РБС/ВТ/Лукашевич, Платон Акимович

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Лукашевич, Платон Акимович
Русский биографический словарь А. А. Половцова
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Лабзина — Ляшенко. Источник: т. 10 (1914): Лабзина — Ляшенко, с. 728—729 ( скан · индекс ) • Другие источники: МЭСБЕ : ЭСБЕРБС/ВТ/Лукашевич, Платон Акимович в дореформенной орфографии
 Википроекты: Wikipedia-logo.png Википедия Wikidata-logo.svg Данные


Лукашевич, Платон Акимович, собиратель малороссийских дум и песен; родился в самом начале XIX ст., воспитывался в Нежинской гимназии высших наук, где был воспитанником первого выпуска и классным товарищем Н. В. Гоголя, затем окончил образование в Ришельевском лицее и в молодых годах совершил поездку за границу. В Праге Лукашевич познакомился с известным исследователем чешского народного эпоса Ганкой и с ярким представителем идеи панславизма — Колларом и под их влиянием, по возвращении на родину, начал собирать местные народные песни. В это время он служил в козелецком уездном суде, а с 1834 г., по выходе в отставку, поселился почти безвыездно в местечке Березани, Переяславского уезда, Полтавской губернии, где владел довольно значительным поместьем. В 1836 г. вышел из печати его сборник народной украинской поэзии, под заглавием: "Малорусские и червонорусские думы и песни". Эта небольшая книжка явилась в своем роде третьим по времени сборником (после сборников Срезневского и Максимовича) и составлялась в ту пору, когда старое песнетворчество еще жило полной жизнью в народе. Главную цену сборнику придает отдел дум, между которыми особенно выделяется величественный древний список думы о Самойле Кишке. В сборнике не отмечено, где и от кого она записана; сам Лукашевич говорил, что записал ее в 1832 г. со слов бандуриста Стрички, уроженца села Березовки, Полтавской губернии. Изданием сборника малороссийских песен в сущности исчерпывается литературное значение Лукашевича; общественная деятельность его тоже была непродолжительна; в течение одного трехлетия (1862—1865 гг.) он состоял предводителем дворянства Переяславского уезда. Всю остальную жизнь он посвятил quasi-филологическим трудам, не представляющим никакой научной ценности. Его "Греческий корнеслов", "Латинский корнеслов", "объяснение ассирийских имен", "Мнимый индогерманский мир, или истинное начало образования языков: немецкого, английского, французского и других западноевропейских", "Чаромутие, или Священный язык магов, волхвов и жрецов", "Микроскопическая астрономия" и другие произведения в том же роде "не имели ничего общего не только со здравой филологией, но и со здравым смыслом" На издания их автор тратил большие средства; амбары его усадьбы и книжные лавки в Киеве завалены были его книгами, которые однако не находили читателей.

Признаки психической ненормальности Лукашевич обнаруживал и в своей домашней обстановке. Живя едва вероятным оригиналом, он окружал себя таинственностью и позволял предполагать, что у него собрано много исторических документов и этнографических записей. Впоследствии однако у него найдено было только две тетради старинных малороссийских летописных заметок, маленький, но очень ценный отрывок автобиографических записок священника Турчиновского (половины XVIII в.) и записная книга, куда Лукашевич вносил то из области украинской поэзии, что удалось ему записать после издания его сборника дум и песен. Собрано здесь было немного, и хотя записано добросовестно, но по содержанию этот рукописный сборник стоит ниже первого. Скончался Лукашевич в Березани в конце 1887 г.

В. Л. Модзалевский, "Малороссийский Родословник", Киев, 1912 г., т. III, 208. — "Киевская Старина", 1889 г., январь, стр. 245, 246 (некролог В. П. Горленка). — Гербель, "Список сочинений литераторов, получивших образование в гимназии кн. Безбородко". — Геннади, "Справочный словарь о русских писателях и ученых". — "Русский Мир", 1874 г., № 15. — Е. Радин, "Футуризм и безумие", СПб., 1914 г., стр. 22, 26.