здесь приведен список более крупных произведений Кавоса), П. Макаров, "Краткое историческое обозрение русской оперы", и "Музыкальном свете",.1874; Вл. Михневич, "Очерк истории музыки в России", 1879, 317—322; "Biographie universelle des musiciens", par F. J. Fétis, éd. 2, t. 2, Paris, 1878; Записки М. И. Глинки, 1871, 87—88, 91; Записки П. А. Каратыгина, 66—68; "Архив дирекции Императорских театров", СПб. 1892. Вып. І, отд. І, стр. 108.