РБС/ВТ/Лорис-Меликов, Михаил Тариэлович

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Лорис-Меликов, Михаил Тариэлович
Русский биографический словарь А. А. Половцова
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Лабзина — Ляшенко. Источник: т. 10 (1914): Лабзина — Ляшенко, с. 694—700 ( скан · индекс ) • Другие источники: ВЭ : МЭСБЕ : ЭСБЕ : Britannica (11-th)РБС/ВТ/Лорис-Меликов, Михаил Тариэлович в дореформенной орфографии


Лорис-Меликов, Михаил Тариэлович, по происхождению армянин, один из его предков, Мелик-Назар, в ХVІ веке владел городом Лори и получил от персидского шаха Аббаса в 1602 году фирман, подтверждавший древние права его на этот город, причем сам Назар принял магометанство. Позднее потомки его вернулись в лоно христианской церкви и были наследственными приставами Лорийской степи, входившей в состав владений грузинских царей. Эти Лорис-Мелики принадлежали таким образом к составу высшего грузинского дворянства и были внесены в VI часть родословной книги Тифлисской губернии. Отец Михаила Тариэловича жил в Тифлисе, вел довольно значительную торговлю с Лейпцигом и сыну своему Михаилу, родившемуся в 1825 году, старался дать блестящее образование. Он определил его сперва в Лазаревский институт восточных языков, а позднее перевел в бывшую школу гвардейских подпрапорщиков и кавалерийских юнкеров в Петербурге (ныне Николаевское кавалерийское училище), в которой молодой Лорис-Меликов окончил курс учения в 1843 году и был выпущен корнетом в л.-гв. Гродненский гусарский полк, где прослужил четыре года. Происходившие в то время непрерывные военные действия на его родине тянули Лорис-Меликова принять в них участие, и он, по его просьбе, был переведен в 1847 году, с чином поручика, состоящим по особым поручениям при главнокомандующем в то время Кавказским корпусом кн. Воронцове. В том же году Лорис принимал участие в действиях русских войск под начальством известного Фрейтага в Малой Чечне, при прокладке широких просек в дремучих лесах Чечни и при отражениях нападений горцев, всячески препятствовавших этой работе. Беспрерывные стычки с горцами дали Лорису случай проявить свою храбрость и свои боевые способности и доставили ему вместе с тем орден св. Анны 4-й степени и саблю с надписью "за храбрость". В 1848 году он состоял в отряде другого кавказского героя, князя Аргутинского-Долгорукова, действовавшего в Дагестане. Лорис находился при взятии аула Гергебиля и был произведен за отличие в штабс-ротмистры. С целью нанести сильное поражение Шамилю в Дагестане, в 1849 г. был составлен особый отряд, при котором находился и Лорис. Отряд этот двинулся к большому аулу Чох и скоро окружил его: стоявший за Чохом Шамиль со своими скопищами не решался вступать в сражение. После нескольких штурмов и сильной бомбардировки аул Чох был взят, и отряд вернулся на зимние квартиры, но в начале 1850 г. снова двинулся в ту же местность. Лорис был при этом награжден орденом св. Анны 2-й степени с бантом. В 1851 г. он участвовал в большой экспедиции зимою на левом фланге Кавказской линии в Большой Чечне, против известного Хаджи-Мурата, а с весны того же года находился на правом фланге линии при возведении укрепления на р. Белой и отражениях скопищ Мегмет-Аминя и за отличия в военных действиях был произведен в ротмистры. Возникшая вскоре война России с Турциею вызвала усиленную враждебную нам деятельность горских племен, которые стали делать набеги по всей линии. Для прекращения этих набегов был собран при Куринском укреплении, под начальством князя Барятинского, особый отряд, при котором находился и Лорис. Отряд двинулся на реку Мичик и аул Иста-су, причем Лорис не раз отличался в делах с горцами, сильно наседавшими на наш отряд, и был произведен в полковники. После этого он перешел в состав войск, действовавших на Кавказской турецкой границе против турок, и отличился в известных двух сражениях при Баяндур и Баш-Кадык-Ларе, в которых было нанесено сильное поражение турецким войскам под начальством Абди-паши. Лорис-Меликов был при этом награжден золотою саблею с надписью "за храбрость". В 1854 г. ему было поручено командование охотниками в отряде генерал-лейтенанта кн. Бебутова, с которыми, находясь постоянно в авангарде, Лорис делал нападения на турецкую кавалерию и 13 апреля 1855 года нанес ей большой урон, а затем участвовал в сражении при Курюк-Дара, в котором кн. Бебутов разбил 60 т. турок. За эти действия Лорис был награжден орденом св. Владимира 3-й степени с бантом. В августе 1855 года он был назначен состоящим по особым поручениям при новом главнокомандующем гр. Н. Н. Муравьеве, продолжая по-прежнему командование охотниками, Лорис осматривал дороги, ведущие к крепости Карсу, и зорко следил за неприятелем при обложении этой сильной крепости. По взятии Карса он был назначен начальником Карской области и в продолжение девятимесячного управления ею приобрел всеобщее расположение обывателей своим благоразумным управлением. После возвращения Карса туркам по условиям заключенного в 1856 г. Парижского мира, Лорис-Меликов был произведен в генерал-майоры, а затем в 1858 г. назначен начальником войск в Абхазии и инспектором линейных батальонов Кутаисского генерал-губернаторства. В это время по его распоряжению было заложено укрепление Цебельды для защиты от нападения горцев и для прекращения контрабандной торговли горцев, путем которой они преимущественно приобретали себе огнестрельное оружие, порох и все необходимые военные припасы. В 1859 году Лорис был командирован в Турцию для переговоров о принятии в пределы азиатской Турции горцев-переселенцев из Терской области. Назначенный вскоре военным начальником южного Дагестана и Дербентским градоначальником, Лорис-Меликов с большим успехом занялся водворением новых порядков среди горских племен, не имевших ранее этого никакого понятия о гражданственности вообще. В марте 1863 г. он был назначен начальником Терской области и командующим расположенными в ней войсками и произведен 17-го апреля того же года в генерал-лейтенанты. Отправляя эту обязанность до 1875 года, Лорис-Меликов обратил всю свою деятельность на водворение порядка и спокойствия в среде горского населения области, продолжавшего еще волноваться после недавнего покорения Кавказа, причем проявлявшиеся со стороны горцев попытки к открытому сопротивлению власти были очень скоро им прекращаемы. Помимо этого, за время управления Лорис-Меликова были освобождены от крепостной зависимости многие жители Терской области, находившиеся во власти владетельных князей и других лиц, и вместе с тем разрешены многие сословные поземельные вопросы, захватывавшие близко бытовую и экономическую сторону областного населения. Кроме того, в то время горцы были обложены податью государственною, и вместе с тем было значительно увеличено число учебных заведений, достигшее цифры 300, причем Лорис на свои средства учредил ремесленное училище во Владикавказе. Все эти меры значительно содействовали умиротворению края и подготовили население к тому, что уже в 1869 году было признано возможным ввести в Терской области не только управление на началах общего учреждения Империи, но и судебные уставы 1864 года. Такая плодотворная деятельность Лорис-Меликова, честное отношение его к делу и вместе с тем необычайная простота обращения, свойственная ему приветливость и доступность скоро снискали ему любовь всего разноплеменного населения области и глубокое уважение всех, кому было известно его постоянное стремление к увеличению благосостояния вверенного ему края. Он входил во все мелочные подробности управления и всегда прежде всего сам работал по всем наиболее важным вопросам. Такая напряженная деятельность расстроила здоровье Лорис-Меликова и побудила его просить об увольнении за границу, чтобы прибегнуть к содействию иностранных врачей. Е. И. В. наместник Кавказа, как было выражено в особом приказе по Кавказскому военному округу 15 мая 1875 года, "с величайшим сожалением уступил на просьбу Лорис-Меликова и только ввиду совершенной необходимости ее удовлетворения". При этом Лорис-Меликов, еще ранее 30 августа 1865 года пожалованный званием генерал-адъютанта Его Величества, был зачислен в 1875 году в Терское казачье войско, произведен в генералы от кавалерии и назначен состоять при наместнике великом князе, с отчислением от должности начальника Терской области. Он отправился за границу, но не долго находился вдали от дел. Возникшая чрез год в 1876 году война с Турциею сделала необходимым для нас формирование особого корпуса войск для действия против турок в Малой Азии. Начальство над этим корпусом было вверено Лорис-Меликову. Он вступил 12 апреля 1877 года в пределы Турции четырьмя колоннами и 5—6 мая штурмом овладел Ардаганом, за что был награжден орденом св. Георгия 3-й степени. После этого он быстро подошел к Карсу, гораздо лучше и сильнее укрепленному, нежели в войну 1853 года, и послал ген. Тергукалова с отрядом к Эрзеруму. В это время турецкие войска под начальством Мухтара-паши подошли к подошвам хребта Саганлуг к селению Зевин (на пути из Карса в Эрзерум), намереваясь спуститься к Карсу. Не желая турок допустить до этого, Лорис-Меликов атаковал их в начале июня. Начало сражения было для нас благоприятно, но турки получили вовремя большие подкрепления, и наши войска, встретив на пути большой овраг, понесли значительные потери и принуждены были отступить от Зевина. Мухтар-паша поставил часть своих сил на Аладже, на отрогах Кара-Дага. Лорис-Меликов получил, в свою очередь, подкрепления в ночь на 28 июня 1877 г., отошел из-под Карса и, совершив обход, атаковал турок на высотах Аладжи с фронта и тыла 20—22 сентября и нанес им полное поражение, взяв в плен более 7 т. турок. Затем турки снова разбиты были Лорис-Меликовым при Авлиаре 2, 3 октября и при Деве-Бойку 23 октября. За эти победы Лорис-Меликов удостоился получить орден св. Георгия 2-й степени. После означенных сражений Лорис-Меликов обратился к Карсу, считавшемуся неприступным. Подойдя к крепости, он немедленно ночью с 5 на 6 ноября двинулся на штурм и овладел Карсом, взяв в плен 17 т. турок и 303 орудия. За взятие Карса Лорис был награжден орденом св. Владимира 1-й степени. Овладев Карсом, Лорис-Меликов зимою же начал блокаду Эрзерума. При последовавшем заключении мира с Турциею Лорис-Меликов за боевые достоинства в апреле 1878 года был возведен в графское достоинство и назначен состоящим в распоряжении Его Высочества великого князя главнокомандующего на Кавказе. С появлением в следующем 1879 г. чумы в Ветлянке Лорис-Меликов был назначен временным астраханским, саратовским и самарским генерал-губернатором, с почти неограниченными полномочиями для борьбы с этою опасною болезнью. Еще до прибытия его в Ветлянку благодаря строгим карантинным мерам, своевременно принятым и тщательно соблюдаемым, чума стала утихать. Лорис-Меликов оцепил еще четвертым кордоном всю Астраханскую губернию, лично был в Ветлянке, осматривал кордоны и скоро за прекращением чумы имел возможность представить и об уничтожении временного своего генерал-губернаторства, причем оказалось, что из отпущенных в его распоряжение четырех миллионов руб. для борьбы с чумою было израсходовано не более трехсот тысяч руб. Его возвращение в Петербург совпало с учреждением особых временных генерал-губернаторов, снабженных почти безграничными полномочиями, для искоренения в государстве крамолы, проявившейся во многих частях Империи целым рядом преступных действий. Лорис-Меликов был также назначен таковым генерал-губернатором в Харьков, где незадолго перед этим был убит губернатор Кропоткин. Он приступил к водворению законного течения дел, к умиротворению общества и укреплению связи его с правительством на началах взаимного содействия. Успешное его, по-видимому, действие в Харькове побудило правительство в начале 1880 года вызвать его в Петербург для обсуждения вопроса о решительных и действительных мерах для борьбы с крамолою, которая незадолго перед этим проявила террористическую деятельность в столице и произвела 5 февраля 1880 года взрыв в самом Зимнем дворце. Для прекращения подобных покушений на государственный и общественный строй России 12 февраля того же года (П. С. З., № 60492) была учреждена особая верховная распорядительная Комиссия с обширными полномочиями, и во главе ее поставлен Лорис-Меликов, назначенный незадолго перед этим членом Государственного Совета. В заседаниях этой Комиссии он заявил, что в поддержке общества видит главную силу, могущую содействовать власти к возобновлению правильного течения государственной жизни. Бороться же со смутою он намеревался: 1) уголовно-полицейскими средствами, не останавливаясь ни перед какими мерами строгости для наказания преступных действий, и мерами государственными, направленными к тому, чтобы успокоить и оградить интересы благомыслящей части общества, чтобы восстановить потрясенный порядок и возвратить отечество на путь мирного преуспеяния. Вместе с тем для сосредоточения в одних руках высшего заведования всеми органами, призванными к охранению государственного спокойствия, Лорис-Меликов предложил упразднить III отделение С. Е. И. В. Канцелярии и передать все дела и занятия этого отделения во вновь учрежденный департамент полиции при министерстве Внутренних Дел. Кроме того, им были предложены меры к облегчению участи лиц, высланных административным порядком по политической неблагонадежности и принадлежавших в значительной мере к числу учащейся молодежи. Несмотря на сделанное 20 февраля 1880 г. неким Млодецким покушение на жизнь самого Лорис-Меликова, он неуклонно держался высказанных им начал в борьбе со смутою, и когда острые проявления этой смуты, по-видимому, прекратились к концу лета 1880 года, он не замедлил возбудить вопрос о прекращении деятельности верховной распорядительной Комиссии, которая после четырех своих заседаний и была закрыта 6 августа того же года. Вскоре после этого Лорис-Меликов, 15 ноября 1880 года, был назначен министром внутренних дел, и хотя играл весьма непродолжительно руководящую роль в делах правления, тем не менее оставил благотворные следы своей министерской деятельности. Основная программа деятельности Лорис-Меликова заключалась в следующем: 1) дать местным губернским учреждениям большую самостоятельность в разрешении подведомых им дел и освободить их от необходимости в каждом, иногда совсем незначительном вопросе, обращаться в центральные управления в Петербурге; 2) привести полицию к единообразию и поставить ее в гармонию и соотношение с новейшими учреждениями так, чтобы в ней не было более возможности проявляться различным уклонениям от законами установленных правил; 3) предоставить земству и другим общественным и сословным учреждениям возможность вполне пользоваться теми правами, которые даны им по закону, стараясь вместе с тем облегчать по возможности их деятельность. Лорис-Меликов находил, что земство — единственная живая общественная сила, могущая явиться для власти такою же несокрушимою опорою, какою являлось ранее, до освобождения крестьян, дворянство, и притом вполне благонадежною, так как большинство населения Империи составляют русские люди, искренно верующие в царскую власть; 4) кроме того, по мысли Лорис-Меликова необходимо было дать печати возможность обсуждать различные мероприятия, постановления и распоряжения правительства с тем, однако, условием, чтобы печать не смущала и не волновала напрасно общественные умы своими мечтательными иллюзиями, на необходимость привлечения общества к участию в законодательстве и управлении страною в виде ли представительного собрания по образцу западноевропейского или в виде бывших наших древних земских соборов. Для уяснения действительных нужд народа Лорис-Меликов предлагал предпринять ревизию сенаторов в некоторых губерниях, причем должно было также собрать и выяснить факты, свидетельствующие об экономическом состоянии крестьянского и фабричного населения, о влиянии на него правительственных мероприятий, о настроении умов вообще вне столичных центров и о степени воздействия на них мероприятий, практиковавшихся правительством в борьбе с неблагонадежными элементами общества, как-то: в виде административной высылки и т. п. Посланным в 1880 году на эти ревизии сенаторам предлагалось также пополнить современными данными сведения по многим вопросам, подлежавшим в то время разрешению, а также раскрыть причины неуспеха деятельности земских учреждений. Программа, данная сенаторам, широко охватывала все главнейшие части внутреннего управления. Помимо всего этого, Лорис-Меликов очень ясно и довольно подробно выдвинул вперед в особой записке, имевшей огромный успех в правительственных сферах, несколько вопросов народного хозяйства, которые легли в основу деятельности правительства не только при Лорис-Меликове, но и после него. В этой записке он настаивал: 1) на необходимости понижения выкупных платежей с крестьян; 2) на содействии крестьянам со стороны правительства в покупке земель при помощи особых ссуд крестьянам и 3) на облегчении условий переселения крестьян и на содействии правительства к выселению крестьян из густо населенных губерний в другие местности, более обилующие свободными землями. Вообще Лорис-Меликов стремился облегчить экономический гнет, тяготевший над массою населения, и к тому, чтобы бремя различных финансовых сборов было по возможности перенесено с низшего класса населения на высшие. Но из числа всех мероприятий, задуманных при Лорис-Меликове и, без сомнения, свидетельствующих о прекрасных намерениях этого государственного деятеля, в промежуток времени с ноября 1880 года по май 1881 года, были осуществлены на самом деле весьма немногие, как, напр., отмена акциза на соль, по той главнейшей причине, что особые обстоятельства, при которых началась деятельность Лорис-Меликова, отвлекали внимание его и всего правительства от намеченных им вопросов и требовали большой затраты сил на его борьбу с преступною агитациею, которая, не прекращая своей деятельности почти ни на минуту, только замедляла ход намеченных Лорис-Меликовым преобразований и всячески им препятствовала. Лорис-Меликов в этой борьбе настойчиво держался воззрения, что для предотвращения или раскрытия преступной горсти людей не должно стеснять мирных граждан вообще и что отмена установленных общих ограничений и исключительных мероприятий может только отнять почву у революционной пропаганды. При нем была довольно успешно раскрыта революционная организация и арестован главный организатор печального события 1 марта, — Желябов. Докладывая государю в конце января 1881 года о благотворных последствиях принятой правительством системы постоянного возвращения государственной жизни к правильному ее течению, Лорис-Меликов счел возможным предложить Его Величеству воспользоваться этою минутою и завершить великие реформы его царствования, остававшиеся еще не законченными и не согласованными между собою. Лорис-Меликов высказывал при этом, что призвание местных людей к участию и разработке необходимых для настоящего времени мероприятий является именно тем верным средством, которое полезно и необходимо для дальнейшей борьбы с крамолою. Способ осуществления этой мысли должен быть тот же самый, который уже был испытан в первые годы царствования государя при крестьянской реформе, т. е. необходимо учредить в Петербурге, наподобие бывших в 1859 г. редакционных комиссий, особый временный подготовительный комитет, который состоял бы из представителей администрации и местных сведущих людей, а затем окончательные труды этого комитета должны быть рассмотрены в Государственном Совете и повергнуты Высочайшему воззрению. Император Александр II 1 марта 1881 года в 12½ дня одобрил эти предположения Лорис-Меликова и повелел до напечатания оных в "Правительственном Вестнике" подвергнуть обсуждению в заседании Совета министров. Через несколько часов после этого свершилось неслыханное в летописях русской истории злодеяние, и император Александр II погиб в своей столице от руки злодеев. Это печальное событие указывало, какой степени достигла смута в известном кружке общества и что прежде всяких благотворных реформ и начинаний необходимо искоренить смуту, восстановить государственный порядок, а затем уже приводить в стройную систему результаты различных благотворных преобразований, ознаменовавших царствование императора-Освободителя. Эта задача была определена словами манифеста императора Александра III от 29 апреля 1881 года, которыми все верные подданные призывались служить верой и правдой к искоренению гнусной крамолы, позорящей землю Русскую, к утверждению веры и нравственности, к доброму воспитанию детей, истреблению неправды и хищения, к водворению порядка и правды в действии учреждений, дарованных России благодетелем ее императором Александром II. Через пять дней после этого граф Лорис-Меликов оставил пост министра внутренних дел, по расстроенному здоровью; преемником его был граф Ник. Пав. Игнатьев. Граф Лорис-Меликов после этого уехал из Петербурга за границу и проживал большею частью в Ницце, где и скончался 12 декабря 1888 года. Тело его было привезено в Тифлис, где и погребено.

Лорис-Меликов был человек редкого бескорыстия и отличался терпимостью к чужим мнениям, но был непоколебим в своих убеждениях. Граф несочувственно относился ко всем явлениям, которые задерживали нормальный рост и развитие народа, и был убежденным защитником органического прогресса. Он стоял за возможно широкое распространение народного образования, за нестесняемость науки, за расширение и большую самостоятельность самоуправления и за привлечение выборных от общества к обсуждению законодательных вопросов в качестве совещательных членов. Граф Лорис-Меликов всегда внимательно и охотно выслушивал всех и каждого, был очень обходителен, доступен и являлся веселым собеседником в обществе.

Граф Лорис-Меликов минуты своего досуга уделял также литературе и написал: 1) "О Кавказских правителях с 1776 года до конца 18 столетия" ("Русский Архив" 1873 г.); 2) "Записка о Хаджи-Мурате" ("Русская Старина" 1881 г., т. 30); 3) "О Судоходстве по Кубани" ("Новое Время" 1882 года); 4) "О состоянии Терской области" ("Русская Старина" 1889 г., № 9). Письма к гр. Лорису-Меликову от Н. Н. Муравьева и графа М. С. Воронцова напечатаны в "Русской Старине" 1884 г., т. 43.

"Терские Ведомости" 1875 г., № 23. — "Нива" 1877 г., № 19. — "Московские Ведомости" 1888 г., № 349. — "Труды Московского Общества Сельского Хозяйства" 1882 г., выпуск XI. — "Отечественные Записки" 1880 г., № 9. — "Вестник Европы" 1880 г., № 11; 1881 г., № 6; 1889 г., № 1. — "Новое Время" 1888 г., №№ 4597, 4600, 4610, 4622, 4623. — "Исторический Вестник" 1889 г., кн. 2, стр. 451—460, 515—516. — "Колосья" 1889 г., кн. 1, стр. 272—275. — "Русский Архив" 1889 г., кн. 1, стр. 94. — "Граф Михаил Тариелович Лорис-Меликов", изд. "Тифлисского Листка", Тифлис, 1889 г. — "Русская Мысль" 1889 г., книги І, стр. 169. — "Русская Старина" 1889 г., № 9. — "Русский Инвалид" 1888 г., № 275. — Н. Н. Муравьев, "Война за Кавказом в 1855 г.". — "История Министерства Внутренних Дел с 1802 по 1902 года", т. І, изд. 1902 года. — "Двухсотлетие Терского Казачьего войска". — С. О. Кишмишева, "Война в турецкой Армении 1877—78 годов". — Д. Д. Языков, "Обзор жизни и трудов покойных русских писателей", вып. VIII, стр. 66.