РБС/ВТ/Кулибин, Иван Петрович

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Кулибин
Русский биографический словарь А. А. Половцова
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Кнаппе — Кюхельбекер. Источник: т. 9 (1903): Кнаппе — Кюхельбекер, с. 539—543 ( скан · индекс ) • Другие источники: МЭСБЕ : ЭСБЕРБС/ВТ/Кулибин, Иван Петрович в дореформенной орфографии


Кулибин, Иван Петрович — механик Императорской Академии Наук, член Императорского Вольного экономического общества. Сын мещанина Нижнего Новгорода, род. в Нижнем Новгороде 10 апреля 1735 г., ум. там же 30 июля 1818 г. Кулибин предназначался отцом торговать мукой, но он с юности стремился к занятиям механикой и не с целью забавы, а для серьезного практического ее применения. Исключительные способности Кулибина проявились весьма рано и разнообразно, В саду Кулибиных был пруд, где вода не имела протока и где гибла рыба — молодой Кулибин придумал такое гидравлическое устройство, при котором вода из соседней горы собиралась в бассейне, оттуда шла в пруд, а лишняя вода выводилась из пруда·, с тех пор рыба в пруде начала плодиться. Это дело победило отца изобретателя, до тех пор недружелюбно смотревшего на занятия сына механикой. Тогда в Нижнем Новгороде не было ни одного часовых дел мастера, часы для починки посылались в Москву. Устройство часов давно интересовало Кулибина, он пытался и сам сделать часы, но, не имея инструментов, не мог этого достигнуть; случайно в Москве достал от одного мастера колесную, хотя и испорченную машинку и ручной токарный станок, сделал часы с кукушкою и продал их за хорошую цену; вскоре за тем он починил английские часы с репетицией и тогда разнеслась по городу слава о нем как о часовом мастере. До сих пор в Нижнем Новгороде существует фирма часовых дел мастера Пятерикова — это был ученик Кулибина. В конце 1764 г. Кулибин задумал сделать часы особого устройства, чтобы поднести их Императрице Екатерине II. Черноярский купец Михаил Андреевич Костромин, уверовав в дарования Кулибина, вызвался помогать ему в его предприятии и взял на себя содержание Кулибина с семейством и учеником, пока часы не будут сделаны. При проезде Императрицы Екатерины II через Нижний в 1767 г., губернатор Аршеневский указал Кулибина гр. Г. Г. Орлову, а последний представил механика Императрице. Осмотрев изделия Кулибина и еще не оконченные часы, Государыня изъявила желание, чтобы после окончания часов, Кулибин приехал в Петербург со своими изделиями. 1 апреля 1769 г. Кулибин, вместе с Костроминым, поднесли в Петербурге Императрице часы. Часы имели форму и величину гусиного яйца; каждый час они отворялись, представляя храм и в нем — Воскресение Христа; в полдень они играли музыку, сочинения самого Кулибина, кантату на слова оды в честь Императрицы. В награду Кулибину — за изделие, а Костромину — за содействие, дано было по 1000 руб. каждому, изделия переданы для хранения в Кунтскамеру, Кулибин назначен механиком при Академии Наук, с жалованьем 300 руб. в год, при казенной квартире, а Костромину пожалована серебряная кружка — "за благородное и великодушное вспомоществование дарованиям Кулибина". Кроме механических работ, Кулибин поднес Государыне еще и оду своего сочинения. Работая над часами Кулибин не пропускал случая изучить что-нибудь полезное. Он сам выучился физике, химии и механике; он умел играть на фортепьяно и пел. По виденным образцам он доходил до существа предмета и таким образом сделал сам электрическую машину, телескоп, микроскоп и две зрительные трубы. Прочитав в 1772 г. в газетах, что в Англии назначена премия за проект моста в один пролет, Кулибин занялся проектом такого моста через Неву; мост предполагался в 140 сажен длины. Академик Эйлер проверил вычисления Кулибина, вполне их одобрил и напечатал о них в Комментариях Академии Наук, с самыми лестными отзывами об авторе проекта. Модель моста, в десятую часть против настоящей величины, была построена Кулибиным и 27 декабря 1776 г. испытывалась на дворе Академии. Уже две подобные модели других механиков были испытаны в Академии без успеха; весьма естественно, что после того к кулибинской модели академики относились недоверчиво; даже Эйлер допускал, что, невзирая на его теоретические вычисления, модель на практике не оправдает ожиданий. Только Кулибин был уверен в успехе и до того, что когда модель выдержала назначенный груз, он велел наложить на нее еще большой лишний груз лежавшего на дворе кирпича, сам взошел на свой мост и пригласил на него всех зрителей и рабочих. Пожаловав уже 1000 руб. на постройку модели моста, после испытания Императрица приказала выдать Кулибину в награду 2000 руб. Что же касается до английской премии, биографы Кулибина ничего не говорят о ней; по-видимому, как это часто бывает с подобными газетными объявлениями, трудно было найти путь к получению этой премии. Модель моста, целиком, без разборки ее, была перевезена Кулибиным и стояла некоторое время в саду Таврического дворца. Кулибин поставил Инструментальную палату при Академии на ту степень совершенства, что она доставляла в казенные места, для ученых экспедиций и по частным заказам математические, физические и др. инструменты; чтобы оценить значение этого факта, надо принять в соображение, что это было в конце ХVIII-го столетия. В 1775 г. Кулибин, со своим семейством, был исключен из подушного оклада. Граф В. Г. Орлов советовал Кулибину оставить русское платье и сбрить бороду, чтобы, войдя в общий строй служилых людей, получать общие отличия — чины, ордена и т. д., — Кулибин не согласился на это. Императрица, узнав об этом и одобряя уважение Кулибина к обычаям родины, пожаловала ему в 1778 г. особую золотую медаль для ношения на шее на Андреевской ленте; такая медаль давала право входа во дворец на торжества вместе с штаб-офицерами, и до тех пор была жалована только одному полковнику, прибывшему послом от Запорожских казаков. В 1779 г. Кулибин устроил фонарь с отражательными стеклами, такого совершенного устройства, что при пробе этого фонаря, горевшего в Петербурге, свет его был виден за 24 версты от столицы, из Красного Села. Фонари эти стали употребляться для освещения длинных галерей, для маяков и т. д.; Державин упоминает о кулибинском фонаре в оде Афинейскому витязю. Деятельность Кулибина была неутомима. Он производил не только такие замысловатые вещи, как его часы, или такие серьезные, как модель моста через Неву, но беспрестанно применял к делу знание законов физики и механики. Вот неполное перечисление его работ. Он первый начал делать для ампутированных искусственные руки и ноги; обыкновенно считают, что такие ноги были изобретены во Франции после русского похода Наполеона I, — но есть основание думать, что изобретатель их воспользовался идеями Кулибина. В Царскосельском дворце форточки в окнах помещались слишком высоко; для открывание их люди должны были карабкаться по карнизам; опасность этой работы была замечена Императрицей и, по ее желанию, Кулибин приноровил к форточкам такое устройство, что их стали отворять и запирать, действуя снизу шнурками — это тот способ, который теперь распространен. Нижние коридоры того же дворца были очень темны; Кулибин осветил их днем с помощью зеркал. Он же починил машину, принадлежавшую Академии и представляющую движение планет. В доме Л. А. Нарышкина театральный механик Бригонций взялся перенести на другое место автомат, игравший в шашки и дававшего посетителям разные ответы; разобрав механизм и не будучи в состоянии вновь собрать его, Бригонций заявил, что исполнить это может только изобретатель системы. Тогда Нарышкин обратился к Кулибину, который восстановил автомат. На стеклянном заводе Кулибин сделал приспособления для безопасного передвижения горшков с расплавленным стеклом. Для Императрицы придумал подъемную машину, где кресло двигалось без цепей и канатов по винтовой линии. Устроил во дворце комнатный фейерверк, с ракетами, огненными фонтанами и выстрелами, но без дыма и пороха. При спуске 130-ти пушечного корабля Благодать, остановившегося на эллинге и не поддававшегося никаким усилиям строителей для спуска, обратились к Кулибину, который очень скоро сдвинул корабль с места и спустил его на воду. Однажды Кулибин, поздно вечером, был экстренно потребован к коменданту, который сообщил ему дошедшее до Императора известие, что шпиль Петропавловской крепости погнулся; думали, что это следствие недавней бури или даже никем не замеченного колебания почвы. Император поручил Кулибину, вместе с архитектором Кваренги, осмотреть шпиль; Кваренги, впрочем, еще до того осматривал шпиль и заявил, что тут нужен механик. Кулибин отправился в крепость, осмотрел шпиль, выверил его, влезал даже с работником на шпиль по проволочным лестницам, подвергаясь при своем преклонном возрасте опасности, но не нашел ни малейшего уклона. Тогда комендант крепости привел его к одной двери и просил посмотреть на шпиль в отношении к косяку: Кулибин посмотрел и доказал коменданту, что не шпиль погнулся, а криво стоит косяк двери. По этому случаю, Император Павел I, узнав, что Кулибин пятый год безвозмездно поверяет дворцовые часы и при старости своей, ходит для того на высокий фронтон Зимнего Дворца, приказал выдавать ему жалованье за этот присмотр по 1200 руб. в год и выдать 4800 руб. за прошедшие четыре года. Император Александр I два раза принимал Кулибина; а в 1801 г., по прошению, уволил от службы при Академии, с назначением в пенсию его жалованья, квартирных денег по 300 руб. в год и с единовременной выдачей 6000 руб. на у плату долгов, которые образовались у Кулибина благодаря его постоянным опытам по механике. Кулибин отправился на житье в Нижний Новгород, где купил домик. Тут он занялся проектом судна, которое могло бы ходить против течения. Такое судно было им придумано и испытано с успехом в 1782 г. в Петербурге; оно двигалось посредством той же воды, которая мешала ему идти. В Нижнем опыт тоже удался и в 1806 г. Кулибин ходатайствовал о принятии этой системы судов для общего употребления. Ему выдали 6000 руб. в возмещение расходов на это изобретение, а модель судна была сдана в Нижегородскую ратушу, где осталась без применения к делу, а со временем уничтожилась. В Нижнем Кулибин составил проект железного моста через Волгу, о трех пролетах, на быках; тогда же он обратился и к разрешению вопроса о вечном движении (prepetuum mobile). Еще в 1794 г. один немецкий механик прислал в Петербург проект своей машины, будто бы разрешающей задачу вечного движения. Кулибин нашел проект несостоятельным и доказал это, построив модель проектированной машины. Сын Кулибина в статье, помещенной в "Москвитянине" 1854 г. (т. V, стр. 27) говорит, что Кулибин напал на мысль о разрешении этой задачи, но умер, не сообщив никому своей идеи. Кулибин скончался в полной бедности. На его похороны, вместе с толпой народа, явились учителя и ученики Нижегородской гимназии, и проводили прах Кулибина до могилы. Гроб до могилы несли на руках Пятериков с именитыми гражданами. За год до смерти Кулибина учитель гимназии Веденецкий написала, его портрет; механик изображен сидящим у стола, с циркулем в руках; на столе стоит телоскоп, а на нем висят часы, в форме яйца, которые Кулибин поднес Императрице Екатерине II; на шее Кулибина — медаль, пожалованная ему за отличие; портрет этот находится во владении рода Кулибиных. — Кулибин был женат три раза; в последний раз женился около 70 лет от роду. От всех браков он имел детей, сыновей: Семена, Дмитрия, Павла, Александра и Петра и семь дочерей. Старший сын получил на службе чин статского советника, Дмитрий занялся гравированием, младшие двое воспитывались в Горном Институте и стали горными инженерами. Могила Кулибина находится на Петропавловском или Всехсвятском кладбище в Нижнем Новгороде, на ней поставлен памятник нижегородским архиепископом Иаковом. По делам своим и следу, оставленному им в русской жизни, Кулибин является выдающимся человеком; когда он вернулся на житье в Нижний, жители приняли его с гордостью. В Нижегородской думе портрет Кулибина находится вместе с портретом Минина; в городе открыто Кулибинское ремесленное училище, основанное по мысли Нижегородского клуба всех сословий, заявленной при воспоминании 50-тилетия со дня смерти Кулибина. Весьма неудачно биографы Кулибина укрепили за ним прозвище механика-самоучки. Самоучкой зовут того, кто, учась правильно, достиг кое-чего. Кулибин же учился много, хотя и без руководителей, и овладел своим предметом в совершенстве; работы его вызвали удивление академиков. Весьма замечательно в этом отношении письмо знаменитого Д. Бернулли к академику Фуссу от 7-го июня 1777 г., после того, как Бернулли получил из Петербурга сообщение о проекте моста через Неву; оно свидетельствует, что Бернулли смотрел на Кулибина, как на человека, который в общем с ним деле пошел дальше него, Бернулли. Профессор A. Ершов, в статье "О значении механического искусства в России" ("Вестник промышленности" Ф. Чижова, 1859, № 3, март), отзываясь о Кулибине, что он мог бы стать нашим Уаттом или Фултоном, приводит отзыв известного строителя мостов, инженера Д. Журавского, о модели Кулибинского моста: "На ней печать гения; она построена по системе, признаваемой новейшей наукой самой рациональной; мост поддерживает арка, изгиб ее предупреждает раскосная система, которая, по неизвестности того, что делается в России, называется американской". Ершов выражает надежду, что где-нибудь могут быть найдены чертежи судна, изобретенного Кулибиным для плавания против течения, силой самой сопротивляющейся ходу воды.

Литература о Кулибине весьма обширна, есть даже драматическое представление под именем нашего механика ("Пантеон", журнал Ф. Кони, 1850, т. II). Список всего, напечатанного о Кулибине, находится при третьем и следующих изданиях брошюры г. Ремезова: "Кулибин, механик самоучка". — Главными материалами для биографии Кулибина служат: "Воспоминания о И. П. Кулибине", П. Пятерикова ("Москвитянин", 1853 г.). "Материалы для биографии", собранные статским советником Кулибиным ("Москвитянин", 1854, т. VI); "Жизнь русского механика Кулибина", сост. П. Свиньиным. Автобиография, весьма краткая, упоминающая только о поднесении Императрице Екатерине часов и др., напечатана в "Русской Старине" 1873, т. VIII, стр. 734; Пекарский, "Ист. Имп. Акад. Наук", I, 118; Иванов, "Наши самородки" в журнале "Век", 1862, №№ 9, 10; "Русский Ремесленник", 1862, № 1; "Грамотей". 1862, № 1; "Воскресный Досуг", 1864, № 7, "Русск. Худ. Лист." 1759 г. № 8, "Чтения Моск. Общ. Ист. и Древн.", 1862, № 1; "Производитель и промышленность", 1859, № 2, ст. Лебедева и др.

Н. Н. П.