РБС/ВТ/Крашенинников, Степан Петрович

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Крашенинников, Степан Петрович
Русский биографический словарь А. А. Половцова
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Кнаппе — Кюхельбекер. Источник: т. 9 (1903): Кнаппе — Кюхельбекер, с. 420—422 ( скан · индекс ) • Другие источники: БСЭ1 : МЭСБЕ : ЭСБЕРБС/ВТ/Крашенинников, Степан Петрович в дореформенной орфографии


Крашенинников, Степан Петрович, профессор ботаники, адъюнкт Академии Наук, род. 18 октября 1713 г., ум. 12 февраля 1755 г. Сын солдата; учился в Заиконоспасской школе и в 1732 г. из философского класса взят в студенты Академии Наук. В 1733 г., когда снаряжена была камчатская экспедиция академиков Гмелина, Миллера и Делиль-де-ля Кройера, Крашенинников был отправлен с нею вместе с пятью другими студентами, причисленными к экспедиции. По отзыву Ломоносова из всех них вышел дельным один Крашенинников, а остальные все во время экспедиции испортились, — "от недостатка смотрения", как объясняет Ломоносов; со своей стороны Крашенинников сообщал, Ломоносову, что в Сибири Гмелин читал ему лекции тайком от Миллера, который был против того, чтобы во время экспедиции профессора еще обучали студентов. Экспедиция выехала из Петербурга 19-го августа 1733 г., весной 1735 г. прибыла в Иркутск. По дороге академики собирали всевозможного рода сведения; Крашенинников очень ревностно работал и помимо ближайших к его специальности сведений, записывал, по поручению академиков, наблюдения над образом жизни разных племен, с которыми экспедиция сталкивалась, списывал в городских архивах разные акты и пр. Сношения с морской экспедицией Беринга, которая должна была выслать суда к устью Амура для перевозки экспедиции академиков в Камчатку, затянулась; Гмелин с Миллером жили в Иркутске, совершая довольно отдаленные экскурсин по окрестным местам, а Крашенинников, по собственному его желанию, в 1736 г. один отправлен был в Камчатку. Он объехал весь полуостров и собрал почти один все те сведения, которые впоследствии были обнародованы в его известном труде и долгое время были почти единственными научными сведениями о Камчатке в европейской литературе; вместе с наблюдениями естественно-историческими он и тут собирал исторические сведения и снимал копии со старинных грамот в разных острога.х. Крашенинннков провел в этом путешествии почти пять лет. Только в 1740 г. прибыл в Камчатку новый работник, адъюнкт Академии Штеллер; он в 1738 г. присоединился к Миллеру и Гмелину в Иркутске; но так как незадолго перед тем пожар в квартире Гмелина уничтожил и попортил разные инструменты, то старшие академики не пожелали продолжать свое путешествие далее и Штеллер 9 июня один поехал в Камчатку. Проработав здесь с Крашенинниковым около года, он в 1741 г. сам отправился исследовать и описывать северо-восточные берега Америки, а Крашенинникова отослал в Иркутск. Крашенинников присоединился тут к Миллеру и Гмелину и вместе о ними возвратился в Петербург в феврале 1743 г.

В 1745 г. Крашенинников был сделан адъюнктом Академии, в 1750 г. профессором ботаники; он был первым из русских ученых, преподававших эту науку. В 1750 г. он говорил на публичном собрании Академии речь "О пользе наук и художеств во всяком государстве"; с 1748 г. он был ректором академической гимназии; он упражнял учеников в переводах с латинского и греческого. В 1749 г. он был в числе тех пяти академиков, которым поручено было рассмотреть диссертацию Миллера "Происхождение народа и имени российского", наделавшую столько шума в свое время. Крашенинников был даже секретарем этой комиссии академиков; его отношение к диссертации Миллера было вполне отрицательное.

Главная работа Крашенинникова — это известное его "Описание земли Камчатки". Обработку материалов, собранных им за время пребывания на этом полуострове, он начал немедленно по возвращении.

Так как Штеллер умер в 1745 г., возвращаясь в Петербурга, в Тюмени от горячки, то Крашенинникову поручено было воспользоваться и теми материалами, собранными Штеллером, которые он ранее привез в Петербург. Крашенинников успел напечатать, но не успел выпустить свой труд в свет: он умер через несколько дней после того, как, уже совершенно больной, прочел последнюю корректуру последнего листа. Это произведение было для своего времени весьма замечательным по богатству сведений, по точности и серьезности описаний; замечательна книга и по своему языку, для того времени и для тех предметов, о каких приходилось трактовать, очень хорошему. Сочинение это было переиздано по-русски в 1786 и в 1818 годах; кроме того — в течение 1764—1770 гг. — оно появилось в переводах английском, немецком, двух французских и двух голландских; немецкое издание было повторено в 1789 г. Когда Шерер, в 1774 г., напечатал, что Beschreibung von der Lände Kamtschatka составлено Штеллером после того как он разделился с Крашенинниковым и в предисловии отзывался о Крашенинникове неуважительно и утверждал, что он очень многое позаимствовал из материалов Штеллера, то Бюшинг, Паллас и анонимный критик Allgemeine deutsche Bibliothec горячо заступились за Крашенинникова и доказали, что не только он не скрывал никогда заимствований из наблюдений Штеллера, но что его собственные наблюдения и описания нередко точнее и важнее описаний Штеллера. При жизни Крашенинникова из трудов его были напечатаны, кроме нескольких мемуаров по ботанике в I и II томах Novi Commentarii, перевод "Квинта Курция, История о Александре Великом, царе Македонии, с дополнениями Фрейнсгейма и с примечаниями" (СПб. 1750—1751, 2 части); издание это было повторено еще пять раз, последний раз в 1813 г.; после смерти Крашенинникова вышли его произведения: "Слово о пользе наук и художеств", СПб. 1756 и "Flora ingrica, ex schedis S. Krascheninnikof confecta... а D. Gorter", СПб. 1761.

Миллер, написавший предисловие к "Описанию земли Камчатки" следующими словами говорит о покойном профессоре, с которым при жизни его он не очень ладил: "Он был из числа тех, кои ни знатною природою, ни фортуны благодеяниями не предпочтены, но сами собою, своими качествами и службою, произошли в люди, кои ничего не заимствуют от своих предков, и сами достойны называться начальниками своего благополучия".

Евгений, "Словарь свет. писат.", I, 314—316; Бантыш-Каменный, "Словарь"; Билярский, "Материал для биогр. Ломоносова"; Геннади, "Словарь"·, Пекарский, "Ист. Акад. Наук", I; "Описание земли Камчатки", I, предисловие.