РБС/ВТ/Репня-Оболенский, Иван Михайлович

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
< РБС
Перейти к навигации Перейти к поиску

Репня-Оболенский, князь Иван Михайлович, по прозванию Найден; умер в 1523 г.; происходил из потомства св. Михаила Черниговского и был родоначальником князей Репниных-Оболенских, фамилия которых угасла в 1801 году.

В 1491 г. он был послан, вместе с князем П. Н. Оболенским, во главе московского войска против ордынских царей Сеид-Ахмета и Шиг-Ахмета, которые хотели идти на друга великого князя Иоанна III — Крымского хана Менгли-Гирея; узнав, что московское войско стоит уже на берегах Донца, Сеид-Ахмет и Шиг-Ахмет удалились. В 1492 г., в походе Иоанна III против шведов, князь Найден был дворянином, а затем воеводой сторожевого полка. В 1493—1494 и 1496 гг. он был воеводой передового полка в походе на Вяземские места, а затем против шведов. В 1494 г. угощал послов вел. князя литовского Александра Казимировича, обедавших у вел. князя Ивана Васильевича, а в 1500 г. был сыном боярским, причем был в числе поезжан на свадьбе князя Вас. Дан. Холмского с дочерью великого князя Ивана Васильевича; в том же году он был воеводой передового полка при походе под Путивль и Брянск, а в 1502 г. — воеводой в левой руке и участвовал в осаде Смоленска, который не мог быть взят за недостатком продовольствия в московском войске. В 1506 г. он был воеводой в левой руке в походе к Казани, под главным предводительством князя Дмитрия Ивановича, брата великого князя Василия Ивановича, в 1508 г. — воеводой в передовом полку, при походе к Дорогобужу, в 1509 г. — воеводой в сторожевом полку; в том же году, по поручению великого князя Василия Ивановича, князь Ив. Мих. Репня вместе с двумя другими новгородскими наместниками — Даниилом Щеней и Григ. Фед. Давыдовым — заключил в Новгороде мирный договор с ливонскими послами.

Мы имеем более подробные сведения о князе Репне только за время его наместничества в Пскове. В 1509 г. великий князь Василий Иванович отозвал из Пскова наместника князя Петра Вас. Великого и послал на его место князя Ив. Мих. Репню-Оболенского, которого псковичи прозвали Найденом, как сказано в летописи, — за то, что он «не пошлиною (не по старому порядку, не по обычаю) приехал: нашли его псковичи на загородском дворе, а священники против него со кресты не выходили, а пели молебен на торгу, да шли ко Св. Троице». Самостоятельность Пскова, как видно, близилась к концу: Московский великий князь назначал наместников без участия веча, а князь Репня, приехав во Псков, не счел нужным выполнить обычая — встречи со крестом и служения на пути молебнов. Такое начало не предвещало ничего хорошего: и действительно, князь Репня не только не принимал к сердцу интересов псковичей, но всячески притеснял их и заслужил всеобщую ненависть. В конце октября 1509 г. псковичи, услыхав о приезде в Новгород великого князя Василия Ивановича и брата его князя Андрея Ивановича, обрадовались возможности принести великому князю жалобу на наместника. Они отправили послами двух посадников: Юрия Алексеевича и Михаила Помазова и выборных бояр, вручили им полтораста рублей в дар великому князю и велели бить челом, что они обижены от наместника и от его людей. Выслушав послов, великий князь сказал: «Я вас, свою отчину, хочу жаловать и оборонять, так же, как отец наш и деды наши, великие князья. А что вы мне говорите о наместнике моем, а о своем князе Ив. Мих. Репне, то ежели на него соберется много жалоб, я его обвиню перед вами». Возвратившись во Псков, посланники представили вечу следующий многознаменательный ответ о своем посольстве: «Князь великий Псковский дар принял честно, а сердечные мысли никто же весть, что князь великий сдумал на свою отчину и на мужей Пскович, и на город Псков». Несмотря на эти слова, из которых ясно, что посланники предугадывали нерасположение великого князя ко Пскову, псковичи продолжали ссориться со своим наместником, и тот, спустя несколько времени по возвращению посольства, сам отправился в Новгород с жалобой великому князю на псковичей, что они его обесчестили. Между тем, посадники и вече поступили очень неосторожно, положившись на слова великого князя и начав рассылать по волостям грамоты, чтобы все, недовольные наместником, ехали в Новгород бить на него челом великому князю. Недовольных набралось множество, но нашлись и такие люди, которые отправились в Новгород с жалобой не на князя Репню, а на своего собственного псковского посадника: так, напр., посадник Леонтий, поссорившись с посадником Юрием Копылом, поехал в Новгород судиться с ним перед великим князем. Очевидно, что псковичи не сознавала настоящего положения дел и сами подливали масло в огонь. Великий князь требовал присылки всех посадников, причем выразился так: «Ежели не поедут посадники из Пскова говорить против князя Ив. Репни, то вся земля будет виновата». Тогда в Новгород поехали не только девять посадников, но и купеческие старосты всех рядов. Их не допрашивали и объявили им, чтобы они собрались к празднику Крещения Господня (6 января 1510 г.), и что в этот день будет дана им управа. Псковичи исполнили повеление, собрались к назначенному числу в Новгород, пошли после обедни на реку, на водосвятие, а оттуда на владычный двор; посадники, бояре и купцы введены были в палату, а «молодшие» люди стояли на дворе. Московские бояре вошли в палату и сказали псковичам: «Поиманы вы Богом и великим князем Василием Ивановичем всея Руси». Посадников оставили в палате, а «молодших» людей переписали и отдали новгородцам по улицам беречь и кормить до управы. — Так говорит Псковский летописец. По известию же других летописцев, великий князь призвал к себе одновременно с князем Репней псковских посадников, которые и были обвинены в непослушании наместнику в том, что вступались в его суды и пошлины, держали его не так, как прежних наместников, причиняли со своей стороны псковичам много бед и насильств и, что важнее всего, государское имя презирали, нечестно держали. За это великий князь положил на посадников опалу и велел их схватить. Не беремся судить, которое из двух известий достовернее, но вскоре после суда великого князя над псковскими посадниками Псков окончательно лишился вечевого устройства: 13 января 1510 г. был снят вечевой колокол от живоначальной Троицы и ночью вывезен в Новгород.

В 1511—1512 гг. сам великий князь Василий Иванович предводительствовал войском во время Литовской войны, а наперед себя послал к Смоленску в большом полку князя Ив. Мих. Репню. Через два месяца великий князь возвратился в Москву, не взяв Смоленска, а в 1513 г. вторично выступил в поход, причем отправил из Боровска большую часть войска с князем Репней, пожалованным в этом году в бояре, и с окольничим Сабуровым. Смоленские воеводы выехали сражаться за город, но потерпели поражение, и много людей было взято в плен. — За последние десять лет жизни князя Ив. Мих. мы не встречаем его имени ни в Разрядах, ни в Летописях.

«Полн. Собр. Рус. Лет.», СПб. 1848 г., т. IV, с. 282—285; Никон. Лет., VI, с. 127, 194; «Соф. Временник», II. с. 238, 288, 293; «Др. Рос. Вивл.», IX, 190—191; XX, 16, 21; «Отеч. Зап.» 1830 г., ч. 44-я, с. 5, 24, 25, 30, 33, 40, 44, 47; Чт. М. О. И. и Д. Р. 1902 г., I, с. 9, 20, 23, 26, 32, 34, 37, 42, 48, 52, 53; Карамзин, Ист. госуд. Рос., VI и VII; Соловьев, Ист. России, т. V; Н. Лихачев, Разрядные дьяки; Бантыш-Каменский, Словарь достопам. людей, 1836 г., т. IV, с. 874—877; Беляев, И. Д. История г. Пскова и Псковской земли, М. 1867 г., с. 367—371; Никитский, Очерк внутренней истории Пскова, СПб. 1873 г., стр. 292—294; «Сборн. Имп. Рус. Ист. Общ.», т. XXXV, стр. 123.

См. также[править]