РБС/ВТ/Лупалова, Прасковья Григорьевна

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Лупалова, Прасковья Григорьевна
Русский биографический словарь А. А. Половцова
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Лабзина — Ляшенко. Источник: т. 10 (1914): Лабзина — Ляшенко, с. 744—745 ( скан · индекс )РБС/ВТ/Лупалова, Прасковья Григорьевна в дореформенной орфографии
 Википроекты: Wikipedia-logo.png Википедия


Лупалова, Прасковья Григорьевна, родилась в 1784 году в гор. Елизаветграде. Ее отец, Григорий Лупалов, происходил из бедной дворянской семьи и, состоя в чине прапорщика, занимал небольшое место, чем и поддерживал существование семьи. Обстановка, в которой росла Прасковья Л., по-видимому, была очень бедна; по крайней мере, до двенадцатилетнего возраста родители лишены были возможности дать своей дочери соответствующее образование, и девочка оставалась даже безграмотной. Несомненно, что материальное неблагосостояние имело и свою хорошую сторону: оно развило в ребенке большую выносливость, научило внимательнее присматриваться к жизни, задумываться над ее явлениями и приучило к труду. На тринадцатом году жизни, именно в 1798 г., над отцом Параши разразилось несчастье. За какое-то преступление, по-видимому за растрату казенных денег, его разжаловали, лишили чинов и дворянства и сослали в Сибирь. Таким образом девочка с ранних лет могла видеть изнанку жизни, горе, которое постигло ее родителей. Это обстоятельство еще больше скрепило любовь дочери к несчастному отцу, и Параша решила не покидать его и в ссылке. В это же время, очевидно, под влиянием сказок о поисках живой и мертвой воды или рассказов о подвигах угодников, девочка прониклась мыслью так или иначе освободить отца своего. Долго она упрашивала его отпустить ее к царю, твердо веря, что государь помилует и простит старика. Отец долго не соглашался на разлуку, указывал на невозможность подобного плана за дальностью расстояния, но, наконец, должен был подчиниться настоятельным просьбам дочери. Около 1803 года Параша, уже почти двадцатилетняя девушка, отправилась в путь. Все ее денежные средства заключались в одном рубле, что, конечно, усугубляло трудность, даже почти невозможность, пути. Однако прямо и непреклонно шла Лупалова к намеченной цели, преодолевая все многочисленные преграды. Таким образом, пешком, питаясь подаяниями, добралась девушка до Екатеринбурга, где на некоторое время остановилась и начала учиться грамоте. Отсюда до Вятки ей удалось добраться водой на одной лодке с товаром и наконец 5-го августа 1804 г. она прибыла в Петербург. Однако тут Лупалова почувствовала, что теперь ей предстоит трудность другого рода и притом трудность не малая. Как добраться до царя? Надо было написать прошение и написать так, чтобы оно выходило из ряда вон. Надо было такое прошение подать в установленном порядке, который не предвещал ничего хорошего. Однако чувство удивления и участия к необыкновенной девушке как бы выдвинули ее вперед. На фоне обыденности поступок Лупаловой выступил очень ярко. Ею заинтересовались чиновники, и прошение ее было доложено государю отдельно. Трудный путь почти в 4000 верст, сопровождавшийся столькими лишениями, привел однако Лупалову к желаемому результату. Государь помиловал ее отца, разрешил ему жить, где угодно, за исключением двух столиц, а дочь его наградил двумя тысячами рублей. С этого времени заговорили о Лупаловой, о "Параше-Сибирячке". Ее имя стало известно не только в России, но и в Европе. О ней писались целые газетные столбцы на всех языках, а поступок ее послужил канвой не для одного рассказа. Но, как часто бывает с людьми, подобными Лупаловой, "она вышла из своего торжества не теми дверями, в которые обыкновенно выходят люди благоразумные и практические"; Лупалова и в этом случае поступила, как никто бы не поступил на ее месте. Ушла она из своего торжества новым путем, еще никем не протоптанным. В самый момент своей популярности и славы она отвернулась от этого и ушла в Десятинный девичий монастырь в Новгородской губ., на что игуменьей был получен соответствующий указ от 5-го ноября 1809 года. Это обстоятельство с новой силой заставило о себе говорить, и имя девушки, думавшей, что она исполнила простой свой долг, продолжало греметь. Не было ни одного, кажется, печатного органа, который бы не отозвался так или иначе на поступок Лупаловой, а всевозможные книгоиздательства выпускали книгу за книгой, где в ярких поэтических красках описывали путешествие и переживания "Параши-Сибирячки". Мало этого, появилась даже опера "Параша-Сибирячка" (музыка Струйского), не говоря уже про целый ряд романов, повестей и рассказов, посвященных поступку ее. Неудивительно, конечно, что "Параша-Сибирячка" заставила заговорить о себе; на фоне серенькой жизни современного общества такое событие, несомненно, вырисовалось слишком рельефно, но удивительно, что из всей массы газетного и журнального материала, все-таки нельзя составить себе полного представления, дать яркое изображение внутренней жизни этой замечательной девушки. В большинстве случаев материал повторяется, пестрит общими фразами восхваления, а потому и заключает в себе не желание дать интересные биографические сведения и разобраться во всех движениях души Лупаловой, а извещение о небывалой любви дочери к отцу, о небывалом поступке, в то время почти граничившем с подвигом. Умерла Лупалова от чахотки в конце 1809 года и похоронена в ограде Десятинного монастыря.

Однако память о "Параше-Сибирячке" в народе хранилась недолго: политические бури, разразившиеся над Европой, и Россией в частности, отвлекли внимание от могилы ее, и вскоре надгробный камень углубился в землю и зарос. Только в 1824 г., во время пристройки придела церкви Десятинного монастыря, была найдена ее могила, но так как изменить плана уже не представлялось возможным, ее заделали, и в настоящее время она находится под алтарем Варваринской церкви.

"Справочный энциклопедический словарь", СПб., 1853 г. — В. Руссаков, "Знаменитые русские девушки", изд. Вольфа. — М. Сухомлинов, "История Российской Академии". Вып. 6, стр. 125—128. — Коттень, "Елизавета. Л*** (Лупалова), или Несчастие семейства, сосланного в Сибирь", перев. с франц., М., 1806, 3 ч. (изд. 1-е и 2-е; изд. 3-е, 1816 г.; 4-е, 1824). — Бантыш-Каменский, "Словарь достопамятных людей русской земли". — Н. А. Полевой, "Параша-Сибирячка", в 2-х действиях с эпилогом ("Репертуар русского театра", 1840 г., № 2, стр. 3—27). — "Маяк", 1840 г., № 6, стр. 81—82. — "Северная Пчела", 1840 г., № 48. — "Журнал для чтения воспитан. военно-учебных заведений", 1840, т. 26, № 103, стр. 327. — "Москвитянин", 1853, т. 4, №№ 13, 18; 1853, ч. 3, № 10. — "СПб. Ведомости", 1853, № 74. — "Калейдоскоп", 1852 г., № 31, стр. 488. — "Параша-Сибирячка", истинное происшествие, пер. с франц., изд. 3-е., М., 1871. — "Русская Старина", 1873, т. 7, № 5, стр. 727. — Д. Мордовцев, "Русские женщины нового времени ХІХ ст.", II, 1874, стр. 74. — "Молодая Сибирячка", соч. гр. К. Местра, пер. с франц., СПб., 1840. — "Параша-Лупалова", соч. гр. К. Местра, пер. с франц., 1845, СПб. — Его же, Рассказ "Параша-Сибирячка", СПб., 1866. — "Параша-Сибирячка" или "До Бога высоко, а до царя далеко", М., 1875 (2-е изд., 1882). — "Параша-Сибирячка", изд. Губанова, М., 1888. — "Северная Почта", 1810, № 23. — "Новгородские Губ. Ведомости", 1853, № 8. — "Параша-Сибирячка", роман, изд. Шарапова, М., 1876 (2-е изд., 1880; 5-е, 1888). — "Записки Кс. Полевого", гл. VI, СПб., 1888.