РБС/ВТ/Рудзевич, Александр Яковлевич

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Рудзевич, Александр Яковлевич
Русский биографический словарь А. А. Половцова
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Романова — Рясовский. Источник: т. 17 (1918): Романова — Рясовский, с. 407—414 ( скан ) • Другие источники: ЭСБЕРБС/ВТ/Рудзевич, Александр Яковлевич в дореформенной орфографии


Рудзевич, Александр Яковлевич, генерал от инфантерии; род. в 1776 году, ум. 23-го марта 1829 г. в Валахии, похоронен близ Карасубазара.

Отец Р. — татарин Якуб Измайлович, в царствование Императрицы Екатерины II оказал России важные услуги при покорении Крыма, за что пользовался расположением Императрицы, и умер в чине статского советника. По смерти Якуба жена его с двумя малолетними сыновьями и двумя дочерьми была вызвана из Крыма в Петербург, помещена в доме графа Брюса и получала содержание от правительства. Вскоре дети ее были крещены в православную веру, причем восприемниками их были — сама Императрица, Великая Княгиня Елисавета Алексеевна и Великие Князья Александр Павлович и Константин Павлович; старший сын Якуба Измайловича получил имя Александра; 6-го апреля 1786 г. он был записан сержантом в Преображенский полк и поступил в существовавший тогда в Петербурге Греческий Кадетский Корпус, где учился шесть лет; 27-го марта 1792 г. был он произведен в капитаны Генерального Штаба, а через три месяца отправлен в армию, действовавшую в Польше. В день возмущения в Варшаве, 6-го апреля 1794 г., Р. выступил оттуда вместе с другими войсками и в одной из схваток с мятежниками был ранен в правую руку. Оставаясь потом в корпусе генерала Ферзена, Р. был в сражениях при Песочном и Служеве, снял план укреплений Варшавы во время блокады ее русско-прусскими войсками, строил батареи при переправе корпуса Ферзена через Вислу, обозрел неприятельские позиции под Мацеиовицами и снял план их, а на другой день, 29-го сентября, при атаке на поляков, вел колонну генерал-майора Тормасова. 20-го октября он участвовал в деле при Кобылке, а 24-го был на Прагском приступе, за который получил золотой знак на Георгиевской ленте. Приобретя известность в названных делах, Р. в 1796 г. был вызван в Петербург и послан в Выборг — для снятия топографических карт Финляндии.

По воцарении Императора Павла Р. был отправлен им в Казань с повелением снять план с окрестностей ее и составить маршруты войскам, назначенным для маневров под Казанью. Потом Р. состоял при корпусе князя Дашкова; в январе 1799 года был командирован в армию генерала от инфантерии Ласси, расположенную между Ковной и Брест-Литовском, и 9-го ноября произведен в подполковники. В марте 1800 г. Р. был вызван, по Высочайшему повелению, в Петербург и в начале 1801 г., когда последовал разрыв России с Англиею, Император Павел послал его обозреть берега Финского залива от Петербург до устья Наровы и составить описание береговой местности для предполагавшейся тогда обороны от нападения англичан.

В первый год царствования Императора Александра происходили у нас жаркие схватки с горцами на Кавказе, и туда стремились молодые офицеры. Р. по собственному желанию был переведен, 19-го апреля 1801 г., в Троицкий мушкетерский полк, расположенный тогда в Крыму и предназначенный для действий за Кубанью. В декабре 1804 г. Р., произведенный в полковники, выступил со своим полком за Кубань. Находясь в отряде генерал-майора Лихачева, он три недели участвовал в успешных схватках с хищниками в ущельях гор, а 30-го декабря — в отряде генерал-майора Баркова — с двумя ротами ворвался на штыках в Арбское укрепление и истребил большую часть защищавших его. Этот подвиг Р. был награжден орденом св. Анны 3-го класса на шпагу. В марте 1805 г. Р. командовал авангардом в поиске начальника Кавказской Линии генерал-лейтенанта Глазенапа. С тысячею линейных казаков он более других участников поиска содействовал усмирению Большой Кабарды и особенно отличился в делах 11-го марта при урочище Ергдиоки и 15-го марта — при Кизбуруне. По окончании поиска Р. получил орден св. Владимира 4-й степени с бантом. Вскоре потом Глазенап узнал о неприязненных действиях Засунженских чеченцев; чтобы прекратить набеги их на грузинскую дорогу, от Моздока до Владикавказа, Р. было поручено избрать место для постройки редута. Он исполнил поручение удачно и, командуя притом отрядом войск, навел такой страх на горцев, что вскоре явились от них к Глазенапу старшины с изъявлением покорности. Главнокомандующий в Грузии, князь Цицианов, испросил Р. в награду орден св. Анны 2-й степени с алмазными украшениями. В январе 1806 г. Р. был назначен шефом Тифлисского мушкетерского полка, одна, часть которого находилась в Елизаветполе, а другая в Шекинском ханстве, но в продолжение всего года не участвовал в военных действиях. В 1807 г. он стоял с полком своим в Куракчае при отряде, наблюдавшем границы Персии, когда преемник князя Цицианова, граф Гудович действовал против Турок.

После шестилетней службы на Кавказе Р. по домашним обстоятельствам вышел в отставку и уехал в Крым, на родину. Приведя свои дела в порядок, он просил об определении его снова на службу, и 3-го декабря 1809 г. был назначен шефом 22-го егерского полка, находившегося за Кубанью, в походе против горцев. 1-го февраля 1810 г. Р. находился уже при своем полку и 4-го числа разбил и преследовал в самых ущельях напавшего на него неприятеля. 22-го февраля и 14-го марта он рассеял скопища Закубанцев, а 11-го июля разбил их близ Куматырь-Аула, где предводительствовал ими Анапский паша Гуссейн. В половине декабря, получив от своего дивизионного начальника, герцога Ришелье, предписание взять на берегу Черного моря крепость Суджук-Кале, Р. 20-го числа выступил в поход и в Суджук-Калеской теснине был атакован горцами, но отразил их, а 24-го разбил наголову скопища Натухайцев и занял Суджук-Кале. После двухнедельного там пребывания, разрушив крепость, он 6-го января 1811 г. пошел к Анапе, где продолжал военные действия с 11-го января по 24-е февраля против Шапсугов и Натухайцев. Неприятели, всюду расстроенные и разбитые, изъявили покорность и дали заложников. За взятие Суджук-Кале Р. был произведен в генерал-майоры, а за другие подвиги награжден орденом св. Георгия 3-го класса. В октябре того же года новые хищничества Шапсугов побудили герцога Ришелье составить отряд из четырех батальонов 12-го и 22-го егерских полков, батальона Великолуцкого мушкетерского и шести пеших и двух конных полков Черноморских казаков, с 22-мя орудиями артиллерии. Герцог сам находился при сем отряде, а главным его помощником был Р. Войска переправились через Кубань и 1-го ноября вошли в селения Шапсугов; 5-го и 6-го под огнем неприятелей они выжгли многие аулы и 16-го возвратились в Екатеринодар.

Вскоре для Р. началось новое обширнейшее поприще деятельности. В декабре 1811 года он перешел с своим полком в Крым и осенью 1812 г. получил приказание идти на усиление Дунайской армии Чичагова, уже находившейся в дороге для соединения с армией Тормасова. В начале ноября он соединился с корпусом графа Ланжерона и разделял с ним труды и славу походов 1813 и 1814 годов. Во время переправы французов через Березину Р. был послан со своим полком на усиление генерала Чаплица и в первый раз сражался с Французами 16-го ноября при селениях Стахове и Брилях. Целый месяц, по 17-е декабря, оставался он в авангарде Чаплица и принимал беспрерывное участие в поражении несчастных остатков Наполеоновой армии, за что был награжден орденом св. Анны 1-й степ. 17-го декабря он возвратился с полком своим в корпус графа Ланжерона и, по переходе за Неман, участвовал в преследовании неприятеля до Торна. Во время осады этой крепости Р. с 25-го января командовал на правом крыле бригадою из 10-го и 22-го егерских полков и 4-го февраля успешно отразил вылазку из крепости. До покорения Торна он разделял труды осаждавших и получил за то алмазные знаки ордена св. Анны 1-й степ. При сближении войск около Бауцена бригада его поступила в авангард Чаплица и заняла место на правом крыле, к Кликсе. 6-го мая он участвовал и деле при Кенигсварте, а 8-го и 9-го мая находился в Бауценских сражениях. При отступлении союзников от Бауцена он находился в арьергарде, под начальством Чаплица, а 17-го мая, по болезни его, принял начальство над арьергардом и занимал эту важную и трудную при тогдашних обстоятельствах должность до прибытия армии в Швейдниц, где было заключено с Наполеоном перемирие. Во время перемирия русские войска, составлявшие корпус графа Ланжерона, поступили в состав Силезской армии Блюхера, и Р. был поручен авангард графа Ланжерона. Силезская армия должна была наблюдать за каждым шагом Наполеона, не упускать его из вида и пользоваться каждою оплошностью его, каждым случаем к разделению его сил, чтобы тем дать возможность главной и другим союзным армиям привести в исполнение общий операционный план.

При таком назначений Силезской армии авангард ее мог быть вверен только самому опытному в боях начальнику, каким был Р. 6-го августа, по Высочайшему приказу, Р. был назначен начальником штаба графа Ланжерона, но он пока удержал его начальником авангарда, а должность начальника штаба временно поручил исправлявшему ее до тех пор полковнику квартирмейстерской части Нейдгардту. 7-го августа Силезская армия открыла военные действия движением вперед, причем Р., прибыв с авангардом к Цобтену, должен был сделать обозрение и занять Зибенэйхенские высоты для устройства там переправы через Бобер, так как мосты на этой реке были сожжены неприятелем. Генерал-майор Греков 8-й с казачьими полками перешел реку в брод и завязал дело с неприятелем, отвлекая его внимание от места настоящей переправы, где 12-й и 22-й егерский полки перешли реку по пояс в воде и быстро овладели лесом на левом берегу; после сего Р. переправился со всем авангардом и атаковал селение Зибенэйхен; неприятель сопротивлялся упорно, — селение три раза переходило из рук в руки, и, наконец, после трехчасового жестокого боя русские егеря утвердились в нем. Конница Р., под начальством генерал-майора Эммануеля, также перешедшая через реку, выстроилась за лесом, опрокинула две подходившие на помощь к неприятелю колонны и преследовала их версты две. Все старания сбить Р. с занятых им высот были безуспешны; егеря даже подвинулись вперед и дали коннице возможность врубиться во французскую колонну, прикрывавшую корпусный обоз. Много пленных, весь обоз и даже собственный экипаж маршала Макдональда достались победителям. Так исполнил Р. данное ему предписание, заняв твердую позицию для прикрытия переправы. Успех этот был началом другого подвига, более трудного. Р. получил известие, что сильные неприятельские колонны приближаются с левого крыла его, и хотя генерал Греков довольно долго удерживал их, но число неприятелей увеличивалось, и Р. был атакован с обоих флангов. Река отделяла его от главных сил корпуса Ланжерона. Неприятели уже заняли селение Зибенэйхен. Генерал-майор граф Витт, с 1-м и 3-м Украинскими полками, несколько времени задержал их в селении и таким образом дал время Р. отойти с позиции без потерь на Шпербергские высоты. Между тем, граф Ланжерон, уже приславший к нему шедшие впереди главной колонны полки Московский и Либавский, лично атаковал Зибенэйхен 22-ю дивизией Турчанинова. Неприятель, опасаясь приближения всего корпуса нашего, перестал теснить Р., который и удержался на Шперберге до вечера, когда перешел за реку между Мерцдорфом и Диппельсдорфом. Пруссаки, бывшие свидетелями боевого отступления и переправы Р., удивлялись его распорядительности, а также порядку, с каким русские произвели все движения и спустили пушки почти с отвесного берега. 8-го августа войска, составлявшие авангард Р., были сменены другими, и 9-го он снова перешел к Цобтену. Блюхер намеревался сделать общее нападение на французов, но в это самое время Наполеон прибыл к своей армии и направил большие силы против Блюхера, с целью овладеть Гольдбернскою дорогою и разорвать центр Силезской армии. Блюхер уклонился от боя и приказал Р. прикрывать отступление армии. Атакованный самим Наполеоном, Р. исполнил Повеление Блюхера, — и Наполеон, видя невозможность настигнуть Силезскую армию и вынужденный спешить к Дрездену, угрожаемому главною армией союзников, возложил на маршала Макдональда главное начальство над корпусами: его собственным, Лористона и Нея, вместо которого командовал Сучам. В Силезской армии еще не знали об отбытии Наполеона к Дрездену с гвардиею и другими войсками и оставались в убеждении, что он лично предводительствует тут тремястами тысяч войска. Желая усилить заблуждение союзников, неприятель с 7-ми часов утра 11-го августа повел сильное нападение на Гольдберг, защищаемый Р. Граф Ланжерон отправил на подкрепление его 15-ю дивизию. Усиленный ею Р., действовавший до сих пор оборонительно, атаковал французов, три раза брал Вольфсбергскую высоту, но каждый раз был вытесняем превосходными силами неприятеля. Несмотря на неудачи, он атаковал высоту в четвертый раз и овладел ею. Блюхер приказал ему прекратить бой, после чего начал общее отступление, продолжавшееся 12-го и 13-го августа. На следующий день, 14-го августа, узнав об отъезде Наполеона из Силезии в Дрезден, Блюхер пошел с главными силами вперед к Кацбаху, оставив графа Ланжерона действовать отдельно. В тот же день произошло Кацбахское сражение, в котором Р. бился от утра до вечера. На следующий день он преследовал неприятеля и занял Гольдберг, идучи дорогами едва проходимыми от беспрерывных дождей; 16-го дошел до Пильграмсдорфа, а 17-го встретил дивизию генерала Пюто, отрезанную от Макдональдовой армии разлившимися реками. Видя себя стесненным со всех сторон войсками Ланжерона, Пюто утвердился на высотах при Левенберге и решился защищаться до последней крайности. Р. занял противолежащие высоты Гиршберга и Вейнберга, послал к князю Щербатову просить подкрепления и открыл по неприятелю пушечный огонь. Когда приблизились князь Щербатов и следовавшая за ним конница барона Корфа, Р. свернул пехоту свою в колонны и ударил на неприятеля; в то же время атаковал его князь Щербатов. Французы, смятые, сбитые отовсюду, бросались в реку Бобер, скрывались по берегам ее и на деревьях.

Дивизия Пюто, состоявшая первоначально из 11000 человек, расстроенная сдалась в числе 3500 человек. Преследование Макдональда продолжалось до 19-го августа, когда Наполеон, возвратясь из Дрездена в Силезию, устремился против Блюхеровой армии. 22-го числа Р. участвовал в деле под Гохкирхеном и последовал за армиею до Лихтенбергских высот. Тут вследствие болезни от беспрерывных трудов Р. сдал командование арьергардом генералу Корнилову, но 31-го числа, когда армия возобновила наступательные действия, он снова явился к своему месту. 11-го сентября при селении Волькау авангард Р. был сильно атакован. Имея приказание не вступать в дело до прибытия главного корпуса на позицию, Р. медленно отступал, оспаривая у неприятеля каждый шаг земли. Прошедши Шпительвиц, он заметил, что многочисленные неприятельские стрелки выдвинулись вперед слишком далеко от своих резервов. Тотчас по его приказанию генералы Эммануэль и граф Витт с авангардною конницей кинулись на стрелков и обратили их в бегство. Раздраженный этою неудачей неприятельский генерал двинул сильные колонны в подкрепление своего расстроенного авангарда. Р., имея целью только удерживать неприятеля, медленно отступал на позицию, когда между тем уже прибыл главный корпус. За свои подвиги Р. Императором Александром был награжден чином генерал-лейтенанта, а король Прусский пожаловал ему орден Красного Орла 2-й ст. С 13-го сентября французы начали общее отступление, и арьергард Р., сделавшись опять авангардом Ланжеронова корпуса, 21-го сентября переправился через Эльбу под Вартенбергом. 23-го прибыв в Дюбен, он начал устраивать переправу через Мульду, но в это время неприятельская дивизия заняла противоположный берег и открыла огонь. Городок Дюбен загорелся. Р. приказал тушить пожар и направил столь сильный огонь на неприятельские батареи, что сбил их, после чего стал спешить постройкой моста, который скоро и был наведен. В следующие дни Р. продолжал движение вперед, соблюдая возможную осторожность, так как в Силезской армии хотя знали о выступлении Наполеона из Дрездена, но не могли пока угадать его планов. Далеко посылая разъезды из авангарда, Р. постоянно доставлял сведения в главную квартиру Блюхера, благодаря чему движение Силезской армии было верно и точно. Р. первый понял замысел Наполеона сосредоточить силы свои у Лейпцига и произвести нападение на Блюхера. 4-го октября, когда союзные войска приближались к Лейпцигу, Р. принимал деятельное участие в сражении при Клейн и Гросс Видериче. Все войска авангарда его были в сильном огне. 6-го октября, в день громадной Лейпцигской битвы, идучи утром во главе корпуса графа Ланжерона к Таухе, Р. получил лично от Блюхера приказание овладеть селением Мокау, занятым французами, чтобы устроить там переправу через реку Парту, на противоположном берегу которой стояли неприятели и стреляли из 16-и орудий. Р. открыл батареи и под огнем их 7-й, 12-й, 22-й и 30-й егерские полки перешли Парту вброд, выбили французов из Мокау, ударили в штыки и опрокинули неприятеля с высот, куда он вступил, потерявши селение. Конница авангарда следовала за пехотою к селению Шенфельду, где корпус Ланжерона присоединился к армии Шведского наследного принца. Тут произошло упорное и жестокое сражение при взятии этого селения. Войска, составлявшие авангард Р., были в жесточайшем огне сряду девять часов и покрыли себя славою. На следующий день корпус Ланжерона, перешедши на правый берег Парты, после блестящего сражения взял приступом Галльское предместье и защищавшие его укрепления, и передовые войска его прежде других достигли моста на Эльстере, что окончательно повело к расстройству французов. Р. был награжден за Лейпцигскую битву орденами св. Александра Невского и Шведского Меча 2-й степени.

После Лейпцигского сражения Силезской армии было назначено обложить крепость Касселя и Майнца. Р., принявший начальство над 10-м пехотным корпусом вместо И. М. Капцевича, тяжело раненного под Лейпцигом, обложил Кассель. Блокаду он снял 22-го января, когда передал ее прибывшим германским войскам, под начальством принца Саксен-Кобургского, сам же с 22-ю пехотною дивизией переправился через Рейн, при Оппенгейме. 7-го февраля он присоединился к Силезской армии, расположенной близ Шалона, и потом успешно прикрывал ее отступление через реку Урк. 20-го февраля, когда вся Силезская армия прошла через Суассон, Р. была вверена защита этого города. 21-го, ранним утром, разъезды известили его о приближении корпусов маршалов Мармона и Мортье, имевших приказание овладеть Суассоном. Несмотря на превосходство неприятельских сил, Р. с непоколебимою твердостью приготовился к обороне: поставил главный резерв в ближайших к городу частях предместья; второй на валу, окружающем Суассон; стрелков на краю предместья; артиллерию разместил в удобных местах; одну часть конницы оставил в городе, а другую расположил по обеим сторонам Суассона для извещения о неприятеле и для наблюдения дорог из Брена и Компьена. Каждому отряду дал он проводников на случай отступления; для раненых очистил дом префектуры, и собрал там все врачебные пособия. Окончив приготовления, Р. объехал войска и говорил им об обязанностях к Государю, о чести и славе русского оружия. Войска радостно приветствовали доблестного вождя. В семь часов утра Мортье и Мармон атаковали предместье Суассона, но были отбиты; второе покушение также не имело успеха. При начале сражения Р. являлся среди войск и ободрял их. В предместье французы разломали кровли на занятых ими домах, встащили туда пушки и стреляли в русских, стоявших на валу; внизу кипел также батальный огонь. Бой продолжался до позднего вечера, и хотя маршалы были вдвое сильнее Р., они не могли оттеснить его ни на один шаг. В 10 часов огонь прекратился и французы отступили к концу предместья. Русские удержали Суассон; начальник Р., граф Ланжерон, прибывший накануне в Суассон, не только одобрил все его распоряжения, но и вызвался быть помощником его и всегда превозносить его подвиг. 23-го февраля, по приказанию Блюхера, Р. оставил Суассон и присоединился к Силезской армии, а 4-го марта принял начальство над прибывшим из Реймса 8-м пехотным корпусом, командир которого, граф Сен-Приест был перед этим смертельно ранен. — В битке под Парижем 18-го марта 1814 г. Р. было приказано взять Монмартр во что бы то ни стало. Преодолев все препятствия на пути к Монмартру, Р. построил войска в колонны к атаке, на дороге из Сен-Дени в Булонский лес. Под ружьем у него считалось 8000 человек. Не надеясь остаться живым, он подозвал к себе любимца своего, дежурного штаб-офицера подполковника Храповицкого, передал ему свою последнюю волю относительно семейства, простился с ним, стал между 1-ю и 2-ю колоннами и дал сигнал к приступу. Барабаны загремели "поход", и колонны двинулись беглым шагом, оглашая воздух ревущим грозным ура! В то же время гранаты и ядра посыпались на защитников Монмартра. Пораженные французы заколебались и быстро стали подыматься на гору. Русские в удивительном порядке и с беспримерным мужеством взбирались за ними и шли на смерть. Граф Ланжерон уверял, что в течение многолетней боевой своей службы и девятнадцати сделанных им походов он не видал ничего подобного, за исключением Измаильского приступа. Солдаты рвались на Монмартр друг перед другом; при перемене раненых стрелков нужно было силою удерживать порывавшихся на места их. Атака была столь стремительна, что французы успели выстрелить только два раза картечью и вывели у нас только несколько десятков храбрых. Нижняя батарея тотчас была схвачена. Видя ее во власти русских, неприятель сделал последний выстрел из всех орудий верхней батареи; огонь артиллерии и ружейная пальба из домов и укреплений не поколебали наступавших: ровно в десять минут все укрепления и батареи были взяты приступом. Французы, устрашенные грозным наступлением русских, побежали в беспорядке в Париж, преследуемые стрелками, и поспешили известить графа Ланжерона, что они прекращают военные действия. Восхищенный граф обнял Р. в виду войск. Император Александр тотчас велел поздравить его кавалером ордена св. Георгия 2-го кл., а Прусский король прислал ему орден Красного Орла 1-й ст. Таким образом, судьба предоставила Р. нанести в войне 1814 года последний удар Наполеону.

Через два с половиною месяца после взятия Парижа Р. выступил из пределов Франции и, прибыв в Россию, при новом расписании войск, получил в командование 13-ю пехотную дивизию в корпусе генерала Ермолова, принадлежавшем к Южной армии Бенигсена. С 26-го октября 1814 г. до 1-го января 1816 г. Р. исправлял должность Херсонского военного губернатора, за отсутствием герцога Ришелье. В то же время он командовал после Ермолова корпусом его, названным 6-м, а 9-го мая 1816 г. был назначен начальником Главного Штаба 2-й армии. 22-го февраля 1819 г. он был назначен командиром 7-го пехотного корпуса. — 23-го октября 1823 г. в присутствии Государя Р. производил маневры, которыми Государь остался очень доволен и, изъявив благодарность ему, вскоре за тем пожаловал его супругу кавалерственной дамой ордена св. Екатерины меньшего креста. Император Николай наградил Р. в день своего коронования, 22-го августа 1826 г., чином генерала от инфантерии, а 8-го ноября того же года он был назначен командиром 3-го пехотного корпуса, принадлежавшего к 1-й армии фельдмаршала Сакена.

В 1828 г. перед началом войны с Турцией 3-й пехотный корпус вошел в состав 2-й армии, и Р. приказано было спешить с ним к Дунаю, переправиться через эту реку и обратиться к крепостям Тульче, Исакче, Мачину, занять Бабадаг и посылать разъезды от Троянова Вала. В мае находившиеся под начальством Р. войска сосредоточились близ Измаила. Они состояли из трех пехотных дивизий генералов Засса, Ушакова, Бартоломея и Свечина, 3-й гусарской дивизии генерал-лейтенанта Ридигера, 11-ти пеших и двух конных рот артиллерии, двух пионерных батальонов и двух тысяч казаков, — всего 35000 человек пехоты и до 5000 конницы. По приближении к Дунаю, около Сатунова, где назначено было Р. произвести переправу, оказалось, что противоположный берега, занят турками. 27-го мая, ранним утром, войска Р., одушевляемые присутствием Императора Николая Павловича, двинулись к Дунайскому берегу по длинным гатям, устроенным через протоки и посреди камышей. Под прикрытием огня с флотилии и с береговой батареи, предварительно устроенной на левом берегу, бригада егерей начала переправляться на судах и, невзирая на сильную пальбу неприятелей, три роты 17-го егерского полка полковника Лаппы первыми ступили на берег. Выскочив из лодок, по пояс в воде, люди шли около версты болотом, держа ружья и сумы над головою. Достигнув луга, они начали тотчас строиться и, мужественно удержав стремительную атаку турецкой конницы, дали время выстроиться трем шедшим за ними батальонам. Переправа совершилась еще и в другом месте, под распоряжением генерала П. Д. Киселева. Охотники бросились вперед. Турки взорвали пороховой погреб, когда наши порвались в первый редут сквозь амбразуры, но егеря овладели батареею и устремились вперед, захватывая одно укрепление за другим. Р. переправился с 8-ю дивизией и окончательно выбил Турок из лагерей на возвышениях: они бежали к Исакче и Тульче. Таким образом, в несколько часов, днем совершена была достопамятная переправа, несмотря на упорное сопротивление неприятеля. Р. с 5-ю батальонами пехоты, с 6-ю орудиями и сотнею казаков немедленно двинулся к Исакче и обложил ее, а 30-го мая крепость эта сдалась. В тот же день был готов мост на Дунае, и остальные войска Р. переправились на правый берег. В продолжение июня взяты были крепости Мачин, Гирсово, Кюстенджи и Тульча. 28-го июня Р. с главною квартирой прибыл в Базарджик, занятый Ридигером. Затем авангард Ридигера занял Козлуджи и 5-го июля пришел туда и Р.; на другой день он выступил к Шумле и занял Енибазар; 8-го числа вся армия начала сближаться к Шумле. Три бригады 9-й пехотной дивизии с артиллерией составляли авангарды под начальством Р.; за ним шли другие войска. Неприятель занимал крепкую позицию в четырех верстах от Шумлы. Р. перешел через реку Буланлых; едва передовые наши войска остановились на другом берегу для прикрытия переправы прочих, — турецкие наездники напали на них, один подскакал к самому Р., который, распоряжаясь переходом войска, стоял подле пехотного батальона; наездник выстрелил в него из четырех пистолетов и из ружья, но все пять раздал промах. Вскоре первая линия уже шла на неприятельскую позицию — и турки, оказав сначала отчаянное сопротивление, обратились в бегство. Главнокомандующий Гуссейн-Паша воткнул в землю несколько знамен и свои бунчуки и тем остановил бегущих. Они обратили против нас огонь. Р. велел бросить несколько гранат в толпу, и тем окончательно обратил ее в бегство. Вечером того же дня заложили редут № 1-й, названный редутом Рудзевича. До 16-го июля построено было еще несколько редутов, и 16-го числа наши войска заняли возвышение у самой крепости. За все эти действия Р. были пожалованы алмазные знаки ордена св. Александра Невского. — Главной целью собранных вокруг Шумлы русских войск было удержать турецкую армию в бездействии и отнять у нее возможность посылать подкрепления к Варне и Силистрии. Корпус Р. и часть войск 7-го корпуса охраняли редуты, остальные войска подвинулись к Чифлику. 14-го августа ночью турки атаковали оба фланга нашей позиции. При шуме сильного ветра они незаметно подошли к редуту № 5, находившемуся очень близко к крепости, напали на него и истребили малочисленных его защитников, прежде нежели подоспела к нашим помощь. Турки выкатили из редута 6 орудий и начали стрелять из них вдоль линий русских войск. Конница их напала на следующий редут; в то же время другой конный отряд обходил наше левое крыло. Турок отбили повсюду, но редут № 5 они удерживали с ожесточением. Несколько раз Р. водил в атаку часть 15 и 16-го егерских и Тамбовского пехотного полков, и только по прибытии конно-артиллерийской батарей неприятель был вытеснен из оспариваемого редута. Спустя несколько времени часть наших войск отделилась от Шумлы, и корпус Р. один охранял там редуты, успешно отражая нападения на них. По взятии Варны, когда не было более надобности наблюдать неприступную Шумлу, а наступавшее позднее осеннее время не позволяло предпринимать дальнейших действий, корпусу Р. было приказано идти к Силистрии и прикрывать ее со стороны Шумлы. 2-го октября выступил он к месту своего назначения. Вследствие грязи от проливных дождей переходы были весьма затруднительны. Однажды Р. нужно было подниматься из долины на крутую гору. Лошади были очень изнурены и солдаты на себе вывозили орудия и полковые обозы. Турки в значительном числе напали на оставшихся в долине. Р., видя опасность, велел раздать людям все, что можно было нести, истребил часть обозов, не вывезенных из долины, и в порядке продолжал движение. От Силистрии выслали к нему несколько лошадей под артиллерию, и он скоро прибыл к этой крепости. Переправясь на левый берег Дуная, Р. расположил корпус свой на зимние квартиры в Валахии. Но здесь он вскоре умер — 23-го марта 1829 г.

Р. был женат на Марфе Евстафьевне Нотара, от которой имел 8 человек детей; дочь его Мария была (с 1830 г.) фрейлиною; один из сыновей был убит под Варною.

Рудзевич, одаренный от природы недюжинным умом и получивший хорошее образование, всего себя посвятил военному делу. На войне он являлся начальником самым распорядительным и не знавшим опасности; везде он проявлял хладнокровие, сметливость, верный взгляд на дело; в молодости он был исполнителем важных поручений, в годы мужества совершил ряд подвигов. Все это дает ему право занять видное место среди знаменитейших генералов своего времени.

Император Александр I-й и его сподвижники. Военная галерея Зимнего Дворца, А. И. Михайловского-Данилевского, т. 3-й, СПб. 1846; Н. К. Шильдер, Император Александр I-й, его жизнь и царствование, т. 4-й, СПб. 1898 г, стр. 102, 411, 414, 419, 470, примеч. 237; Энциклопедия военных и морских наук, ген.-лейт. Леера, т. 6, вып. 4, СПб. 1893 г., стр. 587; "Исторический Вестник" 1889 г., т. 38-й, окт., стр. 56—57, примеч., дек., стр. 688—693, историч. справка Н. Щербаня; Военно-Энциклопедический Лексикон, т. II, СПб. 1847 г., стр. 561—564; "Записки Имп. Одесского Общества истории и древностей", т. 10, Одесса. 1877 г., стр. 256; "Военный Сборник" 1874 г., т. 99-й, № 11, стр. 31—32, статья Н. Глиноецкого: Русский Генеральный Штаб в царствование Императора Александра I-го; Н. Глиноецкий, История Русск. Генер. Штаба, т. І, СПб. 1883, стр. 272—273, 274, 275, 408; Военная Галерея 1812 г., СПб. 1912 (с портретом); Отчет Имп. Публ. Библиотеки за 1907 г., СПб. 1914, стр. 111; Энциклопедич. Словарь Крайя, под ред. Старчевского; О. Шишкина, Заметки и воспоминания русской путешественницы, ч. II, СПб. 1848, стр. 246, 247, 255—258, 260, 264, 266—268, 282. "Русск. Стар." 1881, т. XXX, 1895, т. 83, 1896, т. 86; 1898, декабрь, 1900, pass.; И. Дебу, О Кавказской Линии, СПб. 1829, стр. 93; Г. Гераков, Продолжение путевых записок, СПб. 1830, стр. 58—59, 61.

И. Давидович.