РБС/ВТ/Кречетников, Михаил Никитич

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Кречетников, Михаил Никитич
Русский биографический словарь А. А. Половцова
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Кнаппе — Кюхельбекер. Источник: т. 9 (1903): Кнаппе — Кюхельбекер, с. 430—432 ( скан · индекс ) • Другие источники: ВЭРБС/ВТ/Кречетников, Михаил Никитич в дореформенной орфографии


Кречетников, граф Михаил Никитич, генерал-аншеф, род. в 1729 г., ум. 9 мая 1793 г. Происходил из старинного дворянского рода; учился в Сухопутном Шляхетском корпусе; в Семилетней войне принимал участие уже в чине секунд-майора; в 1764 г. встречаем отзыв о нем, как об одном из лучших полковников русской армии. В 1769 г. находился при армии кн. А. М. Голицына, осаждавшей Хотин, и за отличие в поражении, нанесенном великому визирю 23 августа 1769 г., произведен в бригадиры; вскоре получил чин генерал-майора. За храбрость, оказанную в кагульской битве и за поражение турок и взятие г. Краева пожалован, 28 декабря 1770 г., орденом св. Анны 1 ст. Еще не окончилась война, в течение которой Кречетников получил уже несколько наград, как он был призван к совершенно новой деятельности: 14 мая 1772 г. он был назначен, вместе с Каховским, управлять двумя губерниями, образованными из земель, полученных Россией по первому польскому разделу; Кречетников был назначен губернатором псковским, Каховский — могилевским; генерал-губернатором этих губерний был гр. З. Гр. Чернышев. Императрица снабдила новых губернаторов обстоятельной инструкцией; наставления ее были мудры, отмечены твердостью и умеренностью. Нелегкая, все-таки, задача представлялась этим первым русским администраторам края; надлежало установить единение с Россией областей, среди населения которых было много элементов, недовольных новым порядком вещей; нужно было установить отношения к духовенству, известному своей ревностью и враждебностью ко всему русскому; нужно было ладить с крупными землевладельцами края, которые, в случае нежелания принести присягу, должны были быть лишаемы своих земель, но которых, конечно, желательно было приобрести в подданство России; нужно было произвести совершенно непривычную населению перепись, ввести новые суды, новые таможни и пр.; вообще же, предписано было новым губернаторам "управлять так, чтобы население ощутительно почувствовало превосходство своего настоящего положения перед прежним"; на несколько лет облегчены были поборы, преимущественно, падавшие на людей низшего класса. Различные вопросы управления постоянно обсуждались в переписке Кречетникова с гр. З. Чернышевым, причем последний обыкновенно вполне одобрял предположения и меры первого. Императрица была тоже вполне довольна деятельностью Кречетникова. В 1773 г. Кречетников и Каховский были назначены комиссарами для окончательного установления новой границы с Польшей; и это поручение исполнили они вполне успешно; они же подписали и акт окончательного разграничения между Россией и Польшей. При праздновании мира с Турцией, в 1775 г., Кречетников получил чин генерал-поручика. — Немедленно вслед за изданием "Учреждения о губерниях", в ноябре же 1775 года, Кречетников был назначен губернатором в Тверь; генерал-губернатором новгородским и тверским был Я. Сиверс; Сиверс писал Кречетникову, что это назначение "открывает ему дорогу на первое место" и, действительно, 24 августа 1776 года уже дано было ему поручение открыть губернии: Калужскую — что он и выполнил в январе 1777 г., — затем Тульскую и Рязанскую; некоторое время он и управлял ими всеми тремя; но так как почти всегда генерал-губернаторы или наместники получали в свое управление по две губернии, то Рязанская в 1782 г. была соединена с Тамбовской под управлением М. Ф. Каменского, а Кречетников остался наместником калужским и тульским. Он открывал по новому учреждению уездные города, набирал в них штат служащих, разграничивал уезды и самые губернии; большое внимание обратил он на благоустройство Тулы и Калуги, в чем, действительно, тогдашние русские города очень нуждались и чем очень интересовалась императрица, он был, еще указом 31 мая 1778 г.. назначен председателем особой комиссии, учрежденной императрицей для улучшения тульских заводов; из инструкции, ему данной, видно, что императрица руководствовалась наказом, который дан был от тульских оружейников депутату в комиссии 1766 г. На Тульском оружейном заводе Кречетников произвел некоторые улучшения: исправил плотину, установил более правильный надзор за приготовлением оружия, заметив, что иногда делается одних предметов в излишестве, а других — недостаточно; ввел некоторые улучшения в распределении работ между приписанными к заводу рабочими, предоставив это почти целиком на их собственное усмотрение и взаимное соглашение; при нем было издано новое Положение о тульских оружейных заводах. О деятельности Кречетникова на этом месте, особенно об его образе жизни, пышном, представительном — сообщает живые подробности известный А. Т. Болотов; "Калужский летописец" называет Кречетникова "отличнейшим начальником". За время управления этим наместничеством Кречетников получил ордена св. Александра Невского и св. Владимира 1 степени, чин генерал-аншефа (в 1790 г.) и 1016 душ в Белоруссии (в 1780 г.). В 1789 г. императрица думала одно время назначить Кречетникова главнокомандующим армией, действовавшей против Швеции, и спрашивала мнения об этом Потемкина, говоря, что со своей стороны, она предпочла бы, выбирая между Кречетниковым и Игельстромом, первого; почему-то, однако, был назначен Игельстром. Как будто бы Потемкин не хотел отпускать Кречетникова от себя: еще в 1787 г. он просил, чтобы рекруты были предварительно поручаемы, для лучшего их обучения, в ведомство Кречетникова; с 1790 г. Кречетников, за уходом Румянцева, управлял тремя малороссийскими губерниями; в Киеве он учредил инвалидный дом; в 1791 г. Потемкин, жалуясь, что у него "нет генералов на дело", просил прислать к армии Гудовича, Бальмена и Кречетникова. Ввиду этого надо сказать, что если и есть часть правды в отзывах некоторых современников, что Кречетников сделал свою карьеру благодаря расположению Потемкина, то, во всяком случае, Потемкин, очевидно, считал Кречетникова способным и полезным деятелем.

В 1792 г. Кречетникову пришлось руководить самостоятельно довольно обширными операциями. Заключив мир с Турцией и Швецией, императрица Екатерина имела в виду решительным образом вмешаться в дела Польши, ходом которых она имела все причины быть недовольной. Партия, которая ввела в Польше в 1791 г. так называемую конституцию 3 мая, преследовала, главным образом, цель серьезную — усиление своего государства путем уничтожения царившей в нем анархии; но вместе с тем, партия эта не упускала ни одного случая, чтобы не сделать вызова или почти прямого оскорбления России. Между тем, Екатерина постоянно имела в виду усиление России на счет Польши; по гарантии, принятой ею на себя еще в 1768 г., она с формальной точки зрения была не только вправе, а даже обязана восстановить старый строй государственных учреждений; к этому же прямо приглашали Россию многие поляки, недовольные конституцией 3 мая. Екатерина II направила на Польшу такие силы, которым поляки не могли оказать никакого серьезного сопротивления. С юга должен был действовать Каховский с армией в 65000 чел., в Литву должен был вступить Кречетников с 32000 чел.; движение должно было начаться одновременно, в начале мая 1792 г. — 7 мая русский посол в Варшаве, Булгаков, представил декларацию императрицы, где сообщалось о начинаемых действиях и излагались их причины — или, точнее, поводы. Поляки ожидали вмешательства, и, по своему, даже готовились к нему; но армия их осталась по-прежнему малочисленной и неорганизованной, не было ни денег, ни боевых запасов. Скоро Каховский одержал решительные успехи; быстро подвигался и Кречетников, который, впрочем, встречал менее сопротивления. Войска его двигались четырьмя колоннами, под начальством генералов Ферзева, гр. Меллина, кн. Долгорукова и польского генерала Коссаковского. 11 мая перешли они границу; 31 мая занята была Вильна; в тот же день генерал Меллин разбил под м. Мир польского генерала Юдыцкого; 6 июня взят был после недолгой обороны Несвиж. 14 июня Кречетников, с привычной ему торжественностью и пышностью, открыл в Вильне генеральную конфедерацию великого княжества литовского; 25 июня занята была Гродна; 7 июля Каховский нанес польским войскам решительное поражение при Дубенке (Уханке); русские войска быстро приближались к Варшаве. Король тогда приступил к Тарговицкой конфедерации, т. е. признал требования той партии, которую поддерживала Россия. Вооруженная борьба кончилась; Кречетников поехал в Петербург и получил (28 июля 1792 г.) орден св. Андрея Первозванного.

Здесь не место излагать те сложные обстоятельства, в силу которых в 1793 г. совершился второй раздел Польши. Соглашение об этом между Россией и Пруссией состоялось 12 февраля; в марте сообщено было о нем польскому правительству; согласие на уступку областей России последовало со стороны сейма только 14 июня в Гродне. Но присоединение их к России фактически состоялось уже в течение марта и апреля 1793 г.; Кречетников был назначен главнокомандующим войсками во вновь присоединенной области и генерал-губернатором ее; еще 8 декабря 1792 г. был подписан указ об этом, содержавший вместе и обстоятельную программу действий. 27 марта в м. Лабуни, в главной квартире Кречетникова, было торжественно объявлено о состоявшемся присоединении; такие же объявления были сделаны и во всех городах и важнейших местечках.

Кречетников разделил, согласно высочайшим указаниям, свое генерал-губернаторство на три губернии, начал вводить там русские порядки, но не успел сделать ничего выдающегося в своем новом, особенно ответственном и трудном, положений; 9 мая следующего года он скончался. Через несколько времени после его смерти, еще до получения об этом известия, императрица возвела его в графское достоинство.

По отзыву известного военного писателя, князя Н. Голицына, M. Н. Kpeчетников был храбрый генерал, но без крупных военных дарований; как администратор он не обладал способностью к инициативе, даже к особенно активной деятельности; но он был, без сомнения, очень толковый и дельный исполнитель; императрица Екатерина совершенно верно характеризовала его в рескрипте, высказывая свое полное доверие к его "опытности, знанию дела", и "найпаче усердию и точному и скорому всегда исполнению" воли государыни.

Бантыш-Каменсжий, "Словарь", III; I. Федоров, "Гр. М. Н. Кречетников", Каменец-Подольск, 1893 г. — Письма к Кречетникову и его журналы исходящих бумаг в "Чтениях Моск. Общ.", 1863 г., IV, 1877 г., II, 124; "Сборник Имп. Русск. Ист. Общ.", тт. 26, 47, 51, особ. 42; "Арх. Госуд. Сов.", I; "Полн. Собр. Законов", №№ 14.498, 14.758, 17.108. — Петров, "Война России с Турцией и польскими конфедератами"; Смит, "Суворов и падение Польши", II; Болотов, "Жизнь и приключения" по указателю.

Н. Ч.