РБС/ВТ/Куторга, Михаил Семенович

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Куторга
Русский биографический словарь А. А. Половцова
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Кнаппе — Кюхельбекер. Источник: т. 9 (1903): Кнаппе — Кюхельбекер, с. 619—621 ( скан · индекс ) • Другие источники: МЭСБЕ : ЭСБЕРБС/ВТ/Куторга, Михаил Семенович в дореформенной орфографии


Куторга, Михаил Семенович, профессор истории С.-Петербургского и Московского университетов, род. 6 июля 1809 г., в Могилеве, ум. 26 мая 1886 г., в своем имении Борках, Мстиславского уезда Могилевской губернии. Общее образование М. С. Куторга получил в 3-й Петербургской гимназии, откуда в 1827 г. поступил на словесное отделение историко-филологического факультета Петербургского университета, но пробыл там только один год: в ноябре 1827 г. состоялось Высочайшее повеление избрать в университетах человек двадцать способнейших студентов, "непременно природных русских", и отправить их для научных занятий сначала в Дерпт, а потом в Берлин или Париж. В числе шести питомцев Петербургского университета, избранных в число этих двадцати, находился и М. Куторга. Выдержав предварительный экзамен в Академии Наук, профессоранты 16 июля 1828 г. отправились в Дерпт и здесь, в так называемом "профессорском институте", М. Куторга пробыл более четырех лет, с июля 1828 г, до начала 1833 г. Здесь он написал первый свой ученый труд, под заглавием: De tribubus Atticis eorumque cum regni partibus nexu, Dorpati, 1832, и, защитив эту диссертацию 15 декабря того же года, получил степень магистра философии. Затем Куторга отправился для дальнейшего усовершенствования в своей специальности за границу. В 1833 и 1834 гг. он слушал лекции в Париже, Гейдельберге, Мюнхене, но большую часть двухгодичного пребывания своего в чужих краях провел в Берлине. В это время в немецких университетах получила широкое развитие так называемая "Нибуровская школа". Профессора истории преимущественно занимались изучением античного мира. Путем строгого критического анализа, через непосредственное знакомство с классическими писателями, воссоздавали и объясняли они историю Греции и Рима, с их особенным политическим бытом и учреждениями, с их различными литературой и искусствами. К этому научному направлению примкнул и М. С. Куторга. По возвращении из-за границы, в августе 1835 г. он был назначен для преподавания в Петербургском университете древней, средней и новой истории и вскоре же по своем поступлении в университет получил звание адъюнкта; в 1838 г. он защитил докторскую диссертацию — "Колена и сословия аттические", СПб. 1838 г. (переведена на французский язык Шопеном и издана в Париже), и в том же году возведен в экстра-ординарные профессоры, а в 1844 — в ординарные. В 1864 г. Куторга был избран в почетные члены Петербургского университета. С первых же шагов своей преподавательской деятельности М. Куторга начал знакомить своих слушателей с тем направлением, какое усвоил он в заграничных университетах. Свои лекции Куторга читал, руководствуясь лучшими немецкими историками. Лекции эти явились для слушателей "живительной и плодотворной новостью", составили даже "эпоху". Не одну массу имен и годов выносили слушатели из его аудитории, а знакомились в ней с методом научных занятий, с требованиями научного исследования. К каждой лекции молодой профессор основательно готовился; он излагал преимущественно историю внутреннего развития государства, события же внешние предоставлял студентам проходить по пособиям, на которые указывал. Знакомя слушателей с литературой, Куторга излагал прежние и новые взгляды на изучаемые факты и к упоминаемым сочинениям относился строго критически, — этого не было у большинства его предшественников, которые обыкновенно прямо читали "по такому-то" руководству. Преподавание Куторги, дававшее живую и ясную картину постепенного развития человеческого общества, при даре слова профессора, привлекало слушателей, возбуждало в них самодеятельность, располагало к самостоятельному занятию предметом. С конца 40-х годов Куторга завел у себя на дому особые "вечерние беседы" — зародыш семинаров. Тут занимался он специально разбором отдельных исторических вопросов, задавал темы студентам для разработки, разбирал сочинения, которые они представляли, и таким образом на деле знакомил молодых людей с требованиями и приемами исторической критики. Из этих семинаров вышло немало историко-критических работ, многие из занимавшихся в семинарах приобрели впоследствии известность в науке, таковы: Стасюлевич, Бауэр, Люперсольский, Васильевский. Свой первоначально обширный курс чтений в Петербургском университете Куторга впоследствии сократил. В чтениях по греческой истории он ограничивался обыкновенно IV и V столетиями, с введением, в котором излагалось влияние Востока на Грецию; в курсе римской истории ограничивался он первыми двумя столетиями республики, т. е. эпохой борьбы патрициев с плебеями; в курсе средней истории — феодальной системой, ее образованием, развитием, учреждениями, наконец — в курсе новой истории — событиями ХVIII столетия до Семилетней войны. Сверх того, в последние годы читал он введение в науку истории. С 1838 г., когда было положено читать всеобщую историю для юристов отдельно от филологов, Куторге предоставлено было читать лекции для первых. В Петербурге Куторга состоял в университете до 22 марта 1869 г. Затем, со второй половины этого года он перенес свою профессорскую службу в Московский университет, где преподавал в течение пяти лет, с 1869 до 1874 гг. В Москве М. Куторга читал лекции по древней истории филологам первых двух курсов, вместе с первокурсниками юристами. Но в это время лекции его уже не производили такого сильного впечатления, какое производили они в Петербурге — тот способ преподавания, какой впервые был введен Куторгой в 30-х годах, к концу 60-х годов уже прочно утвердился, не был уже новинкой, как бы откровением, появились и более талантливые, выдающиеся преподаватели. Но за M. C. Куторгой остается та заслуга, что он первый из русских ученых стал разрабатывать самостоятельно классические древности, подвергая изучению и исследованию как тексты, так и памятники. С этой целью он во время своей профессуры совершил три поездки за границу: в 1859 и 1861 гг. — в Грецию, Малую Азию и Египет, и в 1870 г. — в Грецию; и среди современных ему знатоков эллинизма он занимал почетное место. Куторга был членом многих ученых обществ, русских и иностранных и членом-корреспондентом Академии Наук, и во время пребывания в Петербурге читал всеобщую историю в римско-католической духовной Академии. — Выйдя в отставку M. C. Куторга поселился в своем имении, но не переставал интересоваться наиболее любимым предметом — историей Греции. В 1882 г. был отпразднован 50-летний юбилей ученой его деятельности, причем его вспомнили многие из его учеников, рассеянных по разным городам России, а Петербургским университетом и Историко-филологическим институтом были посланы для приветствия юбиляра депутации.

Кроме названных выше диссертаций, Куторге принадлежат следующие труды: "Политическое устройство германцев до VI столетия", СПб. 1837 г.; "Исторические воспоминания путешественника. Версаль", СПб. 1839 г.; "О собрании называемом: Notitia dignitatum Imperii Romani", СПб. 1839 г.; "Людовик XIV, исторический очерк" ("Современник", 1843 г., кн. 1 и 2); "О поэтической и философической стороне афинской образованности", — актовая речь ("Годичный акт Петерб. унив.", 1843 г.); "История Афинской республики от убиения Иппарха до смерти Мильтиада", СПб. 1848 г. — это сочинение удостоено Демидовской премии; "Перикл, исторический очерк" ("Современник" 1850 г., т. XIX); "Леопольд Равке" ("Библиотека для Чтения", 1850 г., т. XCIX); "История папской власти до Карла Великого и восстановление Западной Римской империи" ("Современник", XXI); "Очерк науки древностей" ("Библиотека для чтения", 1850 г., т. CIV); "Die Ansichten des Dikäarchos über den Ursprung der Gesellschaft" ("Bullet, de l'Académie Impériale des sciences ", VIII); "Критические разыскания о законодательстве Алкмеонида Клисфена" ("Пропилеи", изд. П. М. Леонтьевым, М. 1853 г., кн. 3 — это исследование на немецком языке напечатано в "Mélanges Gréco-Romains, tirés du Bulletin de l'Académie Imperiale des Sciences de St.-Pétersbourg", 1853 г., т. I, 358—409); "Хронологические разыскания, относящиеся к событиям персидских войн" ("Годичный акт С.-Петербургского университета", СПб. 1853 г.) — этот труд, несколько измененный и дополненный, вышел отдельно, под заглавием: "Персидские войны, критические исследования о событиях этой эпохи древней греческой истории", СПб, 1858 г., и удостоен половинной Демидовской награды в 1859 г. С некоторыми переменами напечатан он по-французски под заглавием: "Recherches critiques sur l'histoire de la Gréce pendant la période des guerres Médiques" ("Mémoires presentés par divers savants à l'Académie des inscriptions et belles-lettres", 1861 г., t. VII); "О разделении собственности в Афинах и о трапезитах" ("Годичный акт С.-Петербургского университета", СПб. 1858 г.) — этот труд, в измененном виде, был напечатан и на французском языке под заглавием: "Essai historique sur les Trapézites ("Compte rendu de l'Acad. des Sciences morales et politiques" 1859, 24 Septembre"); ".Mémoire sur le parti persan dans la Gréce ancienne" и "Mémoire sur le procés de Thémistocle " ("Mémoires presentés par divers savants à l'Académie des Inscriptions et belleslettres", 1860 г., т. VI); "Les villes do Cyrtanes et de Corcia, et les ruines d'Halae" ("Revue Archéologique", 1860 г.); "Examen de la dissertation de Richard Bentley sur l'authenticité des lettres de Themistocle", Paris, 1861; "О дне и празднике нового года у афинян перед Пелопонесской войной" ("Записки Импер. Академии Наук", VIII, приложение); "Введение в историю древней греческой образованности", ("Журнал мин. нар. просвещения", 1867 г., ч. СХХХIII, кн. 5, отд. II, стр. 154—172); "Об историческом развитии понятия истории от древнейшей эпохи на Востоке до нашего времени" (там же, 1868 г., ч. СХХХII, кн, 2 и 3); "Историческое развитие понятия истории" ("Известия Московского университета", 1870 г.). Несколько рецензий и статей более популярного характера напечатал М. Куторга в "Русском Вестнике", за 1870—1880 гг.

Григорьев. "С.-Петербургский университет"; Языков, "Обзор", VI, VII, VIII; "Album Acaclemicum der Kaiserlichen Universität Dorpat", Dorpat, 1853, 107; Устрялов, "Воспоминания o С.-Петербургском университете" ("Исторический Вестник", 1884 г., кн. 8, стр. 297—300); Языков, "Воспоминания о М. С. Куторге" (там же, 1886 г., кн. 9, стр. 563—568); А. Ч., "Петербургский унверситет полвека назад" ("Русский Архив", 1888 г., кн. 9, стр. 139—142); Никитенко, "Дневник"; А. Пыпин., "История русской этнографии", т. II, 42; "Журн. Мин. Нар. Просв.", 1886, кн. 7; "Волынские Епархиальные Ведомости", № 17; "Церковный Вестник", № 22.