РБС/ВТ/Пожарский, Петр Дмитриевич и Феодор Дмитриевич

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Пожарский
Русский биографический словарь А. А. Половцова
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Плавильщиков — Примо. Источник: т. 14 (1910): Плавильщиков — Примо, с. 251—253 ( скан · индекс )РБС/ВТ/Пожарский, Петр Дмитриевич и Феодор Дмитриевич в дореформенной орфографии
 Википроекты: Wikipedia-logo.png Википедия Wikidata-logo.svg Данные


Пожарский, князь Петр Дмитриевич и брат его князь Феодор Дмитриевич — старшие сыновья "спасителя отечества" кн. Дм. Мих. Пожарского. Когда в 1618 году государь послал Ив. Александровича Колтовского в товарищи-воеводы к Дмитрию Мих. Пожарскому, и Колтовской "бил челом государю в отечестве", что ему, Колтовскому, "быть" в товарищах с кн. Дм. Пожарским "невместимо", то за кн. Дм. Пожарского кн. Петр Дмитр. Пожарский, как старший сын, бил челом государю, с просьбой "дать оборонь за бесчестие отца". До 1624 года братья, кажется, не принимали участия в придворной службе. Ho уже в этом году, несмотря на свои слишком молодые годы, Петр вместе с братом Феодором, близким ему по возрасту, становятся рындами, и всякий раз, как Феодор стоит рындой при государе во время приема послов, Петр назначается вместе с братом, и так вплоть до 27-го декабря 1633 года, когда Феодор скончался; с этого года кн. Петр Дмитр. перестал уже быть рындой. В придворной службе кн. Петру Дмитриевичу, главным образом, поручалось "смотреть в кривой стол" во время государева стола. В 1624 году, 21-го марта, 18-го апреля, 17-го мая он "смотрел в кривой стол" и в том же году упоминается вместе с братом в списке поезжан на 1-ой свадьбе царя Михаила Феодоровича (14-го сентября). Затем опять "смотрел в кривой стол": 27-го сентября, 17-го октября 1624 г. и 10-го апреля 1625 г. В том же 1625 году (17-го апреля) участвовал при приеме кизильбашского посланника на отпуске, когда все придворные чины сидели в золоте при государе и патриархе; затем, когда после этого приема посланник был приглашен к государеву столу, то кн. П. Дм. Пожарскому, среди других 17-ти лиц, было поручено "пить носить пред государя". В том же 1625 г., 1-го октября, он опять "смотрел в кривой стол". В ноябре того же года был рындой с братом Феодором при приеме английского гонца. В 1626 г. (6-го января) опять "смотрел в кривой стол". В том же 1626 г. (5-го февраля) кн. Петр Дм. Пожарский был среди поезжан на 2-ой свадьбе царя Михаила Феодоровича. В 1627 году (28-го апреля) — рында с братом при приеме кизильбашских купчин на отпуске. В том же году (13-го июня), во время приема английского посланника Свифта, назначены были рындами при государе кн. Ив. и Вас. Меньшой Григорьевичи Ромодановские с кн. Феод. и Петр. Феодоровичами Волконскими, но когда братья Волконские объявили у "сказки", что им, Волконским, с Ромодановскими "быть не у мест", то, по повелению государя, Ромодановские были заменены братьями кн. Петр. и Феод. Дмитр. Пожарскими. В 1628 году кн. П. Дм. Пожарский сделался стольником; 8-го мая он участвовал в походе с государем в Угрешский монастырь, участвовал у стола государева на стану на реке Голедях, по пути в Николы Угрешского монастырь, и "вина наряжал" у стола государева 9-го мая. Затем он опять, во время государева стола, "смотрел в кривой стол" (1-го августа, 6-го августа 1628 г., 5-го мая 1629 г., 17-го июля, 25-го июля, 6-го августа, 8-го сентября 1630 г. и 8-го сентября 1630 г. у патриарха). В том же 1630 г., 14-го сентября, при приеме посланников Голландских Штатов, он был с братом рындой при государе, равно как и 22-го декабря — при приеме тех же послов. Затем, 3-го марта и 5-го мая 1631 г. опять "смотрел в кривой стол". В том же году (7-го мая), при приеме шведского посла Русселя, и 13-го мая — кизильбашского купчины на отпуске, был рындой при государе. Он также не только присутствовал, но и был рындой: при приеме 17-го мая того же 1631 года шведского посла Антония Монира, при приеме того же посла 1-го июня и 6-го июня на отпуске и в 1631 году, 26-го июня — при приеме возвратившегося с Вологды голландского посла, при торжественном приеме Ахмета Аги, посла турецкого султана Мурата, когда при государе присутствовали многочисленные придворные чины, одетые в золоте, и 6-го марта и 18-го марта — при приеме того же посла. Затем, 8-го сентября 1632 г., 23-го апреля, 12-го июня 1633 г., 6-го января, 8-го апреля 1634 г. опять "смотрел в кривой стол" во время государева стола, равно как и 15-го августа 1633 года во время стола у патриарха. В 1635 г., при встрече литовских послов Александра Песочинского с товарищами за Тверскими воротами по Волоцкой дороге, кн. П. Дм. Пожарский был головой у "сотни стольников". В том же 1635 г., 1-го марта, опять был при государеве столе, по случаю именин царицы Евдокии Лукьяновны. Когда 21-го марта того же года, после приема литовского вышеупомянутого посла на отпуске, посол был приглашен к государеву столу, то кн. П. Дм. Пожарскому среди других поручено было "носить пить пред государя". В том же 1635 году он получил видное назначение — быть полковым воеводой в передовом полку в Украинском разряде (первым воеводой на Дедилове), но был там недолго, так как 29-го августа того же 1635 г. он получил увольнение и 9-го сентября отпущен к Москве, по причине смерти матери его, 1-ой супруги кн. Дм. Мих. Пожарского; затем опять "смотрел в кривой стол": 17-го марта, 25-го марта. 17-го апреля, 19-го апреля, 2-го июня, 25-го декабря 1636 г., 9-го апреля 1637 г. В 1637 г., 28-го июля, когда у государя во время похода на богомолье в Новодевичий монастырь был стол, то за этим столом кн. П. Дм. Пожарский "наряжал вина". В том же 1637 году, 12-го января, опять "смотрел в кривой стол". В том же году, когда государь 23-го мая пошел в с. Покровское, то князю П. Дм. пришлось среди других "дневать и ночевать" на государевом дворе на 24-ое мая с бояр. кн. Андр. Вас. Хилковым. В 1640 г., 1-го сентября, он был уже в Москве, был у государя у стола, причем опять "смотрел в кривой стол". Затем он стал 1-м воеводой в Одоеве. В 1642 году, 3-го января, участвовал на земском соборе, где разбирался вопрос, удерживать ли русским Азов. В 1642 г. был уже опять в Москве, где 10-го апреля, в день св. Пасхи, был у государева стола, причем опять "смотрел в кривой стол". Внимательно присматриваясь к тем данным, какие мы имеем о придворной и государственной службе кн. П. Дм. Пожарского, мы можем, кажется, придти к такому заключению: сам кн. П. Дм. не обладал не только талантами, но даже большими способностями, и службой своей всецело обязан тому положению, какое в то время занимал его отец. В самом деле, как-то невольно поражает, что П. Дм. Пожарский постоянно, почти с самых молодых лет, участвовал во всех придворных торжествах, но за всю жизнь почти не шел далее поручения "смотреть в кривой стол". Мы ни разу не видим, чтобы ему поручалось "смотреть в большой стол", что считалось почетнее; да и воеводой бывал он редко, а если и занимал должности полкового воеводы, то на весьма короткое время. Точно также не проявлял себя и 2-ой сын Д. М. Пожарского, Федор Дм., бывший постоянно рындой с братом, одновременно с ним, кажется, начавший службу, но еще менее проявивший себя, как-то стушевавшийся в придворной службе, так что, кажется, не бывал нигде воеводой. За то, что кн. П. Дм. Пожарский только благодаря отцу постоянно фигурировал в торжественных случаях при дворе, говорит еще и то обстоятельство, что с 1642 года (года смерти кн. Дм. Мих. Пожарского) П. Дм. Пожарский совсем сходит со сцены и уже с этого года не упоминается ни при одном торжественном случае. На это может быть возражение, что Пожарские принадлежали к слишком захудалому роду и только блестящая деятельность кн. Дм. Мих. Пожарского в смутное время несколько выдвинула этот род, а самого Дм. Мих. приблизила, несмотря на захудалость рода, к новоизбранному царю; а сыновья его, обладая даже блестящими способностями, по захудалости рода не могли бы ни в коем случае претендовать на служебный успех среди знатных московских родов. Как возражение этому, можно указать на деятельность и служебное положение 3-го сына кн. Д. М., Ивана Дм. Пожарского, начавшего свой придворную службу несколько позднее своих братьев, но занявшего довольно видное положение в придворной службе, как известно, бывшего даже окольничим. Все это заставляет предполагать, что, не обладая большими способностями, кн. Петр только благодаря отцу занимал известное положение. С 1642 года и до самой смерти в 1647 г. он как-то совсем не появляется в списках лиц, участвовавших в тех или других придворных торжественных случаях, а, может быть, и совсем не бывал при дворе. Кн. Петр Дм. был женат два раза. Первую жену его звали Анастасия Григорьевна, вторую — Марфа Семеновна. От первого брака он имел сына Василия Петровича, умершего в очень ранних годах, да дочерей кн. Анну Петровну, которая была в замужестве за боярином Ив. Андр. Милославским и умерла вдовой в октябре 1669 года, и Евдокию Петровну, которая была замужем за бояр. Ив. Петр. Шереметевым, умершим в 1647 году, а затем вышла замуж за бояр. кн. Юрия Алексеевича Долгорукова, который пережил Евд. Петр., умершую 16-го мая 1671 г., и был убит в день стрелецкого бунта.

"Акты Арх. Экспед.", т. III, стр. 448, 450; "Собр. Гос. Грам. и Дог.", т. III, стр. 284, 380; "Акты Истор.", т. V, 396. "Доп. Акт. Ист.", т. V, стр. 139. "Акты Моск. Госуд.", т. II, стр. 44, стр. 69, 100, 108, 111, 153. "Русская Истор. Библиот.", т. IX, стр. 487, 495; т. X., стр. 91, 108, 265, 473. "Разрядн. книги", изд. 2 отд. собств. Е. И. В. Канцеляр., т. I, стр. 556, 1376, 1377, 1378, 1380; т. II, 755, 756, 782, 791; "Дворцовые разряды", т. I, стр. 327, 609, 614, 620, 635, 648, 652, 675, 684, 690, 753, 756, 761, 775, 916, 925, 1012, 1014, 1027, 1028: т. II 60, 157, 158, 159, 163, 167, 174, 178, 195, 201, 202, 205, 210, 212, 213, 215, 217, 251, 264, 277, 294, 328, 334, 340, 351, 369, 414. 425, 437, 451, 477, 502, 503, 507, 509, 517, 535, 543, 522, 561, 585, 614, 643, 678, 839, 870; "Древн. Росс. Вивл.", т. XIII, отд. XVI, стр. 139; т. XIII, отд. XVII, стр. 160; Иванов, "Указ. к боярск. книг.", стр. 327; Лобанов-Ростовский, кн. А. Б., "Русская Родословная книга", т. II, стр. 109; "Владимирские Губ. Ведомости", 1864 г., № 39, статья К. Тихонравова; "Всемирная Иллюстрация" 1872 г., т. VII, № 169; "Родословие кн. Пожарских", перепечатка в книге Петрова, П. Н. "История родов русского дворянства", т. I, СПб. 1885 г.