РБС/ВТ/Палицкие, князья

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Палицкие, князья
Русский биографический словарь А. А. Половцова
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Павел — Петрушка. Источник: т. 13 (1902): Павел преподобный — Петр (Илейка), с. 142—146 (индекс) • Другие источники: ЭСБЕ РБС/ВТ/Палицкие, князья в дореформенной орфографии
 Википроекты: Wikipedia-logo.png Википедия


Палицкие, князья, они составляют ветвь кн. Стародубских (Стародуба на Клязьме Владимирской губ.) и происходят от удельного князя стародубского Давида Андреевича, прозванием Палицы, чрез сына его Ивана. Род их пресекся в конце XVI в. Более или менее видные представители этого рода — следующие:

1. Княжна Ульяна — д. Димитрия Федоровича Щереды, с ноября 1547 г. супруга младшего брата царя Иоанна Грозного, Юрия Васильевича. В 1560 г., схоронив единственного сына Василия (р. 1559 г.), а через три года и мужа (1563 г.), она в следующем 1564 г. постриглась в Новодевичьем монастыре, приняв имя Александры. Царь Иоанн Грозный относился к ней, по-видимому, с любовью и уважением: он устроил ей в кельях пышный двор, приставил к ней для услуг разных сановников, дал ей богатые поместья, — но чрез несколько лет (неизвестно, впрочем, насколько это достоверно) сделался ее убийцей: есть известие, что она в 1569 г. вместе с матерью кн. Владимира Андреевича Старицкого Евфросинией, была утоплена в р. Шексне по приказу царя, против которого, будто бы, строила ковы.

2. N. Федоровна — тетка княжны Ульяны, дочь Федора большого Ивановича, была за окольничим Вас. Петр. Бороздиным, принимавшим участие в хлопотах Евфросинии старицкой по доставлению сыну ее Владимиру Андреевичу престола.

3. Андрей Дмитриевич — один из самых видных деятелей при Иоанне Грозном. В 1565 г. он был первым воеводой в Орле, а потом в Новосиле, от которого отбил крымцев, после чего послан был первым воеводой с передовыми войсками против литовцев, подошедших к В. Лукам; в следующем 1566 г., будучи в Москве в апреле, он поручился за бояр, поручителей по кн. М. И. Воротынском, а в июле был в числе духовных и светских особ, обсуждавших предложение польского короля о перемирии и составивших приговор о походе на него за взятие им многих Лифляндских городов в свое обереганье. В 1569—70 гг., будучи первым воеводой в Новосиле, он получил приказ быть воеводой в большом полку с кн. Шуйским, когда все другие воеводы соединятся с ними против крымцев. В 1571 г. последние, действительно, подходили к Новосилю, но чрез сутки ушли назад, о чем А. Д. и писал государю; в том же году и в таком же положении он был воеводой в Орле. С весны следующего 1572 г. он был первым воеводой в Дедилове, а потом — "сходным" воеводой в большом полку, с кн. М. И. Воротынским и Шереметевым, на лев. бер. Оки, в ожидании крымцев. Девлет-Гирей явился с громадными силами и уcпел переправиться чрез Оку, — но русские воеводы нагнали его у Воскресенья в Молодях (село), в 50 в. от Москвы, и заставили принять битву: хан был разбит наголову, и ночью с остатками войска бежал назад, оставив на месте битвы шатры, обозы и свое знамя. В 1573 г. А. Д. ходил в Казань вторым воеводой левой руки против возмутившейся луговой и горной черемисы, а в 1574—75 гг. был послан для береженья строения нового города Кокшаги, в котором ему приказано годовать в качестве первого воеводы. В последующие годы деятельность его сосредоточивалась. преимущественно в Ливонии: в 1576 г. он ходил к Колывани с нарядом (артиллерией); в 1577—78 гг. был послан из Пскова на помощь осажденным в Ленневардене, отсюда прошел в Володимерец, но по указу государя должен был передвинуться в Юрьев (Дерпт), а оттуда — к Полчеву (Обер-Палену). Около этого времени А. Д. местничал с Ф. Шереметевым, кн. Ф. Лыковым и Д. Хворостининым, но, по рассмотрении этого дела боярами, государь приказал всем троим противникам П. обвинить последнего. В 1579 г., когда воеводам нужно было идти к Кеси (Вендену), А. Д. начал опять местническое дело с кн. В. Сицким, но ему отписано "взять списки и быть по росписи". По этим местническим делам к воеводам прислан был дьяк Щелканов. Хотя воеводы и подошли потом к Кеси, не кончивши своих счетов, но, пока они местничали, литовцы успели соединиться со шведами и нечаянно ударить на русских: Д. А. с кн. Голицыным, Шереметевым и Щелкановым, оставив войско и других воевод на произвол судьбы, бежали в Юрьев. Несмотря на этот позор, П. в том же году, по получении известия о взятии литовцами Невгина (Дюнебурга), послан был воеводой левой руки против литовцев и лифляндцев. Сообразно с приказом государя — или проникнуть к осажденным в Полотске или занять г. Сокол, воеводы заняли последний, — но литовцы 19 сентября (уже 1580 г.) осадили крепость, зажгли город, ворвались туда и, как в нем, так и вне его, произвели резню. В этой резне и погиб А. Д. Это был предпоследний из рода кн. П., так что его отчины перешли к брату его Борису, последнему в роду.

4. Борис — брат Андрея Дмитриевича. В 1576 г. по разрядам он считается полковым воеводой в Ливонии, потом — в большом полку на берегу Оки, в 1578 г. — также значится полковым воеводой. В 1580 г., со смертью брата его Андрея, Б. остался единственным представителем своего рода, а следовательно, и единственным обладателем родовых отчин. Что он был последним в роду, на это указывает и данная ему 5 марта 1580 г. отчинная грамота, в которой государь говорил, что, в случае его смерти или пострижения, вместо сел в монастыри (на помин души или просто как пожертвование) должны быть выданы деньги по его царскому уложенью, а самые села должны быть взяты в царскую казну. Время кончины Б. Д. неизвестно.

5. Борис Иванович — внук родоначальника П. — Ивана Давидовича, конюший и боярин кн. Андрея Ивановича старицкого. В 1537 г., когда кн. старицкого посадили в заключение, Б. И. взят был в числе других бояр кн. Андрея, которые "его думу ведали"; его пытали, казнили торговой казнью и потом бросили в наугольную стрельницу. Как ни странно это, но источники второй руки показывают, что впоследствии Б. И. был на государевой службе, воеводой на вторых местах: в 1540 г. — в Костроме, в 1544 г. — в Казанском походе, в 1549 г. — в шведском походе и в 1551 г. — в походе к Полотску.

6. Василий Димитриевич — сын Дм. Федоровича Щереды, воевода Иоанна Грозного. В 1562 г. он был воеводой в Туле, затем в Пронске (1565 г.) и Полотске (1567 г.); далее, ему приказано (в том же 1567 г.) собираться с ратными людьми в В. Луках и быть воеводой смоленских войск. По удалении с театра военных действий Сигизмунда и Иоанна Грозного, В. Д. с кн. П. Серебряным приказано было наблюдать за работами крепости Копие. При нечаянном нападении на эту крепость литовцев он был убит (в том же 1567 г.).

7. Давид Федорович — сын Федора меньшого Ивановича, внук Ив. Давидовича, воевода и окольничий Иоанна Грозного, начинает поминаться в разрядах с 1532 г., когда из Чухломы он послан был вторым воеводой передового полка в погоню за татарами. С 1540 г. до самой кончины (1561 г.)почти не было года, в который он не находился бы в действующих против неприятелей войсках или в ожидании их — то в одном, то в другом пункте. Отметим более видные действия его, как воеводы. В 1540 г. Д. Ф. стоял во Владимире, когда на Муром наступал казанский царь; в 1545 г., посланный на судах к Казани, участвовал в разбитии казанцев и разорении края; в 1549 г. был в походе на Казань: шел с государем из Владимира до Н. Новгорода и с Работки послан был к Казани с царем Шиг-Алеем в передовом полку; в 1550 г. из Н. Новгорода послан был в Рязань, где ожидали набега крымцев, а в апреле 1551 г. в казанский поход послан был для охраны строившегося на p. Свияге города. Во время осады Казани Д. Ф., между прочим, участвовал во взятии татарского острога за Арским полем г. Арска и в опустошении всей Арской стороны. В 1555 г. он годовал в Свияжске "для вылазок", а в следующем году находился в походе с государем к Коломне, куда ожидали прихода крымцев. Последним делом его была поездка по царскому поручению с медалями для воевод, взявших в 1560 г. Алыст (Мариенбург). В следующем году он скончался.

8. Димитрий Федорович (прозванием Щереда) — сын Федора большого Ивановича, внук Ивана Давидовича, начал службу при Иоанне III, но более видным деятелем на военном поприще становится с 1507 г., когда он назначен был воеводой в Белев. Укажем только на главные факты из служебной Деятельности Д. Ф., так как послужной список его чрезвычайно длинен. В 1533 г. он выходил на Оку против крымского царевича Ислама и изгнанного из Казани Сафа-Гирея и разбил татар близ Зарайска; в том же году сопровождал больного вел. князя в Иосифов Волоколамский мон., а оттуда в Москву. В 1535 г. Д. Ф., из Новгорода и Пскова ходил на Литву: воевал полотские, витебские и др. места, а по соединении с подошедшими из Москвы войсками с огнем и мечом прошел до Вильны. В 1537 г., по заключении между Литвой и Москвой перемирия, вместе с боярином В. Морозовым отвозил Сигизмунду перемирную грамоту, причем ему "имени для" дан был титул новгородского дворецкого, а в 1538 г. отправлен был воеводой конной рати к Казани. В тоже время он получил от правителей, опекунов малолетнего государя, титул дворецкого дмитровского. В 1541 г. он пристал к Шуйским против Ив. Бельского и митрополита, но защищал последнего от разъяренной толпы детей боярских из партии Шуйских. В 1546 г. на него и на кн. И. Кубенского государь положил опалу "за их (какую-то) неправду", но вскоре, по ходатайству митрополита, простил. В том же году Д. Ф. с кн. Д. Бельским возвел на казанский престол Шиг-Алея, а в следующем, вероятно по случаю женитьбы на его дочери Ульяне государева брата Юрия, получил сан боярина и был в походе с государем в Коломну. В 1549 г. П. был в шведском походе, а на время казанского похода оставлен в Москве при кн. Владимире Андреевиче старицком для оберегания столицы. В 1551 г. он ездил в Казань к царю Шиг-Алею, царице и князьям с разными подарками от государя. Вскоре по прибытии туда, от него и Шиг-Алея пригнали в Москву гонцы с известием, что многие казанские и городовые князья ссылаются с ногаями против царя, что они хотели убить и П., и царя, но сами были перебиты на пиру у последнего. Во взятии Казани (1552 г.) Д. Ф. принимал деятельное участие: с А. Адашевым он ставил туры с Арской стороны, а по взятии города послан был в него государем принять и представить ему пленного казанского царя. В следующем году, во время опасной болезни государя, П. вел себя двусмысленно, неровно: сначала он один из самых первых присягнул царевичу Димитрию, потом предлагал кн. Владимиру Андреевичу старицкому свое содействие к возведению его на престол на известных условиях, наконец три раза ходил, по поручению государя, к матери кн. Владимира с требованием, чтобы она приложила свою княжескую печать к клятвенной грамоте своего сына. В 1555 г. в споре со шведами за границу П., тогда наместник новгородский, пустошил места около Выборга, а в 1556 г. с царевичем Кайбулой сильно опустошил Лифляндию и опять подступил к Выборгу, когда шведский король отказался лично выехать на границу и казнить виновников опустошительной для обеих сторон войны. В следующем году Д. Ф. находился при государе в походе против крымцев, от которых потом охранял Калугу, а в 1559—60 гг. был вторым воеводой в Казани. Он скончался в 1561 г.

9. Иван Иванович (прозванием Хруль) — внук основателя дома П., Ивана Давидовича, при Иоанне III состоял в боярских детях. Будучи одним из приближенных Иоаннова сына Василия, он участвовал в замыслах дьяка Стромилова — погубить Иоаннова внука Димитрия, которого вел. князь хотел объявить наследником престола, и доставить последний Василию. Как участнику этого заговора, Ив. Ив. отсекли голову на р. Москве 27 дек. 1498 г.

10. Иван Федоров (прозванием, как и брат его Димитрий, Щереда) — служил при в. кн. Василии Иоанновиче. В 1506 г. вместе с Салтыковым он ходил на смоленские места; в 1519 г. говорил второму послу крымского хана Магмет-Гирея, предлагавшего в. кн. Василию свою дружбу, речь от имени своего государя, причем оба стояли на коленях, "сняв с себя колпаки". Пожалованный в 1524 г. в окольничие, он в том же году ходил из Н. Новгорода к Казани на судах с хлебом и тяжелым огнестрельным снарядом. В местах, где Волга усеяна островами, черемисы запрудили реку каменьями и деревьями, а по приходу туда судов начали скатывать на них с крутого берега бревна и осыпать московских ратников стрелами, так что П. лишился здесь нескольких тысяч человек. В 1529 г., когда казанский царь Сафа-Гирей дал клятвенную грамоту в верности московскому государю, последний отправил в Казань такую же грамоту от себя с И. Ф., ho п. узнал в H. Новгороде, что Сафа-Гирей стал опять действовать враждебно против Москвы и даже обесчестил московского посла Пильемова, почему и возвратился в Москву, а с небольшим через год (1531 г.) скончался.

11. Семен Димитриевич — сын Дм. Федоровича Щереды, воевода Иоанна Грозного. В 1563 г. он был у Полоцка с двором царя Шиг-Алея и, вместе с кн. Ю. Репниным, встретил 40 т. литовцев, шедших на выручку Полоцка под предводительством гетмана Радзивилла, который, однако, не отважился на битву с московскими воеводами. В следующем году С. Д. пал под Оршей в битве с троцким воеводой Н. Радзивиллом.

12. Федор Димитриевич — брат Семена Димитриевича, по некоторым известиям, сын боярский, а под старость — окольничий и воевода Иоанна Грозного. Во время осады Казани в 1552 г. Ф. Д. послан был на Арское поле с П. Булгаковым, вторым воеводой сторожевого полка. Он пал вместе с братом Семеном в битве под Оршей в 1564 г.

13. Федор большой Иванович — сын Ивана Давидовича, воевода Иоанна III. Ф. И. был дядькой Иоаннова сына Василия, когда сам был еще только простым боярским сыном — из тех, "которые в думе не живут". Несмотря на неоднократные просьбы сына за своего дядьку, Иоанн не хотел пустить последнего в думу. В 1489 г. Ф. И. ездил по поручению вел князя в Литву для объяснений по некоторым спорным делам. В 1497 г. с кн. С. Холмским он отправлен был в Казань возвести на престол Абдыл-Летифа. В 1502—1503 гг. значится в разрядах воеводой сторожевого полка. В 1506 г. был в походе на Казань, под которой и пал.

1) "Никоп. лит." VII, 59; "Продолж. Царств. кн." и "помянник Кирилло-белоз. м—ря" y Kaрамз. (изд. Эйнерлинга) IX, пр. 84 и 85; 2) "Царств. кн.", 345; Карамз. VIII, 209, пр. 379; 3) Разряды: в "Симбирск. сборн.", 57, 58, 63, 64, 67; в "Отеч. Зап." 1830 г., ч. 44, стр. 127, 147—148, 155—57, 163 —164; у Карамз. IX, пр. 388, 394, 396, 523; "Акты Зап. Росс." III, №. 105; "Акты Археогр. Эксп." I, 369; "Собр. гос. грам. и дог." I, №№ 191—192; Спиридов: "Сокращ. опис. служеб благор. росс. дворян..." II, 62—63; 4) Разряды в "Отеч. Зап." 1830 г., ч. 44, стр. 142; "Собр. гос. гр. и дог." I, № 191; "Акты Археогр. Эксп." I, 368—370; 5) "Полн. собр. русс. лет." VIII, 294; "Новгор. 2-я", 69 (изд. 1879 г.); "Никон. лет." VII, 18; Спиридов, II, 60; Карамз. VIII, пр. 16; 6) "Собр. гос. гр. и дог." I, № №190—191; "Акты Археогр. Эксп." I, 369; "Сборн. Русск. Ист. Общ." LXXI, 533, 558; Карамз. IX, 70, пр. 229; Спиридов, II, 62; 7) "Никон. лет." VII, 44, 75; "Царств. кн.", 116; "Продолж. ее" у Карамз. VIII, пр. 578; Разряды в "Отеч. Зап." 1830 г., ч. 44, стр. 69—71, 84, 87, 89, 91, 95, 100; Спиридов, II, 61; 8) "Полн. собр. русс. лет." VIII, 284, 288; "Соф. Времен." Строева, II, 318, 322—323, 419—420; "Никон. лет." VII, 5, 33, 46, 48, 91—95; "Царств. кн.", 116, 188, 340, 345; "Собр. гос. гр. и дог." II, № 39; "Актs Археогр. Эксп." I, 289, 369; "Доп. к Акт. ист." I, 134; "Ист. о Казанск. царстве", 99—100, 239, 242; "Сборн. Имп. Русск. Ист. Общ.", т. 59 (по указателю); Новиков: "Древ. Росс. Вивлиоф." (изд. 2-е), XIII, 36, и XX, 34; Разряды в "Отеч. Зап." 1826 г., ч. 28, с. 414, и 1830 г., ч. 44, стр. 5, 17, 37, 38, 79, 99; Карамз. VII, пр. 321, и VIII, 24, 44, пр. 240—242, 380; Спиридов, II, 58—59; 9) "Полн. собр. русс. лет." VI, 43, 279, и VIII, 234; Карамз. VI, 171, пр. 444; 10) "Полн. собр. русс. лет." VIII, 272; "Ист. о Казанск. царстве", 66; Новиков: "Вивлиоф." XX, 24; "Русск. Времен.", 216; "Записки о Московии" Герберштейна (перев. Анонимова), 147 и сл ; Разряды у Карамз. VII, пр. 31, 180, 269, и в "Отеч. Зап." 1826 г., ч. 28; 11) Разряды в "Симбирск. сборн.", 5; "Акты Археогр. Эксп." I, 369; "Александро-Невск. лет." в "Русск. Ист. Библ." III, 207; Карамз. IX, 21—22, 32; 12) "Никон. лет." VII, 165; "Алекс.-Невск. лет." в "Русс. Ист. Библ." III, 207; "Акты Археогр. Эксп." I, 369; Разряды в "Отеч. Зап." 1830 г., ч. 44, стр. 17—18; Карамз. IX, 32; 13) "Полн. собр. русс. лет." VI, 41, и VIII, 246; "Русск. Врем." II, 219, 249 и сл.; Разряды в "Отеч. Зап." 1830 г., ч. 44, стр. 32, и Лихачев, "Разрядн. дьяки ХVI в.", 170.