РБС/ВТ/Порфирий (Крайский)

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Порфирий (Крайский)
Русский биографический словарь А. А. Половцова
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Плавильщиков — Примо. Источник: т. 14 (1910): Плавильщиков — Примо, с. 589—590 ( скан · индекс )РБС/ВТ/Порфирий (Крайский) в дореформенной орфографии
 Википроекты: Wikipedia-logo.png Википедия Wikidata-logo.svg Данные


Порфирий Крайский (в миру Петр) — епископ Белгородский; уроженец юго-западной России, П. был воспитанником (с 1708 г.) Московской Заиконоспасской Академии, в которой, по окончании курса в 1725 г., оставлен был учителем, в 1732 г. постригся в монашество, затем — в 1741 г. назначен был в этой же Академии префектом, и, наконец, в 1742 г., и ректором. 12-го мая 1747 г. П. определен был архимандритом Донского монастыря, с оставлением в ректорской должности, и затем архимандритом Заиконоспасского монастыря. В 1748 г., 30-го мая, был рукоположен во епископа Суздальского и управлял этой епархией 7 лет и 5 месяцев, в 1755 г. переведен в Коломенскую епархию, которой управлял до 1763 г., а в этом году, октября 29-го переведен был в Белгород, где и скончался 7-го июля 1768 года.

Вступив в управление Белогородской епархией и заметив в ней с самого же начала некоторые "нестроения", преосвященный Порфирий поручил нескольким архимандритам произвести тщательнейший осмотр церквей во всей епархии, назначив каждому из этих архимандритов для осмотра известное число протопопий. Донесения этих визитаторов дают яркую картину печального состояния епархии. Оказалось, что "в обозренных архимандритами протопопиях в некоторых местах церкви Божии ветхи и в них на антиминсах нечистота, и между той нечистотой крупицы Божественного тела оказались, а прочие святые дары — заплеснелые и согнившие и содержатся в крайнем небрежении, иконостасы — неискусно писанные, иконы — раскольничьего письма...; священники оказались в пьянстве и кощунстве, такожь и с приходскими людьми в драках пребывающие и о должности своей нерадящие, катехизисов не имеют и не умеют". В этих донесениях особенное внимание останавливает на себе последний пункт. Не пытаясь заменить их учеными — за недостатком таковых в епархии — Порфирий предписывал вызывать этих, неведущих катехизиса, священников в Белгород, чтобы здесь, по крайней мере, заставить их изучить по их званию существенно необходимое.

Другого рода "нестроения", бывшие в епархии, указывались в записке самого Порфирия, представленной им в Святейший Синод для внесения депутатом от Синода в Наказ Комиссии по составлению Уложения. Донесения архимандритов касались пастырской деятельности и поведения духовенства, исправления им его служебных обязанностей; записка преосвященного касается отношений к духовенству помещиков, разных командиров светских, обывателей. Преосвященный жалуется в этой записке, что некоторые помещики приказывают священникам литургию в господские и праздничные дни начинать весьма поздно и до половины дня дожидать прихода их в церковь, что во многих приходах церковные земли с сенными покосами и прочими угодьями из владения священно-церковнослужителей вышли, быв захвачены помещиками и обывателями в их собственность; что за непонуждением от светских команд во многих приходах церкви Божии по десяти лет и более строятся, чрез что боголюбивые прихожане лишаются богослужения и таинств, а иные и в раскол уходят и т. д.; жалуется также, что священники, по условиям их материального быта, вынуждены, оставя церковь божию, сами ходить за сохою, косить сено, вывозить навоз на пашни, и полагает, что, во избежание сего нестроения и непорядка, прихожане должны определять священнику двух мужиков с лошадьми, с телегами и всей пашенной сбруей, и двух баб для исправления у него всяких домовых и полевых работ. Записка эта напечатана в "Сборнике Имп. Русского Исторического Общества" т. 43, стр. 430—433, по списку, вполне согласному в тексте со списком, который найден нами в архиве Курской Духовной Консистории; она была напечатана и прежде Н. И. Барсовым в его "Истор., критич. и полемических опытах", на стр. 231—232, но не столько в точном ее тексте, сколько в пересказе ее содержания.

В истории местного просвещения время епископствования Порфирия в Белогородской епархии замечательно открытием при Харьковском Коллегиуме так называемых "прибавочных" или "вспомогательных классов". Именно, в 1765 г., по ходатайству сенаторов Шаховского, Олсуфьева и Панина, ввиду более и более умножавшегося в Коллегиуме числа учеников из дворянских детей, Императрица Екатерина II в инструкции, данной губернатору Слободо-Украйнской губернии, определила: "К преподаваемым ныне в Харьковском Коллегиуме наукам прибавить еще классы французского и немецкого языков, геометрии и рисования, а особливо инженерства, артиллерии и геодезии, на что и сумма до 3000 рублей из неокладных доходов определяется и у кого тот Коллегиум в ведомстве состоит, с тем губернской канцелярии о лучшем восстановлении и распространении наук, учиня сношение, употребить старание".

Радея о благосостоянии Коллегиума, преосвященный Порфирий заботливо наблюдал, чтобы источники содержания этого училища не иссякали. Одним из главных источников этого содержания были доходы от служения молебнов (нарочито присылаемых от Коллегиума монахов) пред чудотворной иконой Богоматери в селе Каплуновке (Ахтырского уезда), а также и от продажи в Каплуновской церкви ладана, масла и свеч. Но правом этой продажи хотели пользоваться и местные священники, а также и вдовы духовного звания и даже местный помещик. Узнав об этом, преосвященный приказал (указом от 9-го окт. 1776 г.): "Священникам, диаконам, диаконице и помещику свечи продавать воспретить, а продавать оные от Харьковского Коллегиума. а кроме оного, посторонних никого к продаже свечей не допускать, о чем показанных священников с товарищи в Ахтырском духовном правлении обязать подпиской, а в Слободо-Украинскую губернскую Канцелярию сообщить промеморией и требовать, дабы благоволено было слободы Каплуновки помещику о том же подтвердить, и что учинено будет, Духовную Консисторию уведомить". В духовном завещании о своем "убогом келейном имении, пристяжанном многолетними трудами", преосв. Порфирий, назначив определенные дачи — деньгами и вещами — архиерею и всем прочим духовным, которые будут при его погребении, а также певчим и затем разным келейникам и прислужникам архиерейского дома, все остальное отказывал в пользу нищих, убогих, вдовиц и странных. Этого остального (считая наличную золотую и серебряную монету и вырученное от продажи вещей) оказалось девять тысяч девяносто девять рублей. По распоряжению Св. Синода, согласно представлению преосв. Самуила (преемника Порфирия), велено из этой суммы 1399 р. употребить на построение в Белгороде двух каменных богаделен: одной — для женского пола, числом на 18 человек, а другой — для мужского, на такое же число; а остальные 8000 р. отдать в Московский для дворянства банк, с тем чтобы из процентов с этой суммы производилось содержание принимаемым в богадельни. Эти богадельни "к содержанию как духовного, так и светского сословия бедных, увечных, престарелых и в неисцелимых болезнях находящихся и родственников, кои бы их могли содержать и пропитать, не имеющих людей" действительно и были устроены в Белгороде с наименованием их, в память о жертвователе, Крайскими.

А. С. Лебедев, Белгородские архиереи и среди их архипастырской деятельности, Харьков. 1902, стр. 143—161; "Сборник Харьковского Историко-Филологического Общества", т. IV, стр. 253—257.